Частично свободные. Мэтью Шааф: "Это не роль государства – говорить, что правда, а что неправда"

  • Инна Золотухина
  • Настя Рейн

Мэтью Шааф, директор офиса Freedom House в Украине, о дезинформации, свободе слова, журналистских стандартах и проблемах соцсетей

Мэтью Шааф отлично знаком с реалиями постсоветских стран — более десяти лет он занимался развитием проектов, направленных на становление гражданского общества сначала в Средней Азии, затем в России. С 2011 года Шааф занимается Украиной.

Как вы оцениваете подготовленный украинским Минкультом проект закона «О противодействии дезинформации и регулировании деятельности СМИ»?

— В этом документе много проблемных моментов, которые представляют опасность не только для СМИ и журналистов, но и для свободы выражения мнений в целом. Ведь законопроект в том числе касается людей, выражающих свою точку зрения и идеи в соцсетях.

Какие конкретно тезисы законопроекта, по-вашему, опасны?

— Во-первых, определение понятия «дезинформация» в этом документе прописано слишком широко. Также в перечне нарушений, за которые могут привлекать к ответственности, не только темы нацбезопасности и обороны, но и повседневной жизни и здоровья граждан. Зачем?

Во-вторых, многие определения в законе размыты. Это даёт прекрасную возможность выборочно применять закон к людям, не устраивающим чиновников по тем или иным причинам.

В-третьих, по сравнению с международными стандартами в законопроекте прописаны крайне суровые санкции: непомерные штрафы и даже тюремное заключение. Стоит ли говорить об институте уполномоченного по делам информации? Нас очень волнует именно этот пункт. В законопроекте пока не указана процедура назначения человека на данную должность, но очевидно, что этого чиновника будут утверждать государственные институции, то есть его решения могут быть политически мотивированы и он будет решать, является ли тот или иной пост в соцсетях или публикация (сюжет) в СМИ дезинформацией. В случае если блогер или СМИ откажутся давать опровержение данной информации, он сможет обратиться в суд, чтобы тот применил санкции. На мой взгляд, у уполномоченного слишком много прав. Кроме того, судебная система в Украине частично зависима от государства и коррумпирована. Согласно международным стандартам защиты прав человека и волеизъявления, решать спорные вопросы необходимо в суде. Но всё должно происходить в рамках здравого смысла.

Какова вероятность появления цензуры, если этот закон примут?

— Думаю, что если какая-то информация в законе будет запрещена, это может привести к цензуре.

А что вы думаете об инициативе Минкульта создать Ассоциацию профессиональных журналистов Украины?

— Этот момент нас тоже очень волнует. Совсем не потому, что Украине не нужны ассоциации или другие организации, объединяющие журналистов. Дело в том, что эту ассоциацию будет создавать государство, правила её работы определят законом, и государство же будет их регулировать, что недопустимо. Мировые стандарты требуют независимой регуляции журналистики и работы СМИ. По нашему мнению, эта система лучше всего работает, когда журналисты и СМИ объединяются и самостоятельно определяют свои стандарты.

Кроме того, создание такой организации приведёт к искусственному разделению журналистского сообщества. По сути, государство скажет: есть профессио­нальные журналисты (например, те, кто работает в СМИ больше трёх лет) и непрофессиональные. Да, журналистика — это профессия. Но сам факт, являешься ты профессиональным журналистом или нет, не зависит от того, где ты работаешь. Главное, чтобы ты соблюдал стандарты и этические принципы профессии. Поэтому после появления Ассоциации профессиональных журналистов права фрилансеров, блогеров и прочих журналистов будут ущемлены. Во-первых, тот, кто не является членом ассоциации, не получит национальную пресс-карту и аккредитацию для работы в госорганах. Соответственно, сложно будет полноценно работать. Во-вторых, в этом документе предусмотрено бесплатное предоставление государственной и правовой защиты лишь членам ассоциации, хотя журналистика — очень опасная профессия, и все без исключения журналисты должны быть защищены.

Законопроект также предусматривает, что Ассоциация профессиональных журналистов будет присваивать СМИ и блогерам индекс доверия.

— Очень важно, чтобы СМИ пользовались доверием потребителя. Но это не роль государства — говорить, что правда, а что неправда, чему доверять, а чему не доверять. Для этого существуют независимые международные организации, которые анализируют работу медиа и дают свои оценки.

Вы пытались донести свою точку зрения авторам законопроекта?

— В декабре я написал письмо замминистра культуры с предложением провести общественные слушания и внести изменения в концепцию данного законопроекта. Выступил с предложением устроить дискуссию как минимум за три месяца до вынесения проекта на рассмотрение в Верховную Раду. Предлагал провести эту дискуссию не только в столице, но и в регионах.

Вам ответили?

— Нет.

Знать в лицо. Министр Александр Бородянский — один из авторов скандального законопроекта о дезинформации

Засилье «джинсы»

Недавно Комитет по вопросам гуманитарной и информационной политики ВР презентовал проект ещё одного законопроекта — «О медиа». Он также предусматривает создание общественной организации, в которую должны войти представители всех зарегистрированных медиа при Нацсовете по вопросам телевидения и радиовещания. Она займётся разработкой этического кодекса для СМИ. Что вы об этом думаете, учитывая, что проявления несоблюдения журналистских стандартов действительно случаются?

— Я бы сказал, что стоит не ужесточать, а развивать механизмы защиты профессиональных стандартов, которые уже существуют. В Украине есть комиссия по журналистской этике, работает масса независимых организаций. Конечно, в украинских СМИ встречаются нарушения журналистской этики и стандартов, но подобные вещи бывают во всех странах, хотя такого массового распространения «джинсы» [оплаченные публикации, направленные на устранение конкурентов в бизнесе или политике, не маркированные пометкой «реклама»], как у вас, в других странах не наблюдается. Особенно много в украинских СМИ «джинсы» в канун выборов. Наверное, у этого есть экономические причины.

Согласно стандартам, СМИ должны поставлять обществу достоверную и проверенную информацию. Но в последнее время многие отечественные медиа распространяют слухи из популярных телеграм-каналов, не проверяя их. Выходит, что не СМИ диктуют повестку дня обществу, как это должно быть, а им её диктуют проплаченные политиками анонимы. Существует ли такая проблема в других странах?

— В Украине подобную практику я встречаю чаще, чем в других странах. В Западной Европе и США у СМИ должны быть очень весомые основания публиковать анонимную информацию. В противном случае они не станут этого делать. Ведь если мы не знаем источник информации, мы не можем быть уверенными в её качестве, не понимаем, зачем ею кто-то поделился.

Политики всё чаще используют соцсети в своих интересах. Это мировой тренд?

— Да. Социальные сети позволяют манипулировать мнением избирателей во время выборов, а также контролировать граждан, используя технологии для цифрового авторитаризма. Внутреннее вмешательство в выборы посредством использования онлайн-пространства зафиксировано в 26 из 30 стран, где состоялись выборы в 2019 году и проведены исследования Freedom House. Самой распространённой тактикой популистов и армии их онлайн-поклонников была дезинформация. Кроме того, правительства отдельных государств блокировали некоторые веб-сайты или полностью закрывали доступ в интернет.

Каково ваше мнение о ситуации в этом отношении в Украине?

— Здесь политические деятели стремятся манипулировать общественной дискуссией при помощи дезинформации и проплаченного контента. Тем не менее в вашей стране наблюдается поступательное улучшение уровня интернет-свободы, о чём свидетельствует наличие интернета в зоне конфликта на Донбассе. В то же время Украина продолжает блокировать многие веб-сайты, и очень сложно понять, какой контент блокируется и почему. Этот факт ещё больше поляризует общество, демонстрируя отсутствие ответственности за свои действия со стороны правительства и подрывая верховенство права в Украине.

Вы утверждаете, что борьба с распространением дезинформации в соцсетях актуальна для всего мира. Но каковы пути решения этого вопроса?

— Нужно признать, что интернет и соцсети изменили наш мир. Теперь информация (как и дезинформация) распространяется очень быстро, оказывая огромное влияние на людей. Заранее предсказать последствия этого никто не может. Один из выводов, который мы сделали в своём последнем исследовании «О свободе Сети», говорит о том, что будущее демократии зависит от того, каким образом мы справимся с проблемами и угрозами, исходящими от социальных медиа. Мы должны привести наше законодательство в соответствие с вызовами современности. Но это совершенно не означает, что необходимо отказаться от соблюдения прав человека, свободы волеизъявления и СМИ. Просто надо учесть новые реалии и создать новые подходы.

Какие?

— Никто точно не знает, что делать. Возможные подходы, которые мы часто поднимаем, включают образование пользователей Сети, чтобы они могли выявлять фейки; работу с платформами, чтобы те были задействованы в защите от дезинформации; усиление механизмов прозрачности рекламы в Сети и эфире.

С 1978 года FH исследует уровень политических прав и гражданских свобод в различных государствах. Кроме того, ваши эксперты делят страны на «свободные», «частично свободные» и «несвободные». К каким относится Украина?

— Да, мы готовим отчёты о соблюдении политических и гражданских прав. И, конечно же, учитываем уровень свободы СМИ, это очень важный элемент демократического общества. Согласно последним отчётам, Украина — «частично свободное» государство. Но если мы сравним Украину с другими постсоветскими странами, то увидим, что большинство из них, согласно нашей методологии,  «несвободные». В этом смысле ситуация в Украине напоминает ситуацию в Молдове. В Украине есть независимые издания, телеканалы, они могут работать. В то же время в России, к примеру, установлена государственная цензура, независимых СМИ там очень мало.

"На Западе журналистов называют искателями истины. Они контролируют не только власть, но и коммерческие и некоммерческие предприятия, негосударственные организации. Именно поэтому государство и не имеет права контролировать СМИ"

В чём, по-вашему, состоит роль СМИ и журналистов в обществе и почему важно, чтобы их права соблюдались?

— Журналисты должны информировать, собирать, анализировать факты и объяснять, что происходит. Кроме того, их долг — доступно рассказывать людям о том, как социальные, политические и экономические процессы влияют на жизнь общества и государства. Я бы сказал, что в демократическом мире журналисты выполняют функцию искателей истины. В этом их главная задача. Особенно это касается журналистов-расследователей. Их роль сложно переоценить. В Западной Европе и США журналисты контролируют не только власть. В зоне их пристального внимания находятся коммерческие и некоммерческие предприятия, негосударственные организации. Именно потому государство не имеет права контролировать СМИ.

Чем, на ваш взгляд, украинская журналистика отличается от американской и европейской?

— В Украине много хороших и профессиональных журналистов, но ваше журналистское сообщество намного слабее аналогичных сообществ в США и Западной Европе. Здесь нет единства и солидарности, которые крайне необходимы для нормальной работы журналистов. В результате вы не можете защитить свои права. Многие журналисты в Украине не раз подвергались преследованиям. Кому-то угрожали, а кого-то убили [Георгий Гонгадзе, Павел Шеремет и др.]. В то же время в развитых странах журналистская солидарность — мощное оружие, позволяющее журналистам защищать себя и свои права. Конечно, в вашей стране есть Союз журналистов Украины и его региональные отделения, а также некоторые медийные организации. Но ни одна из этих структур не представляет интересы всех журналистов и не решает накопившихся проблем. Я не говорю, что нужно только одно объединение журналистов. Я говорю, что в данный момент отсутствуют необходимая солидарность и мобилизация для защиты журналистики и журналистов от угроз.

Возможно, ключевая причина отсутствия журналистской солидарности в том, что большинство наших медиа принадлежат олигархам и политикам?

— Это одна из весомых причин. Олигархи существенно ослабляют позиции журналистов. Если редакция СМИ не является независимой, журналистам очень сложно соблюдать стандарты и этику. Тем более что трудовые права журналистов в Украине практически не защищены, а редакции часто не выполняют своих  обязательств (в том числе и по оплате труда) по отношению к журналистам.

А кто владеет СМИ в Америке и Западной Европе?

— Там медиа способны быть коммерческим бизнесом и зарабатывать самостоятельно. Есть бизнесмены, получающие прибыль в других сферах и вкладывающие деньги в СМИ. Например, это касается газеты The Washington Post. Кроме того, много некоммерческих СМИ, которые работают благодаря грантам и пожертвованиям, а также получают небольшую (до 20%) финансовую поддержку от государства. Проще говоря, существуют разные варианты финансирования СМИ, но неприемлемо, чтобы олигархи или политики оказывали непосредственное влияние на их деятельность. Даже если у медиа есть финансовые отношения с крупным бизнесом, интересы последнего, как правило, не должны влиять на редакционную политику.

О том, чем грозят свободе слова в Украине новые законопроекты от власти, читайте в статье: Борьба с дезинформацией или цензура. Как власть пытается ограничить свободу слова в Украине

О том, что думает об ужесточении правил для журналисчтов заместитель главы комитета ВР по вопросам гуманитарной и информационной политики Никита Потураев, читайте в статье: Правила для информации. Никита Потураев: "Нам не важно, кто пишет тексты. Важно, кто деньги дает"