Книга о китайских методах воспитания детей вызвала скандал в США

Вышедшая в США книга "Военный гимн матери-тигрицы" о жестоких методах воспитания детей в китайских семьях вызвала бурю возмущения у американцев. Автор книги считает, что западная система воспитания себя изжила

"Если ребенок не может всегда быть первым в школьном театре или на музыкальных занятиях, то пусть лучше вообще не берется за актерство и не подходит к скрипке или фортепиано. Скажете, жестоко? Зато моя старшая дочь София уже выступала на сцене "Карнеги-холл". А ваши дети, скорее всего, нет", – с гордостью пишет Чуа.

"Мать-тигрица" в пух и прах раскритиковала западный подход к воспитанию детей, в котором главное – это уважение индивидуальности ребенка и отказ от физических наказаний. Такие методы, по мнению Чуа, превращают детей в "тупой безынициативный планктон". Статью "Почему китайские матери лучше?" в американском издании The Wall Street Journal перед появлением книги в магазинах прочитали более миллиона человек, 7000 оставили свои комментарии. Многие из них назвали Чуа монстром, которая издевается над собственными детьми и компенсирует за их счет собственные жизненные промахи. Впрочем, саму "мать-тигрицу" язык не поворачивается назвать неудачницей. 48-летняя Чуа, получившая образование в Гарварде, сегодня является профессором Йельского университета, где преподает право. Она уверена, что всем, чего достигла, она обязана родителям – в свое время они воспринимали оценку дочери ниже "отлично" или второе место на конкурсе по истории как позор для всей семьи. Такой же подход Чуа теперь применяет и к своим детям, хотя соглашается с тем, что главное для родителей – это любовь и понимание.

"Думаю, надо помочь ребенку стать первым, ведь сам он о своих возможностях и не подозревает, – отмечает Чуа. – Так что надо говорить: "Я в тебя верю и хочу, чтобы ты был лучшим, пусть ты меня за это возненавидишь, но сдаться я тебе не дам". Когда одна из ее девочек получила на конкурсе по математике второе место, проиграв кореянке, Чуа заставила дочь всю ночь решать задачки. Критика таких жестоких мер ее не смущает.

Воспитание злости

"Если быть честной, я знаю, что многие родители в Азии шокированы тем, как воспитывают детей на Западе, – призналась Чуа в одном из интервью. – Они удивляются, почему на Западе детям позволяют попусту тратить так много времени на Facebook или на компьютерные игры, ведь это совершенно не помогает подготовиться к будущему. А ведь мир вокруг очень жесток". Зато азиатские дети встречают будущее во всеоружии, считает Чуа. Лишнее доказательство тому – призовые места на всевозможных конкурсах и соревнованиях – и в точных науках, и в искусстве. А вот их неконкурентоспособные сверстники с Запада все чаще оказываются в хвосте. Несмотря на то, что азиатский подход к воспитанию детей большинство воспринимает как изуверство, с растущей ролью таких стран, как Китай или Южная Корея, спорить не берется никто. Неудивительно, что книга Чуа вызвала не только шквал критики, но и породила множество споров: будут ли способны западные дети через пару десятков лет противостоять напору взращенных "матерями-тигрицами" азиатских "тигрят". Все чаще вчерашние школьники отправляются штурмовать университеты США, России и Европы, показывая чудеса самодисциплины, старания и усидчивости.

Гвозди бы делать из этих детей

Жестокое воспитание в азиатских странах применяется повсеместно. Утро китайского школьника, к примеру, начинается в 5 утра. До 7.00 он уже успевает не только сделать зарядку, но и позаниматься. Уроки начинаются в 7.30. Перед началом занятий дети наизусть читают стишок: "Мы – утреннее солнце, мы – бурная река, мы поливаем цветы надежд будущего своим потом, мы обеспечим улыбкой родителей, мы уверены, что после соответствующего труда добьемся успехов и в июне поступим в университет". Занятия продолжаются до половины седьмого вечера с небольшим перерывом на обед. Дети зубрят огромные тексты, все время пишут конспекты и много читают. Те, кто учится в выпускных классах, не позволяют себе отдохнуть даже вечером, ведь в больших городах конкурс в вузах может доходить до 200–300 человек на место. Так что после дополнительных занятий в подготовительных институтах школьники корпят над учебниками дома и, как правило, ложатся спать не раньше двух часов ночи. Выходные и праздники маленьких трудоголиков мало чем отличаются от будней. Благодаря такому графику азиатские школьники всегда получают самые высокие оценки международных рейтингов. А лидируют среди них, согласно данным Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся, южнокорейские ученики. Вся их жизнь проходит в терпеливой и кропотливой подготовке к вступлению в топ-университет. "Когда ты получаешь "двойку", то думаешь о смерти", – говорит один из вчерашних южнокорейских школьников, несколько лет назад организовавший акции протеста, борясь за более модернизированную систему воспитания. Но реформы в стране не приветствуются. Когда одна из местных школ предложила ученикам более гибкую летнюю программу, в которой отводилось немало места спортивным занятиям и отдыху, родители потребовали сократить свободные часы и добавить детям занятия по выходным и вечерам.

Далеко не все выдерживают такое многолетнее напряжение. Совместное исследование Британского центра развития и здоровья и Университета провинции Чжецзян показало, что дети находятся в состоянии стресса и очень боятся учителей. "Три четверти из них часто подвергаются физическим наказаниям со стороны родителей. Одна треть детей признались, что, по меньшей мере, раз в неделю они испытывают головные боли и боли в животе. Эти данные намного превышают международные нормы", – рассказала о результатах исследования профессор лондонского университета Тереза Хескес, возглавлявшая проект.

После выхода книги Эми Чуа многие американцы кинулись защищать западную систему воспитания. Многие в ответ заявляли: да, мой ребенок не музицирует в "Карнеги-холл", зато у него куча друзей и он не страдает от депрессии. К тому же навыки и привычки, прививаемые азиатскими родителями, скорее отгораживают их детей от жизни, ведь коллектив для них – это скорее агрессивная среда, в которой они привыкли бороться и побеждать.

"А как же способность доверять людям, читать интонации и настроение? – пишет колумнист The New York Times Дэвид Брукс. – Этому можно научиться только на собственном опыте. А Чуа заставляет своих детей нестись из школы домой, чтобы снова сесть за уроки. А где же они научатся общаться с людьми? Хотелось бы, чтобы она поняла: в школьном кафе иной раз приходится чаще пользоваться собственной головой, чем в библиотеке".

Методом кнута

Эми Чуа поделилась с американцами секретами воспитания своих дочерей

"Ты не можешь оставаться дома, если не слушаешься маму! – решительно произнесла я. – Ты будешь хорошей девочкой или пойдешь за дверь?" Лулу распахнула дверь и вызывающе посмотрела на меня. (…) Мне стало не по себе. На Лулу был только свитер, короткая юбочка и колготки. "Не делай глупостей, детка, – сказала я, – ты замерзнешь и заболеешь!" Зубы Лулу стучали от холода, но она лишь качала головой. Я поняла, что недооценила собственного ребенка. Она скорее замерзнет насмерть, чем сдастся. Мне пришлось срочно менять курс и всеми правдами и неправдами заманивать дочку в дом. Через некоторое время Лулу уже лежала в теплой ванне и пила горячий шоколад с зефиром. Но и Лулу недооценила меня. Я заново вооружилась и наметила новую линию фронта. И она не была к этому готова".

"Дочерям было семь и четыре года, когда муж забыл о моем дне рождения. В последнюю минуту мы решили поехать в итальянский ресторан. Супруг сказал: "У девочек есть для тебя маленький сюрприз". И моя дочь Лулу вытащила открытку – кусок картона с нарисованным улыбающимся лицом. Я посмотрела на него и сказала: "Это недостаточно хорошо сделано. Я хотела бы, чтобы ты потратила на эту открытку немного больше времени". Все вокруг не могли поверить, что я отвергла открытку. Но и я, и она знали, что она сделала ее за каких-то пару секунд".

Яна Седова, Фокус