Папа не против. Как Ватикан смирился с теорией Большого взрыва

Фото: AP
Фото: AP

Теория Большого взрыва? Эволюция живых существ? Да ради Бога. В то время как наука открывает что-то новое о человеке и космосе, вера показывает, что действительно хорошо для человека и в каком русле человечеству стоит двигаться, говорят в Ватикане 

Мировые СМИ облетела сенсация: католическая церковь в лице папы Франциска признала современные основополагающие научные теории. 28 октября, выступая в Папской академии наук в Ватикане, Франциск, как сейчас модно говорить, порвал аудиторию.

"Когда мы читаем о сотворении мира в Книге Бытия, мы рискуем представить себе Бога как мага с волшебной палочкой, который способен сделать все что угодно. Но это не так. Он создал человеческие существа и позволил им развиваться по внутренним законам, чтобы они могли достигнуть совершенства".

Чарльз Дарвин на том свете прослезился.

"Теория Большого взрыва, с помощью которой сегодня мы объясняем происхождение мира, не опровергает вмешательство Творца, но, напротив, нуждается в нем".

Стивен Хокинг, физик-теоретик, атеист и автор бестселлера "Краткая история времени", наверняка пожал плечами. В его Вселенной для Бога нет ни места, ни, главное, времени, которое возникает вместе с ней.

Народ попроще оживился: церковь мирится с наукой.

Понтифик-суперстар

Ватикан давно воспринимается внешним миром как источник "прикольных" новостей, а глава Святого престола входит в число мировых знаменитостей, чьи фото и заявления не сходят с первых полос. Папа скромен? О"кей, вот вам несколько глянцевых разворотов о папиной скромности.

Ватикан не подводит и регулярно поставляет яркие фигуры и истории для массмедиа. Здесь и "улыбающийся папа" Иоанн Павел I, который побыл главой Католической церкви всего 33 дня, а затем скоропостижно умер, породив теории заговоров. Иоанн Павел II, первый папа-славянин, пережил покушение и поспособствовал краху коммунистической системы. Бенедикт XVI, "Моцарт богословия", ошарашил всех добровольным отречением. Нынешний, Франциск, первый в истории папа из-за океана, поражает простотой, чувством юмора и смирением, не брезгуя мыть ноги мирянам-заключенным.

От церкви ждут чудес, и в заявлениях понтификов их тоже пытаются высмотреть. Таким чудом для публики и стали слова папы Франциска о современных научных теориях. Ведь, казалось бы, что может быть дальше друг от друга, чем наука и церковь. А папа-смельчак нарушил традицию. Церковь против традиции — разве не сенсация?

Костер для упрямых

Если вы попросите даже не самого прилежного старшеклассника назвать ученых, пострадавших от католической церкви, наверняка услышите в ответ три имени: Коперник, Бруно и Галилей. Вопиющие случаи.

Так вот, Николай Коперник умер в 1543 году в возрасте 70 лет. В этом же году увидел свет его труд "О вращении небесных тел", где ученый впервые ставит Солнце в центр Вселенной. До сих пор спорят, удалось ли Копернику подержать в руках свою книгу, вышедшую, кстати, с посвящением папе Павлу III. При жизни Коперник активно делился своими взглядами, и никакого вреда это ему не причинило. Только в 1616 году революционная работа попала в список запрещенных книг, да и то лишь на четыре года.

"Для того чтобы поджечь запал и запустить Вселенную, не обязательно нужен Бог", — считает автор теории Большого взрыва Стивен Хокинг

С Джордано Бруно действительно вышло нехорошо: в 1600 году его сожгли на площади в Риме. Но точно не как ученого, а как нераскаявшегося еретика. Бруно позволял себе утверждать, что Бог не является личностью, а растворен в творении. Насмехался над непорочным зачатием и считал Христовы чудеса фокусами. Ну, знаете ли. Восемь лет после ареста его уговаривали отречься от этих глупостей — ни в какую. Джордано Бруно до сих пор не реабилитирован церковью, хотя памятник на месте казни стоит с XIX века.

А Галилео Галилей стал эталонным примером церковных гонений. В каком-то смысле он ответил за Коперника, чья работа произвела на него должное впечатление.

Не то чтобы она не вертится

На момент неприятностей с церковью у Галилея были самые высокие связи: сам папа Урбан VIII числился его личным другом. Помогло это или навредило — большой вопрос. Ученый с разрешения цензуры издал книгу, где в форме диалога обсуждаются преимущества и недостатки систем Птолемея и Коперника. Позиции сторонника геоцентрических взглядов отстаивает Симпличио, "простак", выглядящий при этом глупцом. Считается, что папа увидел здесь карикатуру на себя и оскорбился.

В 1633 году святая инквизиция взяла ученого в оборот. В заключении он пробыл 18 дней, не стал настаивать на своем и покаялся: "От чистого сердца и с непритворной верою отрекаюсь, проклинаю, возненавидев вышеуказанную ересь".

Собственно, претензии к Галилею были специфические. Кардинал Роберто Беллармин, главный обвинитель на процессе Джордано Бруно, а потом "работавший" с Галилеем в качестве главы святой инквизиции, так сформулировал свою позицию: "Когда утверждают, что в предположении, будто Земля движется и Солнце стоит неподвижно, все наблюдаемые явления объясняются лучше, чем при геоцентрической системе Птолемея, то это прекрасно сказано и не заключает в себе никакой опасности; а этого и достаточно для математики; но когда начинают говорить, что Солнце в действительности стоит в центре мира… и что Земля с большой скоростью вращается вокруг Солнца, то это вещь очень опасная, она вредит святой вере, поскольку из нее вытекает ложность Святого Писания".

В этом и состояла цензура: всю математическую часть, вполне гелиоцентрическую, там оставили, а выводы об устройстве Вселенной убрали. Не из вредности, а чтобы не ставить Святое Писание в неудобное положение. Может, поэтому Галилей и не стал упираться. И слов "а все-таки она вертится!" не произносил, их ему приписали век спустя ради пущего пафоса.

Месть Галилея

И хотя Галилей избежал сурового наказания, для потомков он стал символом борьбы с религиозным мракобесием. Именно поэтому слова папы Франциска сегодня воспринимаются с удивлением: теория Большого взрыва будет посложнее системы Коперника.

Чтобы избежать страшной смерти, Джордано Бруно было достаточно отречься от ереси. Он отказался: "Я умираю мучеником добровольно и знаю, что моя душа с последним вздохом вознесется в рай"

Чем дольше церковь тянула с признанием своих ошибок, тем более странно выглядела в мире, где священники утратили монополию на истину. Лишь в 1979 году Иоанн Павел II на сессии Папской академии наук призвал признать ошибки в деле Галилея, если они имели место. Затем создали специальную комиссию, изучившую архивы Святого престола и опубликовавшую некоторые документы процесса. И только в 1992 году, на 320-летие Галилея, председатель Папских советов по культуре и диалогу с неверующими кардинал Поль Пупар заявил: "Осудив Галилея, Священная канцелярия действовала искренне, опасаясь, что признание революции Коперника сулит угрозу католической традиции. Но то была ошибка. И необходимо честно ее признать".

Нужно ли говорить, что каждое сообщение СМИ о том, что Ватикан вот-вот оправдает и вот, наконец, оправдал Галилея, вызывали в секуляризованном обществе усмешки и еще больше убеждали в том, что церковь — враг науки. Галилео Галилей с отсрочкой отомстил за то, что когда-то пришлось стать на колени и отречься.

Что бы мы без них делали

На самом деле эти упреки несправедливы. Церковь не только виновна, но и заслуженна. Сейчас считается неоспоримой истиной, что основы научного прогресса западной цивилизации были заложены именно католической церковью.

Монастыри сохранили письменное наследие Европы, университеты поставили передачу знания на поток. Схоласты, поясняющие Священное Писание, заложили основы научного спора и скрупулезного поиска истины. Папа Иннокентий IV назвал университеты реками учености, чьи воды удобряют почву единой церкви, папа Александр IV — светильниками, сияющими в доме Господнем. Роберт Сорбоннский считал познанным лишь то, что "пережевано зубами диспутантов".

Вот как историк Джонатан Райт описывает научные успехи иезуитов, достигнутые к XVIII веку: "Они внесли свой вклад в изобретение часов с маятником, пантографа, барометра, рефракционного телескопа и микроскопа, успешно занимались оптикой, магнетизмом и электричеством. Они открыли полосы Юпитера, туманность Андромеды и кольца Сатурна. Создали теорию крово­обращения. Теоретически обосновали возможность полета, объяснили влияние Луны на приливы и выдвинули теорию волновой природы света. Звездные карты Южного полушария, символическая логика, дамбы на реках По и Адидже, введение знаков плюса и минуса в итальянскую математику…".

Иоанн Павел II: "Дело Галилея долгое время служило символом отказа церкви от научного прогресса... Это болезненное недоразумение отныне ушло в прошлое"

Священник Николаус Стено заложил основы геологии. Отец Руджер Бошкович изложил атомистическую теорию на сто лет раньше появления современной теории атома. Отец Джеймс Макелуэйн считается самым выдающимся сейсмологом. Работы аббата Жоржа Леметра по теории расширяющейся Вселенной предварили теорию Большого взрыва. Можно перечислять еще и еще. Но стоило церкви сделать осечку на Галилее, как репутация оказалась на века испорченной.

Крестить Чужого

Церковь никогда не была чужда науке, и папа Франциск тут не революционер. Теорию эволюции как гипотезу публично допускал папа Пий XII, возглавлявший церковь с 1939-го по 1958 год, а затем и Иоанн Павел II. Познание сотворенного мира и его закономерностей — святое. Ватикан на этом пути не боится сложностей. Его ведущий астроном Гай Консольманьо заверил, что даже идея внеземной жизни не пугает церковь. А если инопланетянин попросит, он его готов и крестить — все тварь божия.

При этом никакой вседозволенности, извините. В 2008 году Ватикан официально высказался на темы биоэтики. Так вот, человек "не сводится к скоплению клеток", по мнению церкви, и его жизнь "необходимо уважать с самых ранних стадий развития". А потому — никакого искусственного оплодотворения, в процессе которого уничтожают лишних зародышей. Забыть про медикаментозные аборты и внутриматочные спирали, которые не позволяют оплодотворенному яйцу прикрепиться к стенкам матки. Никакого клонирования, само собой.

"Вера не вступает в конфликт с наукой, а, напротив, сотрудничает с ней. В то время как наука открывает что-то новое о человеке и космосе, вера показывает, что действительно хорошо для человека и в каком русле человечеству стоит двигаться", — ласково разъяснил тогдашний папа Бенедикт XVI.

А человечество привычно выслушивает пап и делает по-своему.