Дети войны. Как родителям уберечь психику ребенка от стрессов военного времени

Фото: zlshymn.livejournal.com
Фото: zlshymn.livejournal.com

Психолог Елена Рыхальская рассказала Фокусу о том как помочь детям справиться со страхами, связанными с тем, что вокруг война

Они живут далеко от линии фронта, не слышат выстрелов, не видят взрывов. Не страдают от нехватки питьевой воды, базовых продуктов питания и средств личной гигиены. Родители живы, крыша над головой есть, одежда выстирана, игрушки куплены. Они как прежде ходят в школы и детские сады, балуются и задают смешные вопросы. Стоит ли беспокоиться, что сотрясающие страну катаклизмы отпечатаются в их сознании. Психотерапевт, кандидат психологических наук Елена Рыхальская говорит: "Да!". Фокус поинтересовался ее мнением о том, каким образом война вмешивается в жизнь детей, живущих на мирных территориях, и что могут сделать родители для сохранения психического здоровья своих чад.

Американские психологи много пишут о том, что во время войны дети взрослеют слишком быстро и родители не успевают на это реагировать. Замечали ли вы нечто подобное в современной Украине?

— Такие вещи происходят в ситуации резкого изменения условий жизни. Взросление определяется мерой ответственности, которая возложена на ребенка. Когда обстоятельства требуют от него большего, меняться приходится быстрее, но это само по себе не страшно. В конце концов и в мирное время всегда есть рано взрослеющие дети. Сейчас важнее то, какие модели поведения и способы эмоциональных реакций они возьмут с собой в эту новую взрослую жизнь. И здесь уже возникают серьезные проблемы.

Первая из них — тревожность. Ее сейчас транслируют отовсюду, ею заполнены телеэфир и интернет, она звучит в голосах людей и сквозит в их поступках, общество тревожно в целом. Дети не просто улавливают чужую тревожность, а зачастую сами ею заражаются. Хуже всего, когда трансляторами тревожности становятся родители — люди, которые должны привносить в жизнь ребенка ощущение защищенности. Они его единственная опора, поэтому если они не выглядят уравновешенными и уверенными в завтрашнем дне, это может быть действительно травматично для детского восприятия.

Чем это грозит?

— Строго говоря, существуют два вида тревожности: ситуативная и личностная. Ситуативная — нормальное явление. Она возникает в связи с определенными обстоятельствами и исчезает вместе с ними. Личностная фоном проходит через всю жизнь, потому что присутствует всегда, вне зависимости от ситуации. Так вот, тревожность родителей вполне может быть ситуативной, а у ребенка, психика которого еще только формируется, зафиксируется как личностная.

Понятно, что будут исключения, но в целом подрастающему поколению придется иметь дело с двумя неприятными тенденциями: дети с сильной психикой вырастут гиперагрессивными, дети со слабой психикой станут инфантильными людьми. Первые научатся вытеснять тревожность с помощью агрессии, эмоциональной и физической, вторые будут пребывать в ней постоянно. Личностно тревожный человек менее уверен в себе, склонен к пессимизму и депрессии. Он не способен принимать решения, потому что вечно колеблется и никогда ни за что не станет бороться. Лидерство и новаторство в его жизни исключены. Что касается гиперагрессивных людей — это другая крайность. Они идут по головам, никого и ничего не жалеют. Берут все, что хотят, не задумываясь о причиненной кому-то боли. Это жесткие манипуляторы, циники и даже преступники.

"Глупо беспокоится о том, что ребенок якобы будет оторван от реальности. Он обязательно получит свою дозу информации о трагедии нынешней войны, ваша задача — не добавлять негатива к тому, что транслирует социум"


Елена Рыхальская
о единственном способе защитить психику ребенка
Елена Рыхальская о единственном способе защитить психику ребенка

Людей, выросших во время Второй мировой войны, нельзя назвать ни гиперагрессивными, ни инфантильными.

— Тогда в обществе царила другая атмосфера. Жены провожали мужей на фронт со слезами гордости на глазах, был единый порыв: "За родину, за Сталина". Страна была едина в этой борьбе, а общество не было расколото. Не было ситуации, когда одни пропагандируют патриотические идеи, другие ужасаются от того, что еще вчера "братские народы" сегодня убивают друг друга, а третьи вслух называют главу государства предателем и говорят, что генералы давно "слили" всех солдат. К тому же утверждение об отсутствии психически покалеченных людей в послевоенном поколении может оказаться ложным. Статистика, по которой мы могли бы сейчас судить о количестве психических травм, не велась.

Дети, не видя войны и не понимая нюансов политических перипетий, улавливают витающие в воздухе тревожные настроения. А уж касательно настроения членов семьи — их вообще не проведешь. Если родители мечутся, не знают, что делать, они автоматически перестают быть символами защищенности. И ребенок оказывается наедине со своими страхами потери близких, сурового будущего и смерти.

Тревожность — единственная общая проблема поколения войны?

— Их много. Фиксированные страхи, например. Изначально речь идет о боязни чего-то конкретного: завтра начнут бомбить, не будет еды, кого-то убьют. Потом страх фиксируется и сохраняется, даже когда опасность исчезнет. Он меняет направленность и переносится на другие сферы жизни. Фиксированный страх становится тормозом по жизни и мешает добиться успеха. Усилия тратятся не на то, чтобы достичь самореализации, а на то, чтобы обойти какую-то боязнь. Типичная и очень травматичная вещь — страх потери близких. Год назад ко мне обратились родители ребенка, который неожиданно стал заикаться. Оказалось, что когда папа и мама вместе отправлялись на Майдан, сына оставляли с бабушкой — та включала телевизор и громко комментировала происходящее, повторяя, что там очень опасно и их могут убить. Мы "удалили" бабушку и установили в семье новое правило, если папа идет на Майдан, мама должна остаться с сыном, и наоборот.

Следует ли избегать разговоров о войне?

— Если ребенок задает вопросы, нужно ответить прямо, но не вдаваясь в пугающие подробности. Ключевой месседж в таких беседах "Ты защищен, мы всегда с тобой". Принципиальный момент в том, что это нужно транслировать с уверенностью. Попытки обмануть ребенка ни к чему хорошему не приведут. Он лучше взрослого считывает эмоциональные состояния, он слышит то, о чем вы говорите на кухне или по телефону. И даже если вы тихонько плачете на кухне, будьте уверены: он тоже в курсе. Актерствовать бесполезно, нужно по-настоящему взять себя в руки и не предаваться панике, что бы ни происходило.

Единственный способ защитить психику ребенка — создать вокруг него особое пространство, где нет тревожности. Глупо беспокоится о том, что он якобы будет оторван от реальности. Ребенок обязательно получит свою дозу информации о трагедии нынешней войны, ваша задача — не добавлять негатива к тому, что транслирует социум.