"Грады" убивают всех, независимо от того, во что верит их жертва, – глава УГКЦ Святослав Шевчук

2016-02-25 09:30:00

5938 0
"Грады" убивают всех, независимо от того, во что верит их жертва, – глава УГКЦ Святослав Шевчук

Фото: Александр Чекменёв

Глава Украинской греко-католической церкви Святослав Шевчук рассказал Фокусу о единстве церквей, войне в Донбассе и борьбе с коррупцией

У Святослава Шевчука, наверное, самая необычная резиденция среди всех глав украинских церквей. Он живёт в недостроенном административном здании при патриаршем соборе Воскресения Христового в Киеве. Каждый день поднимается на третий этаж по лестнице с перилами из арматуры, стараясь не касаться нештукатуреных стен. Сразу после начала украинско-российской войны предстоятель Украинской греко-католической церкви распорядился прекратить строительство большого храмового комплекса на Левом берегу Киева. В общении Шевчук также отличается от традиционно суровых глав православных церквей, пытаясь максимально соответствовать словам Христа, обращённым к верующим: "Вы — свет миру". Святослав улыбчив, доброжелателен, искренен. Всё время нашего разговора за нами наблюдает третий молчаливый собеседник — Богородица с копии чудотворной иконы, хранящейся в родном городе Шевчука — Стрые Львовской области.

Объединение церквей: без политики и патриотизма

В последнее время много разговоров о возможности объединения украинских церквей. Каким вы его видите?

— Если мы будем исходить из духовной основы вопроса, мы обязательно найдём ответ на него. В то же время, если вопрос единства церквей будет решаться исходя из политических или даже патриотических моментов, мы его решить не сможем. Недавно мы опубликовали так называемую Экуменическую концепцию УГКЦ. Наше предложение состоит в том, чтобы искать не столько ту или иную схему или модель объединённой церкви, сколько сопричастия, духовной близости. И тогда вопрос церковных юрисдикций, принадлежности храмов или даже подчинения тем или иным религиозным центрам отойдёт на второй план, где ему и следует быть.

Принцип понятен, но как это будет происходить на практике? Вот скажите, к примеру, обмениваются ли патриархи украинских церквей рождественскими поздравлениями?

"Для украинского общества очень важно не нагружать вопрос празднования Рождества политическими мотивами"

— Нельзя говорить о единстве церквей, если между её главами нет личного общения. Поэтому я поздравляю с главными христианскими праздниками глав различных христианских конфессий в Украине. Не всегда я получаю ответы, но всегда делаю это. Более того, синод наших епископов ежегодно отправляет письма от всего нашего епископата всем главам православных церквей. Мы стараемся поддерживать общение друг с другом и надеемся, что оно станет основой для углубления нашего диалога. Главы церквей встречаются, молятся вместе. К примеру, мы вместе молимся за жертв Голодомора. Представители Московского патриархата также всегда присутствуют на таких встречах.

Тем не менее нельзя сказать, что за годы  независимости украинские церкви стали ближе друг к другу. Почему?

— Из-за так называемого церковного эксклюзивизма. Главы церквей часто считают: единственно правильная моя церковь, а все остальные обречены. Очень часто при таком мировоззрении объединение церквей видится фактически как присоединение. Мол, если хотите единства, придите с покаянием к нам, присоединившись к нашей структуре. Экуменическая концепция УГКЦ в корне иная. Мы пытаемся оценить духовное богатство, духовный опыт и опыт богообщения всех церквей — наследниц Владимирского крещения, и, уважая их, строить с ними отношения. В своё время мой предшественник блаженнейший Любомир Гузар говорил, что тот, кто будет уметь лучше всех любить ближнего, по праву может стать лидером в объединительном процессе украинских христиан. Мы хотим идти именно таким путём.

Недавно вы заявили о возможности совместного празднования всеми украинскими христианами Рождества по григорианскому календарю 25 декабря. Насколько это реально?

— Я внимательно слежу за общественной дискуссией по этому поводу и рад, что этот вопрос подымают. Но, к сожалению, спорят в основном о дате, полностью забывая о значении самого Рождества. Мы ведь точно не знаем, когда родился Христос. Дата 25 декабря изначально была связана с астрономическими (зимним солнцестоянием. — Фокус), а не духовными явлениями. Поэтому я бы акцентировал внимание не на дате. Цель духовной жизни человека — единение с Богом. Суть Рождества в этом: Бог стал человеком, чтобы показать нам, каким путём достичь этой цели. А раз так, дата празднования Рождества, какой бы она ни была, должна не творить новых расколов и конфликтов, а объединять. Поэтому, если все христиане Украины будут за то, чтобы праздновать Рождество 25 декабря, наша церковь с радостью присоединится. Также для украинского общества очень важно не нагружать вопрос празднования Рождества политическими мотивами, нивелирующими духовный смысл поиска единства. Если и православные, и католики в первую очередь, будут искать единения в Боге, вопрос даты решится сам собой.

"Нужно искать не столько ту или иную схему или модель объединённой церкви, сколько сопричастия, духовной близости. И тогда вопрос церковных юрисдикций, принадлежности храмов и т. д. решится сам собой"

 

Святослав Шевчук

о единстве церквей

Строители мира

Война в Донбассе — это кара Божья или испытание?

— Ответ на этот вопрос каждый из нас должен искать в молитве. У меня есть своя гипотеза, не претендующая на безошибочность. Война — самая бессмысленная вещь в жизни человека. Объяснить или оправдать её почти невозможно. В Средние века в богословии существовало понятие справедливой и несправедливой войны. Сегодня в католическом богословии о таком уже не говорят. "Грады" убивают всех, независимо от того, во что верит та или иная жертва и в какую церковь ходит. Я думаю, пришло время говорить не о справедливой войне, а о справедливом мире. Каждый украинец должен ежедневно спрашивать себя: что лично я могу сделать для того, чтобы в Украине воцарился справедливый мир.

Почему Бог допустил потерю Крыма, войну в Донбассе и гибель тысяч украинских патриотов?

— Как-то во время встречи с молодёжью меня спросили: "Что нам делать — жить для Украины или умирать за неё?" Я ответил: "Жить!" Но вместе с тем я убеждён, что ни одна из жизней, добровольно принесённых в жертву своему народу, не напрасна. Ведь эти жертвы принесены из глубокой любви к своей Родине. Каждая из них — наше общенациональное достояние. Возможно, Бог допустил эту войну, чтобы разбудить нас, дать возможность посмотреть на себя, на своих ближних и на своё государство другими глазами. Война произвела колоссальный контекст для создания нового. На войне, с одной стороны, проявляется коррумпированное, уничтоженное сердце и все недостатки человека. Но, с другой стороны, проступают и самые благородные черты человеческой души. Наши ребята в Донбассе переосмысливают свою жизнь, пересматривают отношения с родными и близкими. А когда возвращаются на мирную территорию, то замечают, что просто не способны принимать фальшь, враньё, коррупцию — все те болезни, которые сегодня разъедают украинское общество. В этой войне рождается новая Украина.

Если справедливых войн не бывает, то должны ли украинцы-христиане стрелять в таких же, как они, христиан по другую сторону линии фронта?

— Оставаясь христианами, мы, тем не менее, обязаны оборонять свои земли. Та война, которую вынужден сейчас вести украинский народ, была ему навязана. Наши солдаты защищают свою землю, а значит, и мир. Поэтому церковь считает их строителями мира. Здесь, в Киеве, мы можем думать о будущем лишь потому, что кто-то сегодня защищает наш мирный день. Оборонительная война соответствует моральным правилам справедливой самозащиты. Это не значит, что мы оправдываем или освящаем войну. Просто защита Родины — не только наше естественное право, но и наша святая обязанность.

Как следует относиться к врагам во время войны — уничтожать их или прощать, подставив другую щёку?

 — Думаю, каждый капеллан не раз отвечал нашим бойцам на этот вопрос. Так вот, наши солдаты защищают свою страну не из ненависти к врагам, а из любви к Родине. Это очень непросто: быть на передовой, видеть нападающего на тебя врага и при этом любить его. Но это подлинное геройство. Да, чтобы быть подлинным героем, нужно уметь любить. Ненависть, напротив, разрушает человека изнутри, делает его несчастным. Наши капелланы присутствуют на фронте как раз для того, чтобы уберечь солдат от ненависти.

Украинские священники благословляют наших военных на фронте. Вместе с тем и боевиков благословляют их священники, видящие благо в защите "русского мира". Существуют ли чёткие ориентиры, по которым можно отличить в данном случае добро от зла?

— Логических доводов может быть бесконечное множество, но истина всегда одна. Думаю, что если священник учит любить, он облагораживает душу своего духовного сына или дочери, уберегая эту душу от преступления. Мне бы очень хотелось, чтобы по ту сторону линии фронта были настоящие духовные отцы, учащие не ненависти, а любви. Но, к сожалению, наши солдаты, побывавшие в плену, видели совершенно другую картину: тамошнее духовенство чаще всего служит инструментом иностранной захватнической политики, не чурается оружия, что противоречит достоинству священнического сана и призванию священника. Хотя, конечно, и в России есть разные священники. К примеру, ряд священников Русской православной церкви выступали против проведения пленных украинских солдат по улицам Донецка, говоря, что это позор для христиан.

Как чувствуют себя греко-католические общины на оккупированных территориях — в Донбассе и в Крыму?

— В Крыму 5 наших приходов, а в Донбассе остались всего 3 постоянно действующих. До войны их только в Донецке было 8 — вдвое больше, чем в Киеве. И хотя в них регулярно проходят богослужения, в условиях анархии едва ли можно говорить о нормальной работе священнослужителей. Каждый из них знает, что может в любой момент стать жертвой боевиков. Каждый из них прошёл через те или иные испытания. В Крыму немного спокойнее: Российская Федерация берёт на себя прямую ответственность за всё, что происходит на полуострове. Тем не менее украинские церкви чувствуют себя там некомфортно. Российская власть требует от них перерегистрации по российскому законодательству. Наши общины решили пройти эту процедуру, чтобы получить возможность существовать легально. Они уже несколько раз проходили религиоведческие экспертизы, в том числе и в Москве, но пока ни одну из общин не перерегистрировали, из-за чего все они находятся в постоянной опасности быть ликвидированными.

Крестовый поход против коррупции

В октябре прошлого года начальник управления культуры Львовского горсовета Ирина Магдыш в одном из интервью раскритиковала чрезмерное, по её мнению, присутствие церкви в культурном досуге жителей периферийных райо­нов Львова. Мэр города Андрей Садовый заявил, что после этого "вряд ли сможет работать с ней в одной команде". Как вы отнеслись к увольнению Магдыш?

— Этот скандал во многом связан с выборами, накануне которых он и разгорелся. Очень жаль, что общество не научилось вести дискуссии без того, чтобы превращать оппонента в своего врага. Тогда такая дискуссия разделяет общество и не помогает поиску истины. Как бы ни отличались наши мнения, в любой дискуссии мы должны исходить из позиций взаимного уважения — и по отношению к человеческому достоинству, и по отношению к религиозным чувствам верующих. Это вдвойне касается людей, представляющих власть. Ведь церковь — это часть общества, и все чиновники фактически наняты этим обществом. Поэтому они должны уважать того, кому служат.

Если чиновники допускают грубость по отношению к церкви, их заставляют уволиться. А какое наказание ждёт священника, который допускает неэтичные высказывания по отношению к обществу?

— Если Ирина Магдыш считает своё увольнение несправедливым, она может защищать свои права в законном порядке. Никто из священнослужителей также не имеет права просто так унижать представителей госструктур. Они ведь тоже люди. Сан или ряса при этом не защищают от ответственности. Основы общества едины для всех.

Любомир Гузар часто откровенно критиковал власть и фактически до сих пор выступает в роли совести украинского народа. Вы намного мягче в своих оценках власти. Почему?

— Мы никогда не молчим. Церковь всегда чётко выражала свою позицию и никогда не опаздывала с оценками действий власти или каких-либо частных лиц. Мы постоянно издаём целый ряд обращений, деклараций, посланий, касающихся самых острых и болезненных вопросов нашей жизни. Недавно все эти документы, вышедшие с декабря 2013 года до декабря 2014 года, мы собрали в специально изданном сборнике. Сейчас готовим обращение к верующим, касающееся коррупции. Также будет разработана антикоррупционная пастырская программа, помогающая священникам перевоспитывать коррупционеров.

Патриарх УПЦ КП Филарет говорил, что не будет причащать взяточников. Как вы относитесь к таким инициативам?

"Не стоит полагаться на подачки из-за границы: ни Восток, ни Запад не сделают нас счастливыми. Мы должны понять, что евроинтеграция не означает жизнь за счёт Европы"

— Мы хотим бороться с этим явлением не каноническими санкциями, а в первую очередь в формате таинства исповеди. Ведь коррупция — это тяжкий грех. Если человек постоянно совершает его и не раскаивается, какой тогда смысл в исповеди? Чтобы исповедаться, сначала нужно раскаяться и решить больше не повторять греховных действий. Тот, кто сознательно и добровольно отказывается покаяться в грехе коррупции, не сможет получить отпущение своих грехов и причаститься. Увы, многие украинцы сжились с этим грехом и уже не чувствуют его тяжести. Вы никогда не дадите своим детям испорченной еды, ведь она может нанести вред их здоровью. Коррупция как раз и является такой едой. Допуская коррупцию, мы тем самым даём своим детям испорченное общество. Каждый из нас должен ощутить ответственность за это.

Арсений Яценюк — прихожанин вашей церкви. Происходили ли когда-либо между вами беседы на духовные темы?

— Нашу церковь преследовали в течение долгих лет. И в современной Украине отношения УГКЦ и государства не всегда складывались. Государство постоянно пыталось инструментализировать нашу церковь. Мы же стараемся строить паритетные отношения. Лично у меня ни один политик или государственный чиновник не просил духовного водительства. Вместе с тем мы не давали права ни одному политику или чиновнику, ни одной политической партии выступать от имени нашей церкви. Таким образом, мы сохраняем независимость и свободны говорить правду кому бы то ни было.

О сексуальности, вине и роскоши

Вы раскритиковали принятую Верховной Радой норму, запрещающую трудовую дискриминацию людей по их сексуальной ориентации. Действительно считаете, что эта норма может как-то сказаться на духовности украинского общества?

— Мы не оппонируем каким-то поправкам, мы выступаем против новых мировоззренческих схем, которые насаждаются нашему обществу. Очень символично, что дискуссия по этому вопросу фактически объединила религиозную среду Украины: позиции лидеров христианских, иудейских, мусульманских общин в этом вопросе были идентичными. Наша церковь предлагала избежать подмены понятий, заложенных в предложенной нами терминологии. По нашему мнению, лучше было бы говорить о недискриминации по отношению к сексуальности человека. Ведь сексуальность — гораздо более широкое понятие, чем сексуальная ориентация. Этого просто не поняли в Верховной Раде. "Гендер" — понятие атеистическое, в корне отличающееся от христианского понимания сексуальности. На самом деле сексуальность — дар Божий, в котором кроется в том числе и тайна нашего предназначения. А понятие "гендер" исходит из определения сексуальной роли, которую играет та или иная личность по собственной прихоти. Мы хотели, чтобы между властью и обществом состоялся диалог, после которого этот вопрос вынесли бы на голосование. Для власти в этом было бы свидетельство её европейскости. А для украинских церквей — шанс рассказать обществу о том, какой должна быть настоящая христианская семья и в чём состоит достоинство человеческой сексуальности. В этой несостоявшейся дискуссии мы хотели показать красоту учения церкви о сексуальности и супружестве. Мы были готовы рассказать власть имущим, как заложить глубокие основы недискриминации и уважения к человеку. Но общаться очень трудно, когда вторая сторона считает, что есть две точки зрения — её и неправильная.

"Сексуальность – гораздо более широкое понятие, чем сексуальная ориентация. Это дар Божий, в котором кроется в том числе и тайна нашего предназначения"

 

Святослав Шевчук

о сексуальности человека

Вы коллекционируете вина: ваша коллекция в родном Стрые превышает 200 бутылок. Как это сочетается с высоким духовным званием?

— Это трудно назвать коллекционированием в общепринятом понимании. В молодости я просто приво­зил домой в Стрый по бутылке вина из каждого нового места, в котором мне приходилось побывать. Я долго жил в Италии, где открыл для себя культуру виноделия. Вино ведь не просто алкогольный напиток. Оно несёт в себе нечто очень глубокое, это живая субстанция. Кроме того, плод виноградной лозы не просто так используется в богослужении. За этим стоит определённая традиция, всегда привлекавшая меня. Но в любом случае сейчас мне некогда этим заниматься, я давно забросил своё хобби.

Первых лиц православной церкви Московского патриархата часто обвиняют в любви к роскоши, неприемлемой для духовных лиц. Скажите, к примеру, на каком автомобиле вы передвигаетесь по Киеву?

— Вы видите, каков мой быт: мы живём в недостроенном доме. Считаю, что жизнь главы церкви должна быть неразрывно связана с жизнью прихожан, с жизнью народа. Поэтому мы прекратили любое строительство на время войны. Все наши ресурсы, пожертвованные нам прихожанами, направляем на помощь украинским солдатам, беженцам и прочим нуждающимся. А достроим наш комплекс в лучшие времена. Езжу я на "Фольксвагене" ещё с того времени, как стал главой церкви. Для кого-то автомобиль — это компенсация чувства несовершенства, способ самоутверждения. Я же к этому безразличен.

Фото: Александр Чекменёв

Loading...