Трудности перехода. Какие опасности ждут верующих при попытке сменить церковь на Православную украинскую

2019-01-05 15:30:00

5669 0

5 и 6 января в Стамбуле проходят торжественные мероприятия по вручению томоса митрополиту ПЦУ Епифанию. Фокус попытался выяснить, насколько велика вероятность того, что переход церковных громад в украинскую поместную церковь будет сопровождаться силовым противостоянием

Муссирование темы силового противостояния давно стало одним из ключевых элементов кампании по дискредитации идеи создания Православной церкви Украины (ПЦУ). Прогнозы о "неизбежности кровопролития" после получения ею томоса чаще всего доносятся либо из России, либо из уст промосковских политиков и религиозных деятелей внутри Украины. Судя по всему, эта проблема обещает стать серьезным тестом для официального Киева, в интересах которого не допустить силового противостояния при переходах церковных громад из Московского патриархата под юрисдикцию ПЦУ.

И опыт – сын ошибок трудных…

Процесс перехода церковных общин из Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) под юрисдикцию Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) активизировался после аннексии Крыма и начала войны на Донбассе. В период с 2014 года и до Объединительного собора произошло около 70 таких переходов. И далеко не все они проходили тихо и спокойно. Многие сопровождались стычками, захватом храмов, уголовными делами и долгими судебными разбирательствами.

Пожалуй, наиболее горячей точкой религиозного противостояния в Украине за последние пять лет стало село Птича Ровенской области. В конце 2014 года 400 его жителей высказались за переход церковной общины Свято-Успенского храма в Киевский патриархат, в то время как 200 селян выступили против этого. Камнем преткновения, как и в других подобных случаях, стал вопрос о том, в чьем ведении останется храм: тех, кто пожелал выйти из-под покровительства МП, или тех, кто решил остаться.

Попытки договориться, обращения в суд и даже решение райрады о поочередной службе в церкви ни к чему не привели. Конфликт в итоге вылился в драку с применением палок, комьев земли, газовых баллончиков, электрошокеров и "коктейлей Молотова".

Были истории, в которых удавалось не доводить конфликтную ситуацию до применения враждующими сторонами силы. Но происходило это преимущественно за счет строительства нового храма для парафиян УПЦ МП. Нередко, впрочем, церковные громады демонстрировали единство, и переход происходил мирным путем. Но при всем при этом УПЦ МП продолжала доминировать над УПЦ КП. Если в первой насчитывалось около 12,5 тысяч приходов, то во второй их было менее пяти тысяч. И еще чуть больше тысячи приходов было у Украинской автокефальной православной церкви.

По вновь открывшимся обстоятельствам

Прогнозы о "неизбежности кровопролития" после получения томоса чаще всего доносятся либо из России, либо из уст промосковских политиков и религиозных деятелей внутри Украины

Еще прошлым летом Патриарх Филарет выразил уверенность в том, что после получения томоса об автокефалии в новую украинскую церковь могут перейти более половины всех приходов УПЦ МП. Ускорению процесса, кроме всего прочего, должен поспособствовать закон, который Верховная Рада приняла сразу после Объединительного собора и объявления о создании единой Православной Церкви. Речь идет об утверждении изменений в законе о свободе совести и религиозных организациях, согласно которым УПЦ МП будет вынуждена указать в своем названии принадлежность к структуре Русской православной церкви.

Чтобы выполнить требование этого закона и изменить название, религиозные организации, имеющие принадлежность к УПЦ МП, должны перерегистрировать свои документы. В первую очередь, уставы. Причем не только устав УПЦ МП как таковой – в Украине церковь в целом не является юридическим лицом. Вопрос о придании церковным структурам в целом статуса юридического лица в Украине обсуждался не раз, но до его решения дело так и не дошло. В результате теперь перерегистрация – проблема каждой отельной религиозной организации, входящей в структуру УПЦ МП: каждого прихода, монастыря, епархиального управления.

Они, конечно, могут и не перерегистрироваться и даже вообще не регистрироваться – закон не предполагает обязательно регистрации для религиозных организаций. Но она необходима в том случае, если организация имеет в своем распоряжении или владении какую-либо собственность или осуществляет хозяйственную деятельность.

В Киевской митрополии МП уже заявили, что менять название церкви не станут – не обязаны. Может, и правда, не станут. Но как быть общине в райцентре, на которую зарегистрирован храм, воскресная школа, маленькая типография в качестве "подсобного хозяйства" и двадцать пять соток огорода, с которого кормят по воскресеньям бездомных? Эта община будет вынуждена перерегистрироваться. Потому что иначе вся их хозяйственная деятельность остановится. А если дело затянется, то организация, утратив регистрацию, рискует лишиться и всего своего имущества.

Поэтому она будет перерегистрироваться. Вопрос – под каким названием? В местной администрации помогут – предложат на выбор или "Н-ский приход Н-ской епархии Русской православной церкви в Украине", или "Н-ский приход Н-ской епархии Православной церкви Украины". И в том, и в другом случае может быть вытребован протокол собрания прихода, на котором прихожане сделали выбор между той или иной "принадлежностью".

Дилемма может быть решена на уровне епархиального начальства, с которым приходы будут согласовывать свое новое название. Но если в Киеве скажут, что название не менять нельзя, как поступит архиерей? У епархиальных управлений тоже есть и имущество, и хозяйство. Да и приходы могут начать разбегаться, если будут сложности с перерегистрацией. А приходы для епископа – источник дохода. Поэтому столичное начальство, конечно, может стоять на своем, не желая переименовываться. Но если это "стояние" затянется, поток переходов из УПЦ МП в ПЦУ вскоре станет лавинообразным.

Узаконенный раздел имущества

Переходить из одной церковной структуры в другую организации будут вместе со своим имуществом, поскольку в абсолютном большинстве случаев оно находится в собственности общины

Создание независимой поместной церкви в Украине и принятие закона о переименовании подтолкнут верян приходов, в которых вопрос о юрисдикции до сих пор не выходил в первые строки повестки дня, к решению этого вопроса. Теперь они будут вынуждены выбирать – переходить в ПЦУ или перерегистрироваться в качества прихода РПЦ в Украине. То есть "бегать по инстанциям" придется в любом случае, оставить все, как есть, не получится ни у кого. Расколет ли это общины? Спровоцирует ли очередной всплеск конфессиональных конфликтов? Скорее всего, да. Тот вопрос, который во многих общинах был загнан под спуд и превратился в фигуру умолчания ради общего блага, теперь встанет ребром, и вероятность возникновения конфликта в общине существенно возрастет.

Уменьшить эту вероятность украинские власти рассчитывают с помощью еще одного закона, проект которого ожидает своего рассмотрения в парламенте с 2016 года. Как рассказал Фокусу один из соавторов законопроекта народный депутат Виктор Еленский (фракция "Народного фронта"), статьей 8 Закона Украины "О свободе совести и религиозных организациях" предусмотрена возможность свободной смены религиозной общиной своей подчиненности в канонических и организационных вопросах любым действующим в Украине и за ее пределами центрам. Но в то же время не обусловлена процедура и не уточнен механизм такой смены. Это, по мнению Еленского, и приводило к конфликтам и судебным спорам. "Предложенный нами законопроект предусматривает, что решение о смене подчиненности утверждается на общем собрании религиозной громады большинством присутствующих на нем. После принятия такого решения громада меняет свой устав и перерегистрирует его в областной госадминистрации", – сообщил нам парламентарий.

По его словам, инициаторы законопроекта готовы дополнить его положением о том, что новая редакция устава скрепляется подписями членов этой конкретной религиозной общины, присутствующих на собрании с указанием их паспортных данных. Кроме того, хотят предусмотреть, чтобы правомерность общего собрания громады определял компетентный орган управления этой общины – будь то церковный комитет, парафиальное собрание или братский совет.

Переходить из одной церковной структуры в другую организации будут вместе со своим имуществом, поскольку в абсолютном большинстве случаев оно находится в собственности общины. И вот здесь, как показал опыт предыдущих переходов, самое уязвимое место. Синоидальное управление военного духовенства (СУВД) Православной церкви Украины недавно сделало заявление о том, что при каждой епархии РПЦ в Украине формируются "отделы правового обеспечения имущественных прав", в состав которых входит "специалист в сфере права и несколько мужчин спортивного телосложения". По сведениям СУВД, эти группы предназначены для установления физического контроля над храмом, прихожане которого примут решение о выходе из Московского патриархата и присоединении к ПЦУ. "Фактически формируется чрезвычайно опасная ситуация, когда РПЦ в Украине хочет сделать из верян и священников своих крепостных", – бьют тревогу в СУВД.

Насколько эта тревога оправданна? "В Украине с ее чрезвычайно слабой правоохранительной системой Москва может без особых усилий устраивать любые провокации. Успокаивает то, что украинское общество, которое в своем большинстве не поддерживает пророссийские идеи, через различного рода общественные структуры готово противостоять подобным действиям", – поделился соображениями с Фокусом Василий Лабайчук, заместитель партии "Правый сектор".

"Фактически формируется чрезвычайно опасная ситуация, когда Российская православная церковь в Украине хочет сделать из верян и священников своих крепостных"

По его мнению, отдельные точечные конфликты, возможно, и возникнут. Но уровень сознательности наших граждан достаточен для того, чтобы эти конфликты загасить в их начальной стадии, убежден Лабайчук. "У украинцев хватит мудрости и человеческих ресурсов, чтобы переход общин в ПЦУ проходил спокойно и мирно. В свою очередь, "Правый сектор" готов и дальше помогать верянам в этом вопросе", – заверил он.

В ответ на вопрос, принимал ли "Правый сектор" участие в силовых противостояниях по поводу принадлежности храмов, наш собеседник признал, что громады, решившие перейти из УПЦ МП, часто обращались к его организации с просьбой о поддержке. Но при этом акцентировал внимание на том, что в принятие решений громады "Правый сектор" не вмешивается. "Мы лишь обеспечиваем защиту громады, которая хочет перейти из УПЦ МП, от титушек. Наиболее яркий случай – село Катериновка на Тернопольщине, где большинство верян в 2015 году приняло решение о переходе в Киевский Патриархат. Потом было заключено трехстороннее соглашение между госадминистрацией, УПЦ КП и УПЦ МП на поочередную службу в храме. А когда наступила очередь Киевского Патриархата, состоялась попытка захвата храма Московским Патриархатом. В село, где живет около ста человек, были привезены 300 титушек. Жителей села пришлось защищать от приезжих", – рассказал Лабайчук. И уточнил: "Мы никогда нигде и ничего не захватывали. И это подтверждает отсутствие уголовных дел против нас".

Мы мирные люди, но наш бронепоезд…

"Раскольники возьмут контроль над большими монастырями, такими, как Киево-Печерская лавра, Почаевская лавра. Тогда, конечно, православные веряне будут защищать эти святые места и может начаться кровопролитие", – заявил глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Илларион в интервью одному из российских телеканалов.

Примечательно, что в тексте решения синода Вселенского патриархата о предоставлении автокефалии Православной церкви Украины отдельным пунктом содержится призыв воздержаться от захвата церквей, монастырей и другого имущества, а также от каких-либо насильственных действий и мести. Официальный Киев всеми возможными способами старается заверить всех в том, что подобная опасность не может исходить от украинской стороны. Говоря о возможности возникновения очагов напряжения после получения украинской церковью томоса, президент Украины Петр Порошенко предупредил: "Как только где увидите людей, призывающих взять силой лавру, монастырь или храм, знайте, то – московская агентура".

Видит в сегодняшней межцерковной ситуации в Украине источник дестабилизации и министр внутренних дел Арсен Аваков. Назвав в интервью "Интерфакс-Украина" создание украинской поместной церкви "стратегически очень правильным и хорошим делом для Украины", он признал его потенциально очень опасным. "Это ответственность обеих сторон, в том числе, участвующих в этом процессе церквей. Одни не должны форсировать процесс и привлекать к нему экстремистские радикальные силы, а другие должны понимать объективность процесса. Я хочу подчеркнуть, что мы никому не позволим применять силовые варианты. Не надо нанимать отряды, чтобы охранять Лавру или какой-то храм, отряды с любой из сторон будут нами разоружены, а все силовые попытки будут жестко пресечены", – заявил глава МВД.

Кому достанутся лавры?

РПЦ и ее филиал УПЦ МП показательно готовятся к "гонениям", и даже при отсутствии таковых способны их довольно убедительно изобразить

Вопрос вероятного перехода в единую поместную церковь двух крупнейших объектов УПЦ МП – Почаевской и Киево-Печерской лавр – является одним из наиболее острых в церковных спорах. Минувшим летом Патриарх Филарет назвал обе лавры украинскими святынями, к которым ни Россия, ни Московский патриархат не имеют никакого отношения. Однако украинские власти даже при том, что оба монастыря принадлежат государству, которое передало их церкви в безвозмездную аренду (Почаевскую лавру – до 2052 года, Киево-Печерскую – бессрочно), пока избегают однозначных высказываний по этому поводу.

По словам Владимира Пищиды, юриста судебного блока Investment service Ukraine, поскольку владельцем данных зданий является государство в лице Министерства культуры Украины, государство же имеет право реализовывать на практике основные принципы права собственности – владения, пользования и распоряжения имуществом. "Поэтому в случае передачи зданий иной религиозной организации распоряжение Кабмина, которым они были переданы в 2013 году УПЦ МП, может быть отменено решением нынешнего премьер-министра, а здания переданы ПЦУ на основании нового распоряжения", – говорит юрист.

Но проблема в том, что даже если Министерство культуры разорвет договор аренды с монастырем УПЦ МП, возглавляемым владыкой Павлом Лебедем, насельники с этим не смирятся и не уйдут миром. Силового противостояния вряд ли удастся избежать. Как выразился кто-то из "эмпэшных" спикеров, "у нас тут каждый – Усик". Имея в виду абсолютного чемпиона мира по боксу Александра Усика, который отвечая на вопрос журналистов, что он будет делать в случае нападения на Киево-Печерскую Лавру радикально настроенных людей, заявил: "Я стану на сторону монахов". И этим "усикам" будет совершенно безразличны законные основания – они будут "стоять до конца".

Пока вопрос о том, как передать лавры – на практике, а не на бумаге – из одной юрисдикции в другую, не имеет четкого ответа. "Но по мере того, как украинские православные будут освобождаться от московского влияния и осознавать, что Москва тут не имеет каких-то эксклюзивных прав, российская пропаганда будет переставать действовать на этих людей. Они не будут реагировать, когда им будут говорить, что это раскол, что нет благодати и это не канонично", – прогнозирует архиепископ Черниговский Евстратий Зоря.

Со временем, когда прихожан ПЦУ будет становиться больше, а сторонников "русского мира" – меньше, эти святыни перейдут Украинской Церкви. Произойдет это, по мнению Зори, естественным образом. Не завтра, не послезавтра, не через месяц, возможно, даже не через год и не через три, но спокойно, без какого-либо насилия и противостояния. Возможно, по решению тамошних монахов.

А пока РПЦ и ее филиал УПЦ МП показательно готовятся к "гонениям", и даже при отсутствии таковых способны их довольно убедительно изобразить, лучше подождать.

Loading...