В женском роде. Фокус выбрал самые яркие примеры новшеств, связанные с изменением роли женщин в обществе

2019-03-07 11:00:00

1855 187

8 марта - День женской солидарности в борьбе за свои права возник более 100 лет назад и с тех пор пережил множество взлетов и падений. В нашей стране он, как и во всем мире, некогда начинался как день единства в борьбе, постепенно скатившись в полную противоположность — "праздник милых дам". Сегодня мы наблюдаем попытки вернуть этому дню его первоначальный смысл

За годы, прошедшие с 1910 года, когда на Второй международной социалистической женской конференции в Копенгагене Клара Цеткин предложила учредить международный женский день, проблемы женщин стали всеобщими. В ХХI веке борьба женщин за равные права и эмансипацию становится едва ли не залогом благополучия нашей цивилизации. Причина проста: вся эта активность женского движения с победами в области избирательного права, защиты от насилия, права распоряжаться собственностью, возрастного ценза вступления в брак и многого-многого другого представляет собой не что иное, как социальное, правовое и психологическое оформление непрекращающегося процесса — выхода женщин на рынок труда.

Oбщество в целом совершенно не готово отказываться от удобств и привилегий, которые давало ему традиционное "владение" женщинами

Нынче ресурс женского труда экономисты оценивают как самый мощный из незадействованных, но имеющихся в распоряжении человечества. Если до 2030 года удастся вывести на рынок хотя бы 50% женщин, которые сидят дома, мировую экономику ждет невиданный подъем, возможно, последний, связанный с человеческим капиталом. Эта простая мысль проиллюстрирована множеством исследований и расчетов и ни у кого не вызывает возражений.

Вроде бы ура-ура, всеобщее благо и прочие печеньки. Цели ясны, задачи определены — за работу. Однако при движении к этой цели вскрылись некоторые неприятные обстоятельства. Так, оказалось, что женщины, получив возможность работать и зарабатывать, требуют того же уровня социального уважения, что и мужчины, не хотят больше единолично выполнять неоплачиваемую "домашнюю работу" и вообще желают сами распоряжаться судьбой. Одновременно оказалось, что общество в целом совершенно не готово отказываться от удобств и привилегий, которые давало ему традиционное "владение" женщинами, начиная с пожизненного бытового и репродуктивного обслуживания и заканчивая социальной презентацией мужчин как титульной биологической группы, а женщин как зависимого "слабого пола". Эти привилегии оказались настолько важными и настолько впаянными в основы нашего общества, что сторонники "традиционных ценностей" готовы отказаться от экономического роста, если его придется достигать такой ценой. Вернее, они не против, чтобы женщины работали, но только пусть ведут себя так, как будто мужчины их содержат.

*****

Голоса противников и сторонников перемен распределились вовсе не по гендерному признаку. Адепты "традиционной" и "прогрессивной" социальной модели есть как среди мужчин, так и среди женщин. Первым кажется, что мир катится в тартарары и не осталось ничего святого, вторые, напротив, считают, что перемены идут слишком медленно, а то и не идут вовсе. Но правда в том, что жизнь неотвратимо меняется и этот процесс нельзя остановить.

Каждому остается выбрать, какое место он займет в этом процессе, будет препятствовать ему или помогать. В любом случае хорошо быть в курсе происходящего, и в этом поможет наш путеводитель по самым заметным в обыденной жизни словам и явлениям, сопровождающим эти социальные изменения. Новые слова, термины и понятия, которые активно входят в нашу жизнь. Даже если вы против, их надо знать в лицо.

Феминитивы

Это одна из самых горячих тем для публичного обсуждения. Возможно потому, что возникает чаще других. Появилась как реакция на "невидимость" женщин в публичных профессиях и представление их как чего-то исключительно мужского. "Доктор филологических наук, профессор М. Коваленко", "член союза писателей прозаик С. Гнатюк" или "доктор В. Смешко" привычно убаюкивают читателя маскулинным однообразием. Хотя все три выдуманных персонажа — женщины: Мария Коваленко, Светлана Гнатюк и Валентина Смешко. Тем более дико и неожиданно выглядит какой-нибудь "политолог, доцент университета, кандидат наук Н. Максимова".

Сегодня язык на глазах создает лингвистические формы, необходимые людям, считающим женщин равными участниками рабочих отношений. Примечательно, что феминитивы касаются в первую очередь названий профессий. В русском языке в силу ряда причин этот процесс уступает в интенсивности украинскому, где такие слова, как "кураторка" или "редакторка" стали едва ли не нормой. В результате в русский постепенно просачиваются как раз украинские феминитивы. В некоторых текстах можно увидеть какую-нибудь "архитекторку", и это при том, что русский язык на этот случай имеет собственный суффикс для феминитивов, с помощью которого давно образованы такие слова, например, как "стюардесса", "поэтесса", "директриса" и пр.

Процесс создания феминитивов проходит болезненно, местами встречая яростное сопротивление, причем, как это обычно бывает, противники новшеств не видят никаких логических нестыковок в своей позиции. Те же самые люди, которые закипают от ярости при слове "филологиня", спокойно пишут и говорят, к примеру, "богиня".

На самом деле это вопросы не филологии, но общественного сознания — язык лишь следует за жизнью, а не идет впереди нее. К счастью, молодежь обоих полов по большей части открыта ко всему новому, а потому феминитивы бодро входят в нашу жизнь.

Уважаемые студентки!

Все давно привыкли, что к женщинам в общественной жизни никогда не обращаются (помимо профильных праздников). Обращаются либо отдельно к мужчинам, либо ко всем людям вместе, но тогда тоже обращаются к мужчинам, а женщины должны догадаться, что это касается и их. Это стало настолько общим местом, что многие, наверное, даже не поняли предыдущие две фразы. В каком смысле не обращаются?

Да в очень простом, буквальном. В одном из немецких университетов в качестве эксперимента преподаватели в начале каждой лекции здоровались с аудиторией так: "Добрый день, уважаемые студентки!" Так же начинались все объявления в коридорах университета. Не прошло и двух дней, как юноши-студенты пришли в ректорат и потребовали писать и говорить, как и раньше, "студенты" — им казалось, что их забыли. В итоге выработали компромисс, и официальной формой обращения стало логичное "студентки и студенты" (еще какое-то время шла борьба, какое слово должно идти вначале, парни говорили, мол, все равно, давайте студенты, как было раньше, им отвечали, что если все равно, то студентки будут первыми). То, что до этого всегда все обращения звучали как "студенты", считалось нормой и не вызывало никакого протеста. На первой странице украинского учебника по труду для девочек — для девочек, запомнили? — написано обращение авторов учебника к ученикам, которое начинается словами "Любий шестикласнику!"

Этот пример, как и бессчетное количество других, показывает, как у общества формируется представление о том, что настоящий, полноценный человек — это только мальчик (или мужчина). Считается само собой разумеющимся, что женщины должны воспринимать мужской род и на свой счет, когда речь идет о "людях вообще".

К счастью, с филологической точки зрения решить это проблему очень легко, в отличие от феминитивов тут не нужно ничего придумывать. Желающим подчеркнуть свое уважение вопросам гендерного равенства достаточно каждый раз указывать всех, кому адресовано обращение: и мужчин, и женщин. Или использовать на письме эффективную форму, как, к примеру, двойное написание: студент(-ы)/(-ки), которая становится все популярнее.

Чайлдфри

Вообще-то чайлдфри (то есть человеком, который решил никогда не заводить детей) могут быть и мужчины, и женщины. Но только женщины подвергаются за это осуждению. Потому что в силу очевидных физиологических различий желание или нежелание мужчин иметь детей на демографическую ситуацию повлияет минимально. А вот желание или нежелание женщин — существенно.

На самом деле "осознанно бездетные" люди были всегда, просто они об этом не говорили. Их проблемы начались после того, как они захотели не тихо прожить свою жизнь без детей, но иметь публичное право так поступать. Стоило чайлдфри выйти с этим в публичное пространство, как на них обрушилось все общество — старики и молодежь, мужчины и женщины. При этом позиция самих чайлдфри совершенно не агрессивна.

Сторонницы чайлдфри справедливо указывают на множество проблем материнства. "Репродуктивное рабство", как называют это феминистки, действительно мешает карьере женщины, ухудшает ее материальное состояние и делает зависимой, не говоря уже о влиянии на здоровье и тело. К тому же планета и так перенаселена. Все это, разумеется, не имеет ровным счетом никакого значения, если женщина искренне хочет иметь детей — так устроена человеческая физиология, что без потерь для матери выносить, родить и вырастить ребенка невозможно. Но это должно быть ее личным, осознанным и свободным решением.

На самом деле эта история не о демографии, а о праве на собственное тело и собственную жизнь. Женщины уверены, что только они сами должны распоряжаться и тем, и другим, решая, заводить им детей или нет. Общество же до сих пор полагает, что женщина и ее репродуктивная функция — это социальное достояние и самой женщине не принадлежит, а потому она "должна родить" для общественного блага, для семьи, для мужа или мамы и в ущерб личным интересам, желаниям и образу жизни. Впрочем, женщины постепенно все меньше прислушиваются к мнению общества в этом вопросе.

Бодипозитив

Чисто теоретически это понятие относится не только к женщинам — у мужчин тоже есть тела, и эти тела далеко не всегда идеальны. Однако на практике по отношению к мужчинам проявляется разве что фэтшейминг (осуждение людей с избыточным весом) — и то лишь в странах первого мира. Женские же тела не имеют право быть не только слишком толстыми или слишком худыми — они должны соответствовать так называемым стандартам красоты, которые созданы вовсе не женщинами.

Постоянное оценивание женщин мужчинами и воспитываемое с детства стремление соответствовать стандартам оценивания — две стороны одной медали. Но сегодня женщины все реже хотят участвовать в этой игре, предпочитая принимать себя такими, какие есть — в этом и заключается центральное понятие бодипозитива. Однако не надо думать, что это слепая любовь, лишенная каких-либо критериев оценки. Критерии есть, но они другие, главный среди них — здоровье. Ухоженное, здоровое и физически развитое (насколько это способствует его здоровью) тело — вот идеал бодипозитива. Пресловутые "параметры" неважны, формы или их отсутствие не имеют значения, если человек чувствует себя комфортно в своем теле.

Ценить собственное здоровье, уникальную красоту и индивидуальность для многих женщин оказывается гораздо важнее и осмысленнее, чем изо всех сил пытаться играть по чужим правилам. Что примечательно, сторонники бодипозитива так же воспринимают тела других людей. Казалось бы, это очевидные вещи, что тут возразить? Однако адепты движения указывают на многочисленную рекламу, в которой использованы "идеальные" женские тела. А еще — на объективирующие женщин бытовые и речевые практики, систему воспитания, заточенную на дрессировку девочек, чтобы "нравиться" — то есть нравиться другим. В результате те мужчины, которые хотят прослыть своими в продвинутых кругах, ни за что не скажут о девушке не только "да она же толстая", но и "хм, классные ноги". Ну или пусть будут готовы услышать в ответ: "А у тебя вот попа — не очень".

Loading...