Пятилетку – в три года. Что не так с почти идеальным отчетом министра соцполитики

2019-08-28 17:26:42

543 23
Пятилетку – в три года. Что не так с почти идеальным отчетом министра соцполитики

Фото: УНИАН

Министр социальной политики Украины Андрей Рева отчитался о результатах работы своего ведомства в 2016-2019 годах. Чиновник похвастался увеличением пенсий, монетизацией субсидий и успешным запуском реформы деинституциализации. Можно ли считать успешной деятельность Минсоцполитики, Фокус узнавал у экспертов и нуждающихся в соцзащите украинцах

Гладко было на бумаге: реабилитация ветеранов АТО

По словам Ревы, минсоцполитики за последние три года издало ряд нормативных документов, касающихся адаптации участников войны на востоке Украины, их психологической реабилитации и расширения круга ветеранов, получающих помощь от государства. Министр также сообщил, что в 2016-2018 годах компенсация за самостоятельно приобретенное жилье была выплачена 1876 раз. Ее получателями были как ветераны-инвалиды, так и семьи погибших.

«Действительно, такая процедура есть, – соглашается Игорь Дэрман, ветеран АТО из Харькова, потерявший на войне правую ногу, – но эти деньги приходится ждать по два года». И если в случае приобретения жилья такие проволочки еще можно попытаться объяснить нехваткой финансирования, то длительные задержки с обеспечением ветеранов с инвалидностью колясками, костылями и прочими техническими средствами реабилитации – нет. По словам Дэрмана, ранение он получил в начале 2017 года, а государственные костыли – в середине 2019 года. «Теперь вопрос: как я передвигался все это время?!» – возмущается мужчина.

Возникают проблемы у ветеранов и с протезированием. Когда пациент получает от специалиста протез, то подписывает акт выполненных работы. Дальше этот документ отправляется в собес, где идет начисление средств за выполненную работу. «Вот у моего протезиста, например, куча выполненных заказов, которые министерство так и не оплатило. И протезист говорит, что не будет брать заказы, пока государство не оплатит выполненные», – рассказывает Дэрман.

В текущем году на технические средства реабилитации выделили чуть меньше 1,2 млрд грн. «Этих денег хватило лишь до июля. И сейчас Минсоцполитики просит перераспределить на программу по протезам еще 82 млн. Но эта сумма также не покроет потребности», – объясняет Алексей Краснощеков, президент общественного союза «Международное общество протезирования и ортезирования – Украина». Как прогнозирует эксперт, осенью могут возникнуть трудности с повторным получением протезов по новейшим технологиям. «В 518 постановлении, которое регулирует протезирование по новейшим технологиям, прописана лишь разовая возможность получить такой протез, – говорит Краснощеков. – Но какой бы хороший протез ни был, через какое-то время он все равно ломается и требует замены».

Игорь Дэрман недоволен и тем, как обстоят дела с психологической реабилитацией. Те психологи, которые работают в государственных учреждениях, по мнению ветерана, не готовы иметь дела с посттравматическим стрессовым расстройством.

Ждите и дождетесь: поддержка украинцев с инвалидностью

Помощи гражданам с инвалидностью в отчете уделяется всего один абзац, в котором рассказывается о создании социального такси и механизме приобретения специально оборудованных автомобилей для перевозки «колясочников». Согласно данным министерства, в этом году территориальным громадам передали 25 таких машин. В 2019 году в государственном бюджете на приобретение таких автомобилей заложено 57,5 млн гривен.

«Социальное такси – это очень хорошая услуга, и она действительно заработала в Украине, – рассказывает киевлянин Виталий Пчелкин, исполнительный директор Всеукраинского объединения лиц с инвалидностью «Группа активной реабилитации». – По городу все перевозки бесплатные, а за пределы можно выезжать по умеренной стоимости».

В то же время в своем отчете министр полностью обошел вниманием вопрос трудоустройства и создания рабочих мест для людей с инвалидностью. Сейчас эту роль берут на себя лишь отдельные социально ответственные компании в стране, а аудит приемлемости рабочих условий для людей с инвалидностью проводят только общественные организации.

«Все очень просто, – объясняет Виталий Пчелкин, – если брать частные структуры, то они заинтересованы в специалистах, а специалистов среди людей с инвалидностью очень мало». В первую очередь это связано с недоступностью качественного образования, во вторую – с тем, что центры профессионально-технической подготовки при службах занятости предлагают людям с инвалидностью освоить специальности, которые в реальной жизни не востребованы. «По сути, люди используют это просто как еще одну возможность не сидеть дома, а чем-то заняться. Но возможности трудоустроиться это не дает», – говорит эксперт.

О плюсах деятельности министерства говорит его супруга Ульяна Пчелкина, член правления «Группы активной реабилитации». По ее словам, в последнее время значительно улучшился уровень обеспечения средствами технической реабилитации. «В последние годы их действительно стали выдавать в большем объеме, чем было до этого. Причем сейчас мы получаем действительно качественные коляски швейцарского производства», – говорит девушка.

Социальная математика: уровень жизни пенсионеров

Одним из главных успехов ведомства Андрей Рева считает создание «справедливой системы пенсионного страхования». Пенсионная реформа стартовала в стране в конце 2017 года. За это время, объясняет глава ведомства, был проведен пересчет пенсий для 10,2 млн человек, а также внедрены единые правила для определения размеров пенсионных выплат.

«Размер пенсии должен базироваться на длительности страхового стажа и размере выплаченных взносов. Кто-то привык, что можно не платить страховые взносы, а когда исполнится 60 лет можно получить такую же пенсию, как и у того, кто всю жизнь работал и выплачивал взносы», – говорит Андрей Рева.

По словам министра, средний размер пенсии сегодня составляет 3006 гривен, тогда как в 2016 году украинские пенсионеры получали 1703 гривен. Однако цены с того времени выросли, если верить Госстату, на 30-40%. Кроме того, были снижены объемы выплаты субсидий. В частности, об этом рассказывает Надежда Блоха, 68-летняя пенсионерка из Херсонской области с 40-летним стажем работы.

«Стало ли мне проще жить после начала пенсионной реформы? Это вряд ли! Выросла же не только пенсия, но и цены на продукты, услуги и лекарства, так что особых изменений я не ощутила», – говорит женщина, отмечая, что после двух перерасчетов ее пенсия увеличилась с 1700 до 3700 гривен, а субсидия, наоборот, снизилась с 3400 до 1600 гривен.

Слишком решительная реформа: судьба интернатов

Тяжеловесное слово «деинституциализация» сегодня используют в самых разных ведомствах. О необходимости ликвидации интернатов и ориентировании на семейное воспитание детей говорят в Минобразовании и в Минздраве. Не забыл упомянуть «деинституализацию» и Андрей Рева, который сообщил об «оптимизации» 59 интернатных учреждений для детей в 2018 году. 22 из которых были ликвидированы, 12 реформированы в учреждения дневного пребывания и еще 25 – в стационары.

Однако, по словам уполномоченного президента по правам ребенка Николая Кулебы, главной целью реформы системы институционального ухода было не закрытие государственных учреждений, а предоставление альтернативных услуг, которые позволяли бы родителям, оказавшимся в сложных жизненных обстоятельствах, не сдавать детей в интернаты. Однако перечень этих услуг так и не был сформирован.

Конкурирующая фирма: проблемы переселенцев

Андрей Рева полагает, что минсоцполитики добилось значительных улучшений в решении проблем внутренне перемещенных лиц (ВПЛ). И отмечает, что с января 2018 года увеличен размер помощи на аренду жилья переселенцам, пенсия которых ниже 1000 гривен, а сумма денежной помощи многодетным семьям увеличилась с 2400 до 3000 и 5000 гривен.

По словам чиновника, создана Единая информационная база данных о внутренне перемещенных лицах, что позволяет качественнее мониторить потребности переселенцев. При этом главным достижением в министерстве считают внедрение механизма распределения и предоставления жилых помещений для временного проживания ВПЛ.

«На протяжении 2018 года за счет средств субвенции и с учетом 50%-софинансирования из соответствующих местных бюджетов приобретено 116 квартир, в частности, в Донецкой, Луганской и Днепропетровской областях», – рассказал глава ведомства. Также в рамках проекта «Содействие развитию социальной инфраструктуры. Фаза 1 и 2» для переселенцев обустроено 119 квартир и 192 комнаты в общежитиях во Львове, Харьковской, Запорожской и Днепропетровской областях.

Однако цифры, упомянутые в отчете, общественников и активистов не радуют. «Вряд ли можно отметить значительные успехи правительства в этой сфере за последние три года», – говорит Алена Лунева, адвокационный менеджер Центра прав человека ZMINA. Несмотря на существование общегосударственных программ «Доступное жилье» и «Собственный дом», действие которых распространяется и на переселенцев, их участниками могут стать далеко не все нуждающиеся в жилье ВПЛ, утверждает Лунева. Причинами этого являются условия участия и недостаточное бюджетное финансирование программ.

«Государство до сих пор не приняло отдельную жилищную программу для ВПЛ, – добавляет активистка. – Поэтому для получения жилья переселенцы вынуждены конкурировать с другими льготными категориями».

Другой острой проблемой остается невыплата пенсий. В том числе и по многочисленным судебным решениям, которые просто не исполняются Пенсионным фондом. «К сожалению, переселенцы часто сталкиваются с прекращением социальных выплат, не получают пенсии и сталкиваются со сложностями при их восстановлении, – объясняет Алена Лунева. – При этом ПФУ не исполняет решения судов и не выплачивает, в частности, пенсию за прошедшее время. Виной этому – само министерство, которое так и не смогло разработать порядок получения переселенцами невыплаченных сумм социальных выплат».

Loading...