Похмелье от нефти. Почему, затеяв войну на рынке черного золота, Москва выстрелила себе в ногу

2020-03-12 15:50:00

3568 53

Действия России не убьют сланцевую добычу в США и не заставят Эр-Рияд сдаться

После того как в минувшую пятницу Саудовская Аравия и Россия (главные игроки в ОПЕК и ОПЕК+) не смогли договориться о дополнительном снижении добычи нефти, мир проснулся в состоянии углеводородной войны. Ратовавший за уменьшение объёмов Эр-Рияд заявил о намерении увеличить свои мощности в отместку за несговорчивость Москвы. Последняя объяснила свой бунт против надоевшей «диеты»: нам это невыгодно, таким шагом пользуются те, кто находится за «периметром ОПЕК». Речь шла в первую очередь о США, чья сланцевая стратегия несколько лет кряду — головная боль и в России, и у саудитов. Недоговороспособность двух крупнейших экспортёров нефти обрушила цену на марку Brent. В понедельник, 9 марта, она продолжала своё пике, утратив 27% прежней цены и опустившись ниже $32 за баррель. Российская валюта сдулась: курс доллара на Forex подскочил до 75 руб., евро — до 85. Торги на Лондонской фондовой бирже показали удешевление ценных бумаг российских компаний в интервале 9–26%.  Азиатские, европейские и американские фондовые индексы просели на 4–8%. В США из-за такого резкого падения пришлось даже приостанавливать торги. Но за чёрным понедельником наступил тёмно-серый вторник. График цены на Brent был похож на кардиограмму человека после инфаркта: «больной» подавал робкие надежды на то, что он не умрёт окончательно. Эксперты заговорили о последствиях объявленной войны. Некоторые не исключали, что шагреневая кожа цены на нефть сожмётся до $20. Кто выиграет, а кто проиграет — вот он, гамлетовский вопрос начавшегося противостояния.

Грёзы Сечина

В октябре 2014-го Игорь Сечин, президент «Роснефти», в интервью агентству Bloomberg заявил, что «через пять-семь лет можно будет говорить и о $140, и о $150 за баррель». К тому времени цены на нефть несколько месяцев находились в нисходящем тренде. Марка Brent, которая в середине июня указанного года на бирже торговалась по $115, вплотную приблизилась к $90. Видя эту тенденцию, Сечин отметил, что «ниже $90 за баррель цена на нефть не упадёт», хотя и отметка $90, по его мнению, была подходящей, поскольку бюджет «Роснефти» не превышал этого показателя.

Той же осенью Банк России сообщил о разработке самого жёсткого сценария денежно-кредитной политики, предусматривающего падение мировых цен на нефть до $60 за баррель. Однако мало кто в Москве верил в возможность такого «стресса». Алексей Улюкаев, глава минэкономразвития РФ, заявлял, что $60 за баррель — нереалистично. Просто ни одна из стран-экспортёров этого не выдержит.

Некоторые аналитики полагают, что нефтяные игры России продлятся всего три месяца, если цена за баррель опустится ниже $30 и застрянет там

Но дальше началось самое интересное.

В ноябре 2014-го ОПЕК отказалась снизить квоты на добычу. Этот фактор вкупе со слабым ростом потребления и «квантовым» скачком добычи сланцевой нефти в США привёл к тому, что к концу 2014-го цены на этот углерод снизились двукратно и достигли пятилетнего минимума. Следующий год выдал среднюю цену на Brent в размере $52 за баррель. А в январе 2016-го её стоимость опустилась до $27,72 на фоне отмены санкций в отношении Ирана, обновив таким образом 13-летний минимум.

По странному стечению обстоятельств к концу того же года господин Улюкаев, который, как позже выяснилось, больше года находился в разработке ФСБ, был задержан по подозрению в получении $2 млн взятки от господина Сечина. В итоге Улюкаева приговорили к восьми годам строгого режима и штрафу в те самые $2 млн. Ни на одно заседание, где судили взяткополучателя, взяткодатель не явился.

Таким образом, из двух пророков светлого российского будущего (либо невозможности будущего тёмного) на свободе с чистой совестью и грандиозными планами остался лишь один — Игорь Сечин. Именно он, по сообщению российского издания The Bell, инициировал разрыв сделки России с ОПЕК относительно снижения нефтедобычи. На совещании, которое Владимир Путин 1 марта провёл в терминале аэропорта Внуково-2, глава «Роснефти» фактически подтолкнул российского президента к решительным действиям, хотя все другие представители нефтяного сектора РФ, присутствовавшие там, были против. Сечин, по словам источника The Bell, сказал следующее: «Вот сейчас мы им покажем! Они при текущей цене активно вкладывают в свою сланцевую нефть, но её добыча при цене ниже $40 едва ли целесообразна, а «Роснефть» может позволить себе такое падение».

И Путин на это подписался, пренебрегая опасностью, о которой в одной из своих книг говорит автор концепции «чёрного лебедя» Нассим Талеб: рискованно путать цены на нефть с геополитикой.

Убить сланец

Когда игра на разрыв была запущена, а котировки и индексы стремительно пошли на понижение, Дэвид Блэкман в Forbes весьма афористично описал, что же именно проделала Россия в отношении американской сланцевой индустрии: она отломила одну из трёх ножек стула, на котором эта индустрия восседала последние два с небольшим года. Ту, которая называется «Сделка ОПЕК+, ограничивающая объём экспорта других стран — производителей нефти». И теперь в распоряжении добытчиков сланцевой нефти остались лишь две опоры:

— возможность легально экспортировать её в другие страны;

— действующая лицензия на строительство трубопроводов и применение технологий гидроразрыва пласта.

Блэкман считает, что в таком неустойчивом положении у производителей сланцевой нефти могут возникнуть проблемы. Однако вспоминает о попытке приблизить крах этого американского сектора, предпринятой саудитами в 2014 году. Алгоритм был тот же: Эр-Рияд наводнил рынок нефтью. Она катастрофически упала в цене. Сотни производителей в США стали банкротами. Однако в целом, пишет Блэкман, «с середины 2014 года, когда Саудовская Аравия начала реализацию стратегии по возвращению себе доли на рынке, и до августа 2017 года, когда она начала переговоры с Россией касательно соглашения ОПЕК+, общий объём добычи нефти в США вырос на полмиллиона баррелей в день».

Рассчитывать на успех подобной стратегии сегодня, когда в Америке сланцевый сектор уже «перестроил редуты», а множество месторождений контролируют гиганты Exxon Mobil и Chevron, чьи балансы позволяют пережить период снижения цен, довольно самона­деянно. Это понимают даже российские аналитики. «Может [мы] и высидим какую-то часть компаний, но это произойдёт не моментально. Плюс есть довольно большое количество сланцевых компаний, у которых достаточно низкие издержки, они всё равно будут продавать. К тому же почти все они хеджируют риски от падения цен нефти на несколько лет вперёд», — говорит Василий Танурков, директор группы корпоративных рейтингов АКРА.

Добычу сланцевой нефти «можно останавливать и запускать вновь, — считает Михаил Ходорковский. — То, что теряют нефтяники, добавляется гражданам США и остальной экономике в виде падения цен на топливо».

фото, встреча президента РФ и короля КСА, Эр-Рияда

Договор дешевле денег. В октябре 2019-го встречу президента РФ и короля КСА в Эр-Рияде назвали «визитом на миллиард». Сегодня это название выглядит издевательством (фото: Getty Images)

Картина вырисовывается странная. Полгода, год или два Россия вместе с Саудовской Аравией будут гнать на рынок, который заметно умерил свои аппетиты в связи с коронавирусом, море дешёвой нефти. Производители США уйдут с рынка и будут смотреть на происходящее, как немцы на конные атаки Клима Ворошилова под Ленинградом во Вторую мировую. Потому что цифры на стороне Вашингтона. Американцы занимают примерно ту же долю в мировой добыче нефти, что и россияне с саудитами, чуть даже больше. Показатели всех троих — около 13% (550–570 млн т в год). Но при этом соотношение потенциальных нефтяных доходов к ВВП абсолютно разное. В то время как для Эр-Рияда он составляет почти 35%, для Москвы — около 15%, то для Вашингтона он до смешного мал — 1–1,5%. То есть для экономики США это не краеугольный камень. Как заметил Альфред Кох, бывший в 1990-х годах заместителем председателя правительства РФ и ныне проживающий в Германии, «американцы могут даже не заметить, что Россия как-то пытается им навредить. К тому же отнюдь не вся нефть в Штатах сланцевая. Много нефти добывается традиционным способом».

Москва vs Эр-Рияд

Козырять тем, что Россия, положив на лопатки сланцевую индустрию США и измотав саудитов, может выиграть эту безумную гонку в силу низкой себестоимости нефти и накопленной страховой подушки Фонда национального благосостояния, можно, лишь передёргивая колоду цифр и подтасовывая нужные. Доналоговая операционная себестоимость добычи у США примерно $23, у РФ — $20, у Саудовской Аравии — $9. Так что Россия здесь даже не лидер. Но самое главное, что эти показатели не ключевые. Важны другие, вокруг которых строится бюджет. Саудиты сегодня балансируют его на цене $47,5 за баррель (по некоторым оценкам, даже выше — $50 за баррель). Россияне — $42,4. Об этом говорил Путин в начале марта. Однако здесь имеется в виду сорт Urals, который обычно торгуется со скидкой $2–7 за баррель к цене Brent. То есть приемлемая цена Brent для российского бюджета составляет $45–50 за баррель. Если красная линия проляжет ниже, проблем не избежать. А судя по заявлениям Эр-Рияда, так оно и случится. Саудовская Аравия уже начала продавать нефть со скидкой $6–7 за баррель. Кроме того, там обещают довести добычу едва ли не до 12 млн баррелей в сутки. Это серьёзный скачок, если учесть, что в январе текущего года она составляла 9,7 млн баррелей. Аналитики полагают, что для королевства это вполне возможно (тем более что запасов нефти там в 3,5 раза больше российских).

Россия всячески демонстрирует желание перетягивать нефтяной канат «в долгую». А поскольку обрушение цен в понедельник заставило насторожиться граждан страны, министерство финансов поспешило всех успокоить. Оно сообщило, что объём ликвидных средств Фонда национального благосостояния на 1 марта составил 10,1 трлн руб. ($150,1 млрд), или 9,2% ВВП. Этого, по мнению минфина, достаточно для покрытия выпадающих доходов от падения цен на нефть до $25–30 на протяжении 6–10 лет.

Китаю и Европе пике цен на нефть только на пользу. В этой войне выигрывают именно импортёры  

С таким оптимистическим прогнозом согласны далеко не все. Например, Олег Вьюгин, председатель наблюдательного совета Московской биржи, профессор Высшей школы экономики, в эфире «Эха Москвы» заявил, что «средств ФНБ хватит только на три года». А вхождение в экономическую рецессию начнётся для страны ещё раньше, если цены на нефть будут сохраняться в пределах $30 до конца 2020 года.

Что касается бюджетных резервов в целом, то здесь цифры двух государств вполне сопоставимы, с некоторым даже перевесом в сторону Эр-Рияда. Там накопили аж $570 млрд, в то время как у Москвы в «кубышке» всего $520. При этом население РФ почти в пять раз больше населения Саудовской Аравии: 146 млн человек против 33 млн. Понятно, что если всё выльется в марафон амбиций, то эти соотношения сыграют на руку саудитам.

Внешние заимствования для России и при более благоприятных условиях были не слишком возможны: санкции сыграли свою роль. А если ещё и цены на нефть будут долгое время пребывать в состоянии упадка, тогда об этом и вовсе придётся забыть.

Bloomberg, в разных публикациях анализируя складывающуюся ситуацию, вспоминает ценовую войну, развязанную саудитами в 1998 году, когда баррель Brent упал до $9,55. Но при этом пишет о том, что сегодня КСУ не может себе позволить масштабную нефтяную вой­ну. У страны полно внутренних и внешних проблем. Она продолжает вести в Йемене дорогостоящую военную кампанию, а в минувшую пятницу по подозрению в планировании переворота были арестованы старшие члены королевской семьи. Валютные резервы страны, ввязавшейся в гонку, иссякнут через пять лет, если ей не удастся найти других источников финансирования. Однако в том-то и дело, что, являясь политическим союзником Вашингтона в регионе, Эр-Рияд может рассчитывать на его помощь. И идти по тропе войны гораздо дальше, чем Москва.

Некоторые аналитики полагают, что «непреклонность» России может продержаться всего три месяца, если цена нефти опустится ниже $30 за баррель и застрянет там. Спустя этот срок, по прогнозам международной консалтинговой компании Facts Global Energy, Москва пойдёт на компромисс с ОПЕК. Если же цена вернётся к уровню выше $40, то на достижение договорённостей может уйти год.

В любом случае это не срок, способный сильно обеспокоить сланцевую индустрию США, против которой взялся воевать Игорь Сечин. По поводу стратегических умений последнего в российских социальных сетях не устают шутить. Он, дескать, успешнее разрушает путинский режим, чем Навальный. А книга об истории этого краха будет начинаться словами: «Как-то раз решил Игорь Иванович Сечин американских производителей сланцевой нефти наказать...»

Увидеть перспективы победы России на этом поприще действительно трудно. Если кто и выиграет от объявленной войны, так это импортёры нефти, в первую очередь Китай. Дешёвые ресурсы компенсируют падение производства, которое сейчас заметно в Поднебесной. Там из-за разгула коронавируса снижение нагрузки на предприятия уже достигло 20–25%. За подарок в виде дешёвой нефти Пекину следовало бы высказать благодарность обеим противоборствующим сторонам. А Европе — к этой благодарности присоединиться. Поскольку пике цен на нефть — это и в её пользу. 

Loading...