Варвары с продажными сердцами. Как в средневековой Италии появились первые в истории ЧВК

2019-03-08 15:00:00

3370 18
Варвары с продажными сердцами. Как в средневековой Италии появились первые в истории ЧВК

Битва при Марчиано. Фреска Джорджо Вазари / Источник: florenceinferno.com

Наемники на протяжении всей истории человечества были обычным явлением во время войны. Иногда они становились чрезвычайно влиятельными и могли изменить ход истории всей страны.

29 июня 1440 года вблизи городка Ангиари сошлись в бою армии Миланского герцогства и Итальянской лиги в составе Флоренции, Венеции и войск Папы Римского. Четырехчасовая битва на ход войны практически не повлияла, но "прославилась" своей кровавостью. По утверждению Никколо Макиавелли, погиб только один рыцарь, да и то потому, что упал с лошади и был затоптан своими же товарищами.

Битва при Ангиари. Копия фрески Леонардо да Винчи авторства Питера Рубенса

Итальянские хронисты в этом конкретном случае называли гораздо большее число погибших, хотя в целом были согласны, что солдаты в случае опасности просто сдавались в плен, не проявляя особого желания драться. Причина такого военного фарса заключалась в том, что большинство воинов были наемниками.

Капитаны войны

Средневековая Италия XIV–XVI веков представляла собой пеструю картину из большого количества отдельных феодальных сеньорий и городов-коммун, между которыми то и дело вспыхивали вооруженные конфликты. Собранное на скорую руку ополчение не годилось для ведения перманентной войны, нужны были профессионалы. На спрос вскоре появилось и предложение в виде "кондотьеров".

Средневековая Италия

Капитаны войны, как их прозвали в простонародье, руководили отрядами наемных солдат — компаниями, а свое прозвище получили от названия договора о найме — кондотты. Поначалу итальянцы пользовались услугами иностранцев, но позже обратили внимание на соотечественников, тем более что на севере Апеннинского полуострова после появления многочисленных городов-государств оказалось много "безработны" дворян. В 1376 году возникла первая известная итальянская ЧВК — "Компания святого Георгия" под руководством Альберико да Барбиано, и очень скоро отряды наемников стали основой местных армий.

Военную науку кондотьеры изучали на практике с юных лет, постепенно продвигаясь по карьерной лестнице под знаменами других капитанов. Муцио Аттендоло Сфорца, основатель династии кондотьеров, пошел в солдаты в 15 лет, а Сиджизмондо Малатеста уже в 15 лет "унаследовал" компанию после смерти отца.

Собрать отряд подготовленных бойцов, вооружить и содержать их было делом нелегким и требовало большого начального капитала. В связи с этим кондотьерами обычно становились выходцы из местной знати и патрициата, а иногда — даже правители итальянских государств: кто для получения военного опыта, как маркиз города Мантуи Франческо ІІ Гонзага, кто для пополнения казны, как герцог Урбино Федерико да Монтефельтро. Представители аристократических семей в поисках заработка охотно шли наемниками даже к вчерашним врагам. Хоть и реже, но время от времени на этом поприще добивались успеха и простолюдины — как сын пекаря Эразмо да Нарни по прозвищу Гаттамелата. Существовали даже целые династии кондотьеров, в которых сын продолжал дело отца, такие как Сфорца, Монтефельтро, Малатеста.

Основатель первой итальянской ЧВК Альберико да Барбиано

Война для кондотьеров в первую очередь была средством заработка, поэтому они обычно подолгу не задерживались у одного нанимателя. Срок договора, как правило, в XIV веке составлял несколько месяцев, а в XV веке вырос до года. Часто полководцы, которые еще совсем недавно были союзниками, оказывались по разные стороны баррикад. Так, Никколо Пиччинино и Франческо Сфорца начинали вместе карьеру на службе у миланского герцога, но впоследствии не раз сходились на поле брани.

Бывали среди кондотьеров и случаи, когда их вражда перерастала с профессиональной в личную. Муцио Аттендоло Сфорца и Браччо да Монтоне, собрав целые армии, вели многолетнюю борьбу за влияние на итальянские государства. Иногда войной решали и дела семейные: Франческо Сфорца не раз сражался с Сиджизмондо Малатестой — своим бывшим зятем, которого подозревал в убийстве дочери.

Профессия кондотьера в средневековой Италии считалась престижной, ведь за свою службу они не только получали жалованье и часть добычи, но могли также добиться передачи себе части завоеванных земель, а то и сами стать правителями. Правда, при этом "капитанов войны" мало кто любил. Так, правитель Римини Малатеста да Веруккьо ради наследства вырезал всех своих родственников, за что Данте поместил его в свой "Ад". Неудивительно, что карикатуры на известных кондотьеров в публичных местах появлялись так же часто, как и памятники им.

Наемники, которых нередко на постой размещали в городах и селах, становились настоящим бедствием для их жителей. Знаменитый итальянский гуманист Поджо Браччолини описывал историю, как к кондотьеру Фачино Кане пришел богатый флорентиец с жалобой на солдата, который отобрал у него плащ на улице. На претензию капитан ответил красноречиво: "Тот, о ком ты говоришь, никак не может быть моим солдатом, ибо ни один из моих не оставил бы на тебе остальное".

Во время войны ситуация была еще хуже, путь наемников можно было проследить по следам пожаров и грабежей. Например, Браччо да Монтоне забавлялся, сбрасывая монахов со стен захваченного монастыря в Ассизи, а во время отступления из Рима из мести приказал разрушить плотины на реке.

Одновременно наемники приносили и экономическую выгоду: в мирное время солдаты обычно все необходимое покупали на местных рынках. Нередко банкиры и ростовщики давали кондотьерам и их подчиненным деньги в долг под проценты в счет будущей добычи или хранили нажитые "кровавым путем" заработки. Во Флоренции даже существовал специальный банк займов для наемников. В Милане же запрещалось выдавать кредиты отрядам, которые не имели работы, поскольку солдаты часто за долги продавали оружие и коней и в нужный момент были не готовы к исполнению "профессиональных обязанностей".

Война по-итальянски

Наемные армии во главе с кондотьерами быстро завоевали популярность в Италии. В начале XV века уже действовало несколько десятков больших "компаний удачи". Дошло до того, что при магистратах Венеции, Милана, Флоренции возникли отдельные органы, которые занимались вопросами найма и контроля за наемниками. Удачливых капитанов награждали землями или деньгами. При этом за пассивность, неудачи или тайные переговоры с противником они могли поплатиться головой, как Франческо Карманьола, которого в 1432 году казнили на площади святого Марка в Венеции за провал войны с Миланом.

Кондотьеры не отличались особой преданностью к работодателям и за круглую сумму готовы были кардинально поменять "жизненные приоритеты", а само слово "кондотьер" быстро стало синонимом продажности и ненадежности. Основной принцип поиска работы был прост: кто платит, тот и получает войско, притом неважно, что по ту сторону будут вчерашние союзники, друзья или даже родственники.

Знаменитый кондотьер и основатель династии миланских герцогов Франческо Сфорца в своей традиционной походной шапке

Франческо Сфорца за разрыв договора с венецианцами получил титул командующего войсками Милана и значительную сумму в довесок. Сиджизмондо Малатеста, подписав контракт с королем Неаполя Альфонсо V, должен был захватить Милан, но вместо этого перешел на службу во Флоренцию и начал воевать против своего бывшего заказчика. Чуть позже он снова повторил подобный маневр: взял деньги от Сиены, но в нарушение условий кондотты отказался вести армию против герцога Орсини. Неудивительно, что Франческо Петрарка называл кондотьеров "варварами с продажными сердцами".

Лояльность наемников стоила дорого: только слухи о возможном участии в войне на стороне противника заставили Венецию заплатить Федерико да Монтефельтро 80 тыс. дукатов, лишь бы он не возглавил войска Феррары. Попадались, конечно, и верные слову капитаны, которые выполняли условия контракта до конца или служили только одному государству, но они были в явном меньшинстве.

Одновременно кондотьеры активно защищали политическое устройство региона, позволявшее получать стабильные доходы от наемничества. Так, Джованни Акуто, несколько лет умело лавируя, поддерживал паритет между Флоренцией и Миланом, получая деньги от обоих. Похожей тактики придерживались и другие кондотьеры. Некоторые из них со временем становились правителями, как Франческо Сфорца, основавший в 1447 году династию миланских герцогов, которая находилась при власти до 1535 года.

Главные "пороки" кондотьеров описал Никколо Макиавелли в своем знаменитом "Государе": "Они (капитаны. — Ред.) проявляли необычайную изворотливость, для того чтобы избавить себя и солдат от опасностей и тягот военной жизни: в стычках они не убивают друг друга, а берут в плен и не требуют выкупа; при осаде ночью не идут на приступ; обороняя город, не делают вылазок к палаткам; не окружают лагерь частоколом и рвом; не ведут кампаний в зимнее время. И все это дозволяется их военным уставом и придумано ими нарочно для того, чтобы, как сказано, избежать опасностей и тягот военной жизни".

Битва при Сан-Романо. Картина итальянского художника Раннего Возрождения Паоло Учелло

Спустя четыре столетия Ганс Дельбрюк в своей знаменитой "Всеобщей истории военного искусства" так описывал войны в средневековой Италии: "Кондотьеры вели войну, как игру, а не как серьезное, кровавое дело, с своекорыстным расчетом как можно дольше протянуть войну и выжать как можно большую плату из своих нанимателей; они не искали решительного боя, а избегали его; когда же дело доходило до сражения, то и солдаты, смотревшие друг на друга как на товарищей, щадили друг друга и не проливали крови".

Однако, несмотря ни на что, услугами кондотьеров продолжали пользоваться, ведь войны были практически непрерывными и искать альтернативу было сложно и затратно, да и безработные наемники просто бы разорили страну.

Цена вопроса

Обычно кондотта заключалась между правителем или представителями города c одним или группой кондотьеров. Контракт предусматривал, что наниматель предоставляет задаток, а также оплачивает при необходимости расходы на питание солдат, оружие, лошадей. Нередко они составляли уже треть или половину всей суммы договора. Отдельно прописывались суммы на лечение раненых, захоронение убитых. Оплата услуг кондотьеров могла включать часть захваченной добычи. В кондотте могло прописываться и условие не нападать на нанимателя на протяжении определенного срока после окончания действия договора. Также кондотьеры могли хорошо заработать на выкупе: чем пленник и его родственники были богаче, тем лучше. Флорентийский хронист Джованни Виллани так описывал столкновения неаполитанских рыцарей с армией кондотьеров в 1349 году: "Войны как таковой не было, происходила просто ловля баронов и богатых рыцарей для выкупа".

Кондотьеры на марше. Фрагмент фрески в замке Мальпаго

Нередко кондотьеры не только воевали, но и занимались охраной дорог и замков, выполняли полицейские функции в случае восстаний. В XV веке стала популярна кондотта с отложенным действием, когда нанятый кондотьер со своими солдатами выступал в поход по требованию заказчика не сразу, а по мере необходимости. Эта система была выгодна как нанимателям, которые не платили наемникам, пока те не воюют, так и кондотьерам, которые могли временно отправить своих людей на службу в другое место, при этом уже имея гарантированную работу в будущем.

Цена услуг кондотьера зависела от количества солдат, талантов и опыта капитана и стремительно возрастала при срочном заказе. Например, в 1448 году Франческо Сфорца заплатил 6700 флоринов за восемь месяцев "работы" компании маркиза Гульельмо да Mонферрато, состоявшей из 700 "копий" (одно копье — два всадника и оруженосец) и 500 пеших воинов. В тогдашних ценах, например, конь стоил 16-22 флорина, шлем — 1 флорин, кольчуга — 0,5 флорина, обычный дом во Флоренции — 100-200 флоринов, а питание в течение года обходилось в 5-10 флоринов.

"Алтарь Монтефельтро", картина авторства Пьеро делла Франческа. Герцог Урбино Федерико да Монтефельтро изображен на коленях перед младенцем Иисусом и святыми

Часто города и синьории попадали в долги из-за выплат наемникам, им приходилось брать взаймы, выплачивать часть денег продуктами и лошадьми или же вводить отдельные налоги на содержание наемников, ведь армия, которой не заплатили, разоряла земли. В конце XIV века миланский герцог тратил ежемесячно 42 тыс. флоринов на содержание нескольких компаний, собрав лучшие военные таланты Италии: Альберико да Барбиано, братьев Малатеста, дал Верме, Фачино Кане, Карманьолу. В целом итальянские государства в военное время тратили на наемников до половины своих доходов. При этом в мирное время, как писал Никколо Макиавели, "они разорят тебя не хуже, чем в военное — неприятель".

Заработанные деньги капитаны делили между солдатами, а их собственная часть нередко шла на содержание отряда в мирное время. Многим из капитанов посчастливилось получить за службу поместье или захватить город, которые облагали данью, а прибыль использовали на строительство собственных дворцов, замков. Некоторые из них впоследствии становились покровителями искусств, и мастера эпохи Ренессанса создавали для них шедевры на "кровавые" деньги. Федерико да Монтефельтро превратил Урбино в центр развития тогдашней науки и культуры, став покровителем философов, художников, поэтов. Он собрал самую большую библиотеку в Италии после папской, в ней одновременно работали 40 переписчиков книг. Современники считали его вторым после Козимо Медичи меценатом Италии.

Конец монополии

Конец эпохи господства кондотьеров на полях сражений наступил в начале XVI века, когда армии французов, испанцев и немцев неоднократно вторгались на территорию Италии. Отряды кондотьеров не смогли противостоять значительно более многочисленным и дисциплинированным регулярным армиям, которые массово использовали огнестрельное оружие. На службу все чаще стали нанимать швейцарцев и немецких ландскнехтов, хотя само слово "кондотьер" в значении "капитан наемников" продолжало использоваться и сохранилось как символ беспринципного солдата.

Loading...