Мемы атакуют! Владимир Казаневский — о смерти карикатуры и новых трендах изобразительного юмора

  • Константин Рылев

Весь XX век прошел под знаком карикатуры, но сейчас она приходит в упадок. Вместе с карикатуристом Владимиром Казаневским Фокус разбирался, почему так произошло

70 лет исполнилось украинскому карикатуристу Владимиру Казаневскому, одному из самых титулованных художников-карикатуристов мира: 80 Гран-при и более 500 премий, полученных в 53 странах. Его выставки проходили в США, Франции, Японии, Венгрии, Бельгии, Хорватии. Изданы несколько его графических романов (история в карикатурах без текста): "Воспоминания пожилого амура", "Головы", "Шея", "Безумцы" — в Украине, Нomo Gibber — в Швейцарии, а сборник лучших работ в серии Modern World Cartoonist вышел в Китае. 

В Украине традиционно сильна школа карикатуры (как и близкая ей по художественной форме мультипликация, вспомним культовых режиссеров Давида Черкасского и Владимира Дахно). Более 30 лет назад был создан Киевский клуб карикатуристов "Архiгум", что означало "гумор архітекторів" (многие из будущих классиков карикатуры имели архитектурное образование, как и мультипликаторы), или "архигуманизм". Из той плеяды вышло три творца мирового уровня: Анатолий Казанский (1949–1998), Юрий Кособукин (1950–2013) и Владимир Казаневский. Все они мастера карикатуры без слов. Каждый создал уникальный стиль.

"Чем хуже у страны дела — тем лучше ее карикатуры. Поэтому расцвет карикатуры пришелся в Украине и на 1990-е"

Казанский — это сложные сюрреалистические работы, где было до 50 образов, причудливо взаимо­связанных между собой. Для того чтобы уместить это все на небольшом листе, он рисовал тончайшей паутинной линией. Жизнь художника трагически оборвалась — его загрыз собственный ротвейлер, об этом страшном случае тогда написали все столичные газеты.

Тренд Юрия Кособукина — это "небритый человечек", некий обывательский персонаж, который, подобно чаплиновскому "маленькому человеку", переходил из одной комедийной ситуации в другую, из одного цикла — в следующий.

Пожалуй, наиболее философский вариант — у Владимира Казаневского: он выпускает серии приключений безголовых людей, с горбами и т. п. Я бы назвал открытый им жанр "аналитической карикатурой", потому что Казаневский разделяет предмет исследования на составляющие как бы по научной методике (тут пригодилась его специальность "космическая радиофизика") и показывает, что может случиться с гомо сапиенс, если убрать вторую составляющую определения — "разумный". По сути, творчество мастера обозначается фразой по названию офорта Франциско Гойи: "Сон разума рождает чудовищ". Казаневский показывает, что могут натворить "безголовые" люди, у которых голова и тело конфликтуют. Художник препарирует общество потребления, которое идет на поводу животных рефлексов, подстегиваемых рекламой.

Знаменитая карикатура Казаневского, получившая множество наград, показывает обезьяну, висящую в пустоте над пеньками вырубленного леса. Смысл работы не только в том, что обезьяне негде жить, но и в том, что первопричина экологических проблем все та же: когда человек перестает контролировать собственнические инстинкты, он сам превращается в животное. Казаневский предупреждает: инстинкт жадности может победить в нас инстинкт самосохранения, если человек в своем эгоизме начинает рассматривать себя изолированно от природы. 

ВСЕГДА АКТУАЛЬНО. "Экологическая" карикатура Казаневского с обезьяной, висящей над вырубленным лесом, обошла все ведущие газеты мира

Одна из краеугольных тем Казаневского — человек, становящийся рабом привычки, условного рефлекса. Эта идея — в его знаменитом рисунке, где во время тюремного футбола проштрафившегося зэка охранник удаляет с поля на волю. Наказанный с ужасом смотрит на распахнутую дверь, где виднеется солнечный пейзаж: ему страшнее выйти, чем остаться в привычном окружении. Художник призывает нас не быть автоматами, ценить свободу, в том числе свободу выбора, и не повиноваться стадным инстинктам.

ВНЕ ИГРЫ. Одна из тем карикатур Казаневского — человек, становящийся рабом привычки

Еще одно направление Казаневского — политическая карикатура, когда рисунок иллюстрирует конкретную политическую ситуацию.

Весь XX век с его кризисами, войнами, тоталитаризмом, фанатизмом прошел под знаком карикатуры. Она помогала бороться с этими явлениями при помощи смеха, уменьшала их масштабы, превращая их из страшных в смешные. Ни одно значимое медиа долгое время не обходилось без карикатур и карикатуристов. Однако сейчас, во времена интернета, она потихоньку приходит в упадок. Поговорим об этом с Владимиром Казаневским, который продолжает сотрудничать с ведущими украинскими и зарубежными изданиями.

 Владимир, с какими СМИ вы сотрудни­чали?

— В советскую пору — с журналом "Україна". Во времена независимости работал в оппозиционной газете "Всеукраинские ведомости". Но она, появившись в 1999 году, просуществовала всего полгода. 

ОФИСНЫЕ РАБЫ. Карикатура вызывает смех, проводя ироничную параллель между совре­менностью и средневековьем

В 2004 году я стал работать в "Газетi по-українськи" и журнале "Країна". С тех пор создаю где-то 10 рисунков в неделю. Сотрудничаю также со швейцарским изданием Nebelspalter, японским Yomiuri Shimbun, французским Courrier International, американским Witty World, немецким Eulenspiegel. Даю те рисунки, которые выходили здесь, но их берут как иллюстрации к статьям. Гонорар за рубежом — от $100. В международные журналы и газеты посылают свои работы художники со всего мира, так что получается почти конкурс. Но меня печатают часто.

 Когда в Украине начался подъем карикатуры?

— В период перестройки, хотя еще в 1983 году образовался клуб "Архiгум", куда вошло 15 карикатуристов. Когда СССР распался, половина из них эмигрировала в США, Израиль, Канаду, Австралию. Карикатура без слов нравилась прессе, потому что могла подойти к любой статье — политической, экономической, спортивной. Эта карикатура возникла в начале 1930-х в США во времена Великой депрессии и перед войной во Франции. New Yorker начала ставить философские карикатуры к злободневным текстам, подчеркивая суть статьи и расширяя ее смысловой диапазон.

Карикатура расцветает в тех странах, где наблюдаются серьезные социальные неурядицы. В Украине сейчас порядка 30 карикатуристов, а в Турции — 800. На данный момент карикатура активно развивается в Турции и Иране. Чем хуже у страны дела — тем лучше ее карикатуры. Поэтому расцвет карикатуры пришелся в Украине и на 1990-е. А в СССР карикатура возникла, когда КГБ прозевал польский сатирический журнал "Шпильки", который можно было купить в любом киоске.

"Многие люди не любят, когда им показывают то, что у них в голове"
Ролан Топор, французский карикатурист 

Карикатура — это эзопов язык, если другие формы выражения запрещены. Когда Союз рухнул, я сразу ощутил, насколько стало тяжелее найти тему для рисунка. В "Крокодиле" когда-то у меня вышел рисунок: сидел начальник, а подчиненные вокруг — попугаи. И все восклицали: как ее могли пропустить! А сейчас — пожалуйста.

Карикатура по стоимости квартиры

 Когда появились конкурсы карикатур?

— Конкурсы возникли в Италии в 1960-х, а потом они распространились по всему миру. В Японии в 1990 году я получил приз от японской газеты Yomiuri Shimbun — $12 тыс. — за рисунок с висящей в пустоте обезьяной над вырубленным лесом. На этот конкурс прислали 15 тыс. работ. В газете "Комсомольская правда" вышла статья обо мне под названием "В нашей стране живет миллионер", потому что они мой денежный приз посчитали в иенах. В Музей литературы, где я тогда работал, пошли письма со всей страны с просьбами о финансовой помощи.

 Вы въехали на коне в кризисные 1990-е, участвуя в десятках конкурсов и получая денежные призы.

— Да, в те годы даже небольшой приз, например $1 тыс., мог год кормить семью. Приглашали и на церемонию награждения — так я объездил всю планету. Причем рисовал то, что мне нравится, складывая в архив. Если же тема на конкурсе была задана, то в архиве находил подходящий к ней рисунок.

 Как появилась основная тема ваших книг — безголовые люди? Как возникли графические романы?

— Мне стало скучновато работать в жанре чистой карикатуры, захотелось создать нечто эпическое, так я нашел для этого новую форму — графический роман. В отличие от комикса, там нет текста. Мне интересно таким образом глубже исследовать человеческую природу. Что касается стержневой идеи, то мы потеряли головы, потому что телесные потребности вытеснили духовные. Я больше симпатизирую головам — это духовная жизнь. Однако что бы я ни придумывал, меня радует, когда зрители и критики в моих работах находят такие смыслы, о которых я даже не подозревал. Ведь я как художник часто интуитивно добиваюсь результата.

 Рисунок с обезьяной все актуальнее, учитывая масштабность экологических проблем.

— Да, в Америке этот рисунок обошел все газеты: как мы в угоду своей жадности скармливаем окружающую среду. Я тут вспоминаю слова одного из основоположников карикатуры без слов — француза Ролана Топора: "Многие люди не любят, когда им показывают то, что у них в голове". Карикатуристы показывают несовершенства людей и их поступков в надежде на то, что человек способен что-то исправить. Отсюда мой оптимизм.

Интернет-скорость убивает карикатуру

 Почему карикатура в упадке? Ощущение, будто ее "съели" мемы, фотожабы, демотиваторы и видеоролики.

— Из-за скорости интернета люди перестали воспринимать серьезную информацию. Все сидят в потоке новостей. Карикатура же в сравнении с сетевыми формами подачи юмора требует больших затрат энергии от зрителя. Человек не готов ее тратить.

 Приведите пример яркой философской карикатуры, чтобы читатели лучше ориентировались в том, что вы имеете в виду.

— Пусть это будет не моя, а карикатуриста Михаила Златковского, у него есть работа о фанатизме: идет человек без головы, а флаг — это топор. Так вот, эта карикатура сейчас не получила бы наград. В фаворе слащавые рисунки с правильной идеей: сохранение культурных ценностей, здоровый образ жизни. Мы в Украине свой конкурс объявили, чтобы разнообразить это поле: тема — соцсети, приз — $500. А вообще — карикатура сейчас тяготеет к сатире.

 Вы имеете в виду политическую карикатуру? 

— В том числе. Интерес к политической карикатуре вырос после теракта в редакции французской газеты Charlie Hebdo в 2015 году, когда два арабских террориста расстреляли часть редакции, в том числе четверых карикатуристов из-за рисунков антиисламской направленности. Я был потом во Франции на форуме, посвященном этой трагедии, и нас, художников, круглые сутки охраняли полицейские с автоматами.

ЗЕ-ЗЛОБОДНЕВНО. Метафора с лодкой-галстуком без слов объясняет ситуацию, сложившуюся между Владимиром Зеленским и его командой

Я рисовал карикатуры на Зеленского и Порошенко в предвыборную кампанию. А еще на Путина. Эти рисунки обыгрывают ту или иную ситуацию. Но в целом карикатура без слов уходит. Должна появиться какая-то новая форма. Так или иначе, настоящий карикатурист напоминает "адописца", который под слоем краски с изображением черта скрывает лик святого. Карикатура будет существовать, пока на Земле не переведутся люди, способные различать слезы от смеха и слезы от горя.