Фискальная география. Как отличается налоговая нагрузка в Украине от других стран

2019-04-17 14:00:00

4937 0
Фискальная география. Как отличается налоговая нагрузка в Украине от других стран

Фото: Getty Images, Николай Ковалёв

Почему фискальная система Украины, несмотря на невысокие ставки по сравнению с другими странами, неудобна для бизнеса и провоцирует уклонение от уплаты налогов

Менеджер Максим из Киева получает минимальную зарплату 4173 грн. На карточку ему падает 3359 грн. Оставшиеся 814 грн съедает подоходный налог — 18% и военный сбор — 1,5%. Впрочем, Максим живет не только на официальную зарплату. Основную часть вознаграждения — 15 тыс. грн, как и премии, работодатель выплачивает ему неофициально.

Такая ситуация молодого человека устраивает. В государственную пенсионную систему он не верит, а способность государства грамотно распоряжаться собранными налогами оценивает скептически. "Зачем отдавать деньги государству — чиновники все разворовывают, а дороги так и остаются убитыми. Недавно попал в яму, колесо порвал в клочья, кто мне компенсирует?" — возмущается наш герой.

Невидимое бремя

На самом деле даже с неофициальных зарплат украинцы уплачивают в бюджет немалые деньги. Например, холостяк Максим тратит около 12 тыс. грн в месяц. Порядка 2 тыс. грн уходит на авто, 3–4 тыс. грн расходует на бизнес-ланчи или кофе-паузы, остальное уходит на продукты и оплату коммунальных услуг. Вечерами Макс любит расслабиться с бутылкой пива и за пару дней выкуривает пачку сигарет.

При такой структуре затрат за год молодой человек платит около 62 тыс. грн налогов без учета 9,8 тыс. грн налога на доходы физлиц (НДФЛ) и военного сбора, которые изымают с его официальной зарплаты. При помощи калькулятора проекта "Ціна держави" несложно подсчитать, что из указанных 62 тыс. грн около 15,8 тыс. грн идет на пенсии, почти 8,7 тыс. грн — на образование, 6,4 тыс. грн — на соцобеспечение, 5,3 тыс. грн — на проценты по государственным заимствованиям, приблизительно по 4,7 тыс. грн — на медицину и правоохранителей, 3,6 тыс. грн — на во­оруженные силы и т. д.

Эти средства вымывают непрямые налоги: 20% — налог на добавленную стоимость (НДС) и акцизы на топливо, алкоголь и сигареты. "В Украине ставка НДС соизмерима со среднемировыми показателями, тогда как в странах ЕС она нередко достигает 23– 25%", — комментирует Сергей Попов, партнер компании KPMG в Украине.

"В Украине ставка НДС соизмерима со среднемировыми показателями, тогда как в странах ЕС она нередко достигает 23–25%"

Сергей Попов, партнер компании "KPMG в Украине"

Ставки акцизов в нашей стране пока также заметно ниже, чем в странах ЕС. Благодаря этому авто в Украине заправлять дешевле, чем у западных соседей, хотя и дороже, чем в США, где налоговая нагрузка на топливо ниже. Сигареты в Украине дешевле, чем в Евросоюзе. Однако, взяв на себя евроинтеграционные обязательства, Украина пообещала повысить акциз на сигареты до 2025 года до уровня не менее чем 60% от стоимости табачного изделия. "Косвенные налоги, согласно исследованиям Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), менее вредны для экономического роста, — комментирует Владимир Дубровский, старший экономист CASE-Ukraine. — Их легче собрать и они меньше провоцируют коррупцию по сравнению с прямыми налогами".

Как отмечает собеседник Фокуса, НДС считается самым нейтральным из всех налогов, а акцизы часто применяются для уменьшения вреда от потребления некоторых товаров. То есть государство за счет повышения акцизов провоцирует подорожание алкоголя и сигарет, рассчитывая добиться сокращения их потребления.

Корпорации в офшорах

Для сопоставления уровня налогов, которые бизнес платит в Украине и других странах, опрошенные Фокусом эксперты ссылаются на исследование Всемирного банка Paying taxes, в котором Украина занимает 54-ю строчку в списке из 190 стран. Согласно этому рейтингу, налоговая нагрузка на бизнес в Украине составляет 41,5%, что включает налог на прибыль, недвижимость, землю и фонд оплаты труда.

Так, налоговая нагрузка в Украине немного выше, чем в Венгрии (40,3%), Польше (40,7%) и Азербайджане (40,8%), и куда солиднее, чем в Грузии (9,9%) и Латвии (36%). Однако в наиболее развитых странах фискальное бремя тяжелее, чем у нас. В Германии этот показатель составляет 49%, в Австрии — 51,5%, во Франции — 60,4%.

Формально ставки основных налогов в Украине выглядят не такими уж высокими. Но Александра Томашевская, налоговый консультант Киевского центра поддержки и развития бизнеса, объясняет, что во многих странах, где основные ставки налогов выше, действует шкала, согласно которой с небольших доходов взимается меньше налогов или применяется процедура возмещения налога. В Украине же ставки унифицированы.

Например, ставка корпоративного налога или налога на прибыль в Украине равна 18%, что, по общемировым меркам, не так много. Более того, как отмечает Сергей Попов, партнер компании "KPMG в Украине", в сравнении со многими европейскими странами украинские компании агрессивнее оптимизируют свою налоговую нагрузку посредством использования низконалоговых юрисдикций — офшоров.

По подсчетам Владимира Дубровского, Украина выводит в офшоры по $10 млрд ежегодно и входит в число лидеров по объемам этого явления. Причины собеседник Фокуса видит в большой доле экспорта и импорта в сочетании с коррумпированностью налоговой службы и безнаказанностью крупных и очень крупных предприятий, которые работают под политической "крышей".

Для исправления ситуации в Украине внедряется план ОЭСР по противодействию размыванию базы налогообложения и выведению прибыли — BEPS (base erosion and profit shifting). "В конце февраля 2019 года украинский парламент ратифицировал соглашение MLI, что стало одним из важнейших элементов плана противодействия BEPS и поставило Украину в ряд с передовыми странами по критерию борьбы с налоговыми злоупотреблениями", — говорит Сергей Попов. Он считает, что это сузит возможности украинских компаний применять льготные ставки при выплате пассивных доходов иностранным компаниям и улучшит механизм обмена налоговой информацией между государствами.

Если внедрение международного опыта в борьбе с офшорами скорее выглядит как кнут для налоговых оптимизаторов, то в виде пряника должна выступать либеральная реформа налога на прибыль, которая пока существует только на бумаге. Речь идет о замене корпоративного налога налогом на выведенный капитал. Он предполагает налогообложение только той части прибыли, которую акционеры распределяют между собой. Прибыль, вложенная в развитие бизнеса на территории страны, освобождается от налога. Таким образом государство стимулирует бизнес инвестировать средства в развитие экономики.

Ввести налог на выведенный капитал в Украине планировали с 2019 года, но так и не решились. По всей видимости, из-за риска уменьшения поступлений в госбюджет. Однако некоторые страны успешно справились с этой задачей. "В 2017 году Грузия снизила налоговую нагрузку до 9,9% за счет внедрения налоговой системы эстонской модели, которая предполагает, что прибыль компании, инвестируемая в бизнес, не облагается налогом, для индивидуальных предпринимателей действуют режимы льготного налогообложения, а социальные сборы отсутствуют, — приводит пример Дария Федченко, менеджер группы международного налогообложения компании "PwC Украина". — В самой Эстонии показатель налоговой нагрузки составляет 48,7%, что связано с высокой долей социальных сборов (около 38,8%)".

По подсчетам Владимира Дубровского, Украина выводит в офшоры по $10 млрд ежегодно и входит в число мировых лидеров по объемам этого явления

Как отмечает Дария Федченко, правительство Грузии планирует внедрить социальные взносы в 2019 году. Поэтому Украине, которая также рассматривала возможность перехода на эстонскую модель налогообложения прибыли, будет интересно проследить, как изменится ситуация в Грузии после социальной реформы.

Кроме корпоративного налога еще одним болезненным моментом для украинского бизнеса остается учет НДС. В частности, Вячеслав Черкашин из РПР считает, что Украина отстроила одну из самых обременительных систем администрирования этого налога в мире. "С момента внедрения системы электронного администрирования НДС, Единого реестра налоговых накладных, а теперь еще и механизма блокировки налоговых накладных бремя администрирования налога, включая борьбу с уклонистами и схемами, государство в значительной мере переложило на налогоплательщиков, — возмущается Черкашин. — Из-за этого затраты времени на исполнение требований налогового законодательства по НДС за последние три-четыре года выросли на 33% и, согласно Doing Business — 2019, составили 199 часов". Во многом за счет этого Украина в рейтинге Doing Business по направлению "Налогообложение" потеряла 11 позиций, опустившись с 43-го на 54-е место.

Самозанятые в упрощенке

Максим, о котором шла речь в начале статьи, на недавней встрече одноклассников узнал, что "заучка" Боря, у которого он списывал алгебру, теперь работает в IT-компании и зарабатывает в три раза больше, а отличница Алла — победительница лингвистических олимпиад — успешно занимается репетиторством.

И Борис, и Алла не платят больших налогов, причем официально. Борис работает как физлицо-предприниматель (ФЛП) третьей группы упрощенной системы. Эта группа позволяет сотрудничать с юрлицами на общей системе налогообложения, в том числе с иностранными. В бюджет Борис платит единый налог — 5% от своих доходов.

Алла, которая предоставляет услуги исключительно другим гражданам, комфорт­но себя чувствует во второй группе плательщиков единого налога. Ставка для этой группы составляет от 2% до 20% от минимальной зарплаты — максимум 834,60 грн по состоянию на 2019 год. Первая группа платит еще меньше — от 1% до 10% от прожиточного минимума (до 192,1 грн). Однако в этой группе могут работать только ФЛП, торгующие на рынке или оказывающие бытовые услуги (уборку, пошив или ремонт одежды и т. п.).

Подобная система — отнюдь не украинское изобретение. Вячеслав Черкашин подчеркивает, что в мире существует огромное количество преференциальных и упрощенных режимов налогообложения для малых предприятий и ФЛП и украинская упрощенная система идеально вписывается в мировые тренды поддержки малого и микробизнеса.

"Во многих странах предприниматели работают на патенте (еще более простой аналог первой и второй групп единого налога), а в Грузии самозанятые в бытовых услугах вообще не платили налогов, — продолжает Владимир Дубровский. — Доходы таких предпринимателей не настолько велики, чтобы окупить работу по их "ловле", поэтому государству можно отказаться от учета, обложив налогом некий вмененный доход, который трудно превысить в обычных условиях".

По мнению Дубровского, упрощенные режимы работают как средство компромиссной детенизации и выводят труд небольших предпринимателей в легальный сектор. Поэтому идеи сузить или отменить упрощенку, которые периодически высказывают чиновники, скорее приведут к еще большему росту теневого сектора, а не к повышению доходов госбюджета.

Средний бизнес в схемах

Максим отнюдь не просил выдавать ему зарплату в конверте. Работодатель — среднее частное предприятие с украинским капиталом — черным налом выплачивает вознаграждения всем сотрудникам в добровольно-принудительном порядке. На фирме, которая работает на рынке уже более 10 лет, так сложилось исторически.

Единственное, что поменялось в последнее время на работе у Максима, это уровень официальных зарплат, которые бухгалтерия неоднократно дотягивала до "минималки". За период с 2015 года до весны 2019-го украинское правительство постепенно повышало показатель минимальной зарплаты с 1218 грн до 4173 грн в месяц.

Компания, где работает Максим, для Украины типичный случай. Согласно объяснениям Владимира Дубровского, малый и средний бизнес, который не может использовать ни упрощенную систему налогообложения, ни офшоры и политическую "крышу", находится в самом тяжелом положении, поэтому и прибегает к разным ухищрениям, часто незаконным — таким, как зарплаты в конвертах. За счет этого компании умудряются снижать фискальную нагрузку и успешно конкурировать на рынке.

Главный фактор, который вынуждал предприятия работать в тени, — особенности налогообложения фонда оплаты труда. "В Украине исторически был установлен огромный размер налога на труд — начисления на фонд зарплаты доходили до 52% и долгое время существовал прогрессивный налог на доходы с очень высокими верхними ставками, что спровоцировало тенизацию зарплат", — напоминает Владимир Дубровский.

Компромиссная детенизация. Упрощенный режим налогообложения призван вывести труд ФЛП в легальный сектор

В 2016 году в Украине снизили нагрузку на фонд оплаты труда, уменьшив ставку единого социального взноса (ЕСВ) до 22%. Поэтому теперь с зарплат сотрудников работодатель уплачивает НДФЛ (18%), военный сбор (1,5%) и ЕСВ (22%), что в совокупности составляет 41,5%. Это решение опрошенные Фокусом эксперты считают верным, но недостаточным. "При слабой экономике, критическом внешнем долге и смертельно больной пенсионной системе налоговая нагрузка на труд в нашей стране составляет 41,5%, тогда как в странах ОЭСР ее уровень не превышает 30%", — говорит Вячеслав Черкашин. По его мнению, ситуацию усложняют и безответственные попытки социального блока правительства "выжать соки" из налогоплательщиков для латания дыры в Пенсионном фонде — попытки директивной установки зарплат руководителей, внедрение прогрессивной ставки ЕСВ для высоких доходов, возврат силовых полномочий Пенсионному фонду и т. п.

Вопреки ожиданиям правительства, снижения ЕСВ до 22% в сочетании с повышением минимальной зарплаты оказалось недостаточно для детенизации сферы занятости. Как рассказывает Фокусу HR-консультант, пожелавший остаться неназванным, вознаграждение в конвертах по-прежнему выплачивают до двух третей украинских работодателей.

"Экспертная среда в Украине выступает за снижение уровня налогообложения оплаты труда, — комментирует Сергей Попов. — В частности, предлагаются модели, которые предусматривают отмену военного сбора и объединение ЕСВ и НДФЛ в один налог со ставкой 30%". По мнению собеседника Фокуса, необходимо проанализировать, насколько такая модель повлияет на детенизацию и инвестиционную привлекательность. Теоретически снижение налоговой нагрузки на труд должно способствовать росту объемов производства, расширению официальной занятости и оживлению экономики.

Проклятие Азарова

Одним словом, ставки основных налогов в Украине по сравнению с другими странами не так уж высоки. Вместе с тем бизнес жалуется на тяжелое фискальное бремя и пытается тем или иным способом оптимизировать налоги. "Высокие или низкие ставки не выступают основной причиной платить или не платить налоги, — объясняет ситуацию Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований. — Ведь кроме высокой деловой культуры со стороны бизнеса нужны качественные государственные институты, показывающие ощутимый позитивный результат. Поскольку у нас государство не демонстрирует эффективности, а вместо этого мы видим коррупцию, затягивание решений, давление и неадекватное перераспределение средств, то бизнес и не стремится платить налоги".

Также присутствует несоответствие налоговой системы европейскому вектору. В то время как украинская экономика переориентируется на западные рынки, над налоговой системой будто продолжает нависать тень северного соседа. "Налоговый кодекс Украины разрабатывался людьми, хорошо знакомыми с Налоговым кодексом РФ, а отдельные разделы в первых редакциях были буквально переписаны с российских аналогов", — говорит Александра Томашевская. По ее словам, в связи с многочисленными изменениями, внесенными в Налоговый кодекс Украины, сегодня разница с российским законодательством стала глубже. В то же время, например, особенности оформления первичных документов или законодательство о кассовой дисциплине по-прежнему остаются клонами налоговых норм РФ.

Стиль работы фискальной системы зависит не только от буквы закона, но и от исторически сформировавшейся модели отношений. "Формально налоговая система Украины построена по европейскому типу, но на неформальном уровне в ней со времен председательства Николая Азарова доминировал конфискационный принцип, — продолжает Владимир Дубровский. — Налоги с предприятий, особенно налог на прибыль, взимались в основном произвольно, таким же произвольным было возмещение НДС, и это сопровождалось огромными поборами, так называемым коррупционным налогом, как это происходит в странах третьего мира".

Несмотря на то что за последние годы в фискальной сфере произошли положительные изменения (уменьшен объем злоупотреблений с НДС и пр.), Дубровский считает, что налоговая реформа не доведена до конца, так что цивилизованной украинскую налоговую систему назвать нельзя.

Создается впечатление, что в коридорах фискального ведомства по-прежнему витает дух беглого Азарова, препятствуя изменению построенной им репрессивной системы. Учитывая приближение президентских и парламентских выборов и неопределенность их исхода, в налоговой сфере в ближайший год сколько-нибудь радикальных изменений ожидать вряд ли стоит.

Loading...