Мы не Петры! За что украинки обиделись на "Эмили в Париже"

Почему украинок задела героиня с мягко говоря, не популярным в стране именем Петра, из сериала, прослывшего набором стандартных трюков и дешевых клише?

Эмили и украинка Петра в сериале "Эмили в Париже"
Эмили и украинка Петра в сериале "Эмили в Париже"

В сети разгорелся скандал вокруг второго сезона популярного сериала Netflix "Эмили в Париже". Создатели проекта включили в сценарий сериала с многомилионной аудиторией удручающе карикатурный персонаж девушки из Украины, уточнив, что эмигрантка родом из Киева. А дальше, случился эффект разорвавшейся бомбы или, правильнее сказать — выстрела на горнолыжном склоне.

Наша соотечественница Евгения Гаврилко, проживающая в Париже опубликовала пост, в котором выразила глубокое возмущение образом вороватой, недалекой и вульгарной героини из Украины, представленной в четвертой серии "Эмили". За сутки публикация стала вирусной и одной из самых обсуждаемых в Сети. На тему предвзятости к украинцам и пошлого образа наших граждан в зарубежном кинематографе высказались медийные личности и пользователи социальных сетей. Разгорелась горячая дискуссия, и уже через несколько часов отреагировал украинский минкульт в лице его главы — Александра Ткаченко, который пообещал разозленным украинцам немедленное официальное обращение к администрации стриминговой платформы Netflix. Менее чем за сутки скандал вокруг стереотипов в "девочковом сериале" вышел на уровень диалога в масштабе государства.

По сути трудно возражать против массового и непримиримого возмущения украинцев юзанием опостылевших стереотипов. Наши девушки неизменно представлены в американском и европейском кинематографе образами несчастных проституток, горничных, безграмотных беженок, а в лучшем случае невест, которым удалось интегрироваться в мир западных профитов за счет брака с представителем "государства, где работают законы". А вообразить себе успешную self-made woman из Украины в качестве заметного персонажа в проекте, претендующем на международную аудиторию и высокие рейтинги, просто невозможно.

Это обстоятельство понятно и объяснимо. Успешные на своей земле украинцы, активно работающие на имидж страны, не ищут реализации за границей в качестве дешевой наемной силы и как следствие, они не очевидны для среднестатистического зрителя фильмов и сериалов в странах Западной Европы и США. Отсюда стереотипное восприятие украинцев, да и граждан любой другой бедной страны постсоветского пространства в глазах аудитории, на которую делают ставку продюсеры.

Петра из сериала "Эмили в Париже"
Диалог Эмили и Петры в сериале "Эмили в Париже"

Но история с эпизодом "Эмили в Париже" удивительна, ибо беспрецедентна для Украины. Мы ведь никогда не позволяли себе так громко возмущаться. Украинцы давно привыкли к своей обычной роли в западном искусстве и даже почти не обижались. Хотя, обижались конечно, но больше в формате диалогов за вином с друзьями и коротких ситуативных постов, не имеющих большой поддержки подписчиков. Эта тема долгое время жила где-то на задворках нашего сознания, под грифом "Ну, это как всегда".

В свою очередь, сериал "Эмили в Париже", ставший предметом коллективной обиды со стороны украинцев, неоднократно упрекали за набор культурных и социальных топорных клише, собранных в персонажах ТВ-проекта. Может показаться, что создатели истории про американку в Париже решили пройтись по всем без исключения. В этой небольшой киновселенной с яркими модными образами от Патриции Филд, французы массово проживают в радиусе километра от Эйфелевой башни, плачут в кинотеатрах, питаются багетами и луковым супом. Геи одеваются в розовое и разговаривают полу женскими голосами. Героиня азиатка не выходят из дома без массивной позолоченной бижутерии и негласно возглавляет клуб, где бывают эмигранты с неустойчивым юридическим статусом. Впрочем, ее собственная виза тоже давно просрочена, о чем она с юмором упоминает в разговоре.

Справедливости ради стоит отметить, что главная героиня сериала тоже представлена утрированным, поверхностным и недалеким персонажем. Американке Эмили, которая приехала в Париж ради изучения французского языка, за 10 серий первого сезона так и не удалось научиться складывать слова в хоть сколько-то понятные смыслы, даже с помощью онлайн-переводчика. В той же четвертой серии второго сезона, где появляется персонаж киевлянки Петры, Эмили пытается написать письмо своей сопернице по любовному треугольнику, в котором допускает ошибки, несовместимые с жизнью человека, умеющего гуглить.

Эмили в Париже фото
Кадр из первого сезона сериала "Эмили в Париже"

Другими словами, сценаристы комедийной истории для девочек, спрятавшись за несерьезностью жанра, успели немного поиздеваться над всеми, кто традиционно обижается и даже теми, кто привык жить вне истории про "униженных и оскорбленных". Так почему же украинок так задела нелепая героиня с мягко говоря, не популярным в стране именем Петра, из сериала, прослывшего набором стандартных трюков и дешевых клише? Ведь все могло быть как раньше: проглотили и забыли, потому что привыкли, потому что так всегда…

Складывается впечатление, что триггером, который не дал украинцам пропустить историю мимо ушей стал совсем не вульгарный стиль одежды, манеры и повадки Петры, которая безнаказанно ворует одежду в люксовых магазинах, боится депортации и, как и главная героиня, не способна связать трех слов на языке, который изучает. В конце концов, украинки бывают разными, в том числе и такими. Ключевой месседж в возмущениях пользователей Сети сводится к тому, что персонаж в контексте сюжетной линии эпизода был абсолютно лишним и не получил логического развития. Тогда зачем вообще он был нужен?

Петра внезапно появляется в поле зрения американки Эмили, в течение 3 — 5 минут выкладывает весь набор позорных клише, после чего бесследно исчезает из кадра. Смысловая нагрузка включения персонажа в сюжет начисто отсутствует, если только создатели сериала не имели целью намеренно оскорбить украинцев, ради чего и придумали этого бессмысленного персонажа.

В любом случае, прецедент с Петрой из "Эмили" стал знаковым для перспектив условного украинца в мировом кинематографе. Как минимум, мы громко возмутились, а это уже лучше, чем ничего!