Лучше бы пил и курил

В парламентском буфете весело гремели столовые приборы. Строители демократии и их многочисленная рать поедали всё, что успели приготовить буфетчицы

– И что это вам так смешно? – обернулся на наш столик человек-оркестр, регионал Михаил Чечетов, получивший своё прозвище за выразительные взмахи руками, показывающие фракции, за что голосовать, а за что нет.

– Это мы об открытых списках разговариваем.

– Ой, тут без бутылки не разобраться.

– Михал Василич, так это ж ваш однопартиец Мирошниченко законопроект написал, – чуть не подавилась я свежеприготовленным кофе.

– Это ему мало налили, – махнул привычным жестом Чечетов и удалился.

Вообще-то депутаты на работе не выпивают. Ну или редко, не так чтоб сильно. Но как только парламент посещает какая-нибудь законодательная инициатива сразу в голову лезет цитата из песни одной известной рок-группы: «лучше бы пил и курил». Усовершенствовать то, что есть, – не наш метод. Лучше сразу менять. Избирательную систему, Конституцию, всё подряд. В Раде зарегистрировано восемь законопроектов о введении открытых списков. Но так до сих пор и непонятно, какой из этих восьми президент просил одобрить немедленно.

То есть открытые списки – это что? Это когда на каждом округе «простыня» из 450 фамилий и мы решаем, какое место займёт в списке наш кандидат? Это когда округов 450 и от каждого – по депутату? Или когда их 50, а остальная часть списка закрыта? К решению всех этих вопросов депутаты даже не пытаются приступить, в то время как наперебой кричат «Выборы летом!», «Выборы в октябре, одновременно с президентскими!», «Все на выборы!».

– Понимаешь, тут чёрт ногу сломит, – продолжал мой парламентский визави свой долгий рассказ. – Вот был бы я мажоритарщиком, то есть провёл бы меня в парламент народ, а не наш лидер, – разве я слушал бы какого-то Колесникова или Клюева? Да имел бы я их в виду! А так – что: сказали блокировать – мы побежали блокировать, сказали на акции – мы, как штык, – на акциях. Дисциплина.

«Усовершенствовать то, что есть, – не наш метод. Лучше сразу менять. Избирательную систему, Конституцию, всё»

Дисциплина – ключевое слово в сложных хитросплетениях партийного строительства. Набрать к себе во фракцию пусть даже 50, но абсолютно неподконтрольных депутатов, не водителей, не секретарш, а харизматичных, насколько это возможно, победителей избирательной гонки, для партийных боссов – страшнее всякого кризиса, хуже дефолта.

Минимальные потери у оранжевых: слова «дисциплина» и «Наша Украина» всегда были явлениями разнохарактерными – как тяжёлое и квадратное. Труднее Януковичу – он уже тоже знает, что такое грызня групп Фирташа и Клюева. Хотя в среде самых прагматичных депутатов самой большой фракции уже взвешиваются за и против экономической целесообразности: дешевле один раз купить округ, чем каждый год платить за место в списке и, как на работу, ходить на досрочные выборы.

А вот для Тимошенко ситуация аховая: все знают, с каким трудом она уже сейчас сдерживает бунт своих олигархов, а уж идея померяться с кем-нибудь харизмой вообще вызывает у неё стойкую фобию. Почти безграничное влияние на фракцию экс-генерала СБУ Андрея Кожемякина, кстати, ответственного за ту же дисциплину, можно считать совпадением.

– Никто не будет за это голосовать, ты что, смеёшься? – в буфете появился проголодавшийся бютовец и продолжил мысль политического оппонента.

– Так это же ваши Шевченко и Суслов написали! – не унимаюсь я.

– Ну вот они за это и проголосуют, будет два голоса. Они хорошие мальчики, понимаешь, это очень демократично говорить об открытых списках, народу нравится. А дальше у кого-нибудь карточка не сработает, кого-то в зале не окажется, мы скажем, что хотели, но не смогли.

– Ага, как с ликвидацией вашей неприкосновенности?

– Ну типа того.

– А как вы народу объясните, кто рядом с вами сидит, почему миллионеры, а не эксперты, юристы? Что, так и скажете – «наши спонсоры»?

– Мне бы самому это кто объяснил. Вон в моём ряду двое сидят, я их в глаза не видел. Уже говорил нашим, вы мне их хоть покажите, я ж за них каждый день кнопки нажимаю.

Депутаты с аппетитом доели свой завтрак и пошли дальше нажимать кнопки. Каждый за своих. За последние три года они наконец нашли в себе мужество признать очевидный провал партийной системы выборов – какие партии, такая и система.