Война и выборы. Почему украинские политики предпочитают гибридные положения

2018-11-27 18:58:00

65 0
Война и выборы. Почему украинские политики предпочитают гибридные положения

Весть об атаке на украинские корабли в зоне Керченского пролива неожиданно ворвалась в быт украинских элит. Неделю назад депутаты привычно, под покровом ночи, приняли бюджет, что само по себе достаточное потрясение для наших политиков. Большинство парламентариев уже начали готовиться к новогоднему отдыху. Но Путин не дал.

В воскресенье, 25 ноября, с утра начали поступать тревожные новости. Два украинских бронекатера и буксир заблокированы у керченского пролива и им отказано в проходе в Азовское море. То, что ситуация накаляется, стало понятно, когда Россия подняла в воздух боевые самолеты. А на подмогу нашим из Бердянска выдвинулись катера. Конечно, говорить о каком-либо равенстве сил на море абсолютно бессмысленно, и потом случилось то, что случилось. Захват наших кораблей.

Другое дело, что только слепой политик или военный мог не понимать, что к этому идет. Первый звоночек прозвучал еще 25 марта этого года, когда украинские пограничники задержали российское судно "Норд" и его команду. Словесно-дипломатическая перепалка между Киевом и Москвой тогда достигла пика. Но стороны как-то еще уживались без морского боя. Когда 28 августа россияне задержали украинское рыболовецкое судно "ЯОД 2105"  с командой, ситуация накалилась в очередной раз. Вопрос был только в том, когда же военные нарвутся на военных. То, что это случится, не вызывало сомнений. Другой и главный вопрос: а был ли план на такой случай? Ведь у военных должен быть план. И вряд ли он мог заключаться в том, чтобы приплыть в Керчь и попасть в плен.

Странность и визуальная неподготовленность операции — одна из главных причин, из-за которой общество вначале не восприняло случившееся серьезно. И с недоверием отнеслось к неожиданному ночному решению СНБО ввести военное положение.

Можно вспоминать и множественные аргументы о том, что ВП надо было вводить, когда теряли Крым, когда случился Иловайский котел, наступление на Дебальцево. Почему же не тогда, а именно сейчас? Аргументы властей выглядят достаточно странно: сейчас — потому что сейчас есть повод.

Но повод усмотрели в другом — в приближающихся выборах и попытке их переноса. В результате в Верховной Раде начались торги, привычное блокирование трибуны, в общем, действия, мало соотносимые с реальной военной угрозой стране, когда голосовать нужно в считанные минуты. На цирк время было, а значит, депутаты, в целом неглупые люди, как бы мы ни смеялись над ними, понимали, что "завтра война" не начнется.

В результате грозное решение о ВП на 60 дней по всей стране медленно сдувалось и в размерах, и в смыслах. Сократившись до 30 дней и 10 областей. При этом гражданам обещали сохранение свобод, прессе — свободу слова, стабильное функционирование банковской системы и даже кредит от МВФ. Многие неподкованные в тонкостях уже вечером в понедельник задавались вопросом: а для чего тогда ВП? Если все будет, как было.  

Если ВП и нужно, то, вероятно, как серьезное решение с последствиями. А в результате имеем стопроцентную гибридную историю: военное положение есть, но его нет, а "включат" его по необходимости, которую непонятно кто и как будет оценивать.

Второй смысл введения ВП, если он был, — перенос выборов на осень — тоже не реализован. Тут "гибридность" вообще во всей красе.

Если предположить, что ВП будет продлено, то президентские выборы пройдут только в половине страны

Тут не только агрессора можно запутать, но и самих себя.

Вся эта половинчатость решений, необъяснимость военных маневров, неожиданные движения вперед и откаты назад не добавляют уверенности в том, что у государства есть план. Таковым могло бы стать четкое следование законам и исполнение принятых. А пока мы "работаем" исключительно по ситуации, и просчитать, что случится по окончании первых 30 дней ВП, не может никто. Вероятно, даже сами организаторы его введения.