Понижение ставки. Чем грозит Украине дешевый доллар

2019-08-01 22:43:23

10461 70
Понижение ставки. Чем грозит Украине  дешевый доллар

Понижение ставки. Чем грозит Украине дешевый доллар

Итак, то, о чем предупреждали многие эксперты свершилось: на заседании Федеральной резервной системы США принято решение о снижении так называемой базовой ставки или ставки по федеральным фондам (Federal funds rate) . Нынешний диапазон в 2,25-2,5 понижен до 2-2,25, хотя отдельные аналитики пророчат и более радикальный сценарий.

Финансовый мир замер в ожидании изменения глобальной монетарной парадигмы, у которой есть только два «режима»: «дорогой доллар» и «дешевый доллар». Весь предыдущий год базовые ставки росли, вызывая «валютопад» на рынках развивающихся стран, в частности в Аргентине и Турции. Диспропорция в уровне доходности, которая возникла между ЕС и США, как раз и обуславливалась тем фактом, что в Европе базовая ставка Европейского центрального банка опустилась на нулевой уровень, а в Америке находилась на историческом экстремуме после глобального кризиса 2008-го года.

С одной стороны – это обеспечивало приток инвестиционного капитала на долговой рынок Штатов: американские ипотечные и казначейские облигации (трежерис) стали очень популярны среди инвесторов, так как обладая абсолютной ликвидностью и надежностью, обеспечивали покупателям доходность до 3% годовых. С другой стороны, повышенный спрос на долларовые инструменты привел к существенному росту курса американской валюты. Корреляция между уровнем базовых ставок и номинальными обменными курсами становится краеугольным камнем трампономики, как некогда и «рейганомики»: нынешнему президенту, равно как и его далекому предшественнику Рональду Рейгану, нужны низкие ставки для стимулирования реального сектора экономики и дешевый доллар для наращивания экспорта.

Международный валютный фонд уже заявил, что сегодняшний курс доллара существенно завышен – в среднем на 6-12% в зависимости от валюты страны – торгового конкурента. В то же время, курсы евро, индийской рупии, японской иены, китайского юаня и южнокорейского вона, либо занижены, либо находятся на оптимальном уровне для обеспечения торгового профицита. Если же брать экспортоориентированную  экономику Германии, то курс евро по отношению к доллару и вовсе занижен на 8-18%. Выходит, что пока немцы «страдают» от рекордного торгового профицита, американцы не знают как сократить дефицит внешней торговли в обозримом будущем.

С 2009 года, положительное сальдо торговли ЕС-США выросло с 48 млрд. евро до 139 млрд. в прошлом году в пользу европейцев или почти в три раза. Еже более глубокая диспропорция в торговле США наблюдается в контексте Китая, который в 2018-м году нарастил положительное торговое сальдо в двухсторонней торговле до размера свыше 323 млрд. дол., при этом темп роста китайского экспорта составил более 11%, а встречного американского – всего 0,7%.

Данный показатель положительного торгового сальдо для Китая самый большой со времен глобального кризиса 2008-го, подобные параметры фиксировались лишь в 2006-м. Достиг этого Китай как за счет удержания юаня на заниженном курсовом горизонте, так и с помощью инструментов среднесрочного кредитования (Medium-term Lending Facility) в виде кредитов, предоставленных Народным банком Китая китайским банкам для последующего кредитования реального сектора экономики. В контексте курсовой и кредитно-денежной политики, данные инструменты взаимосвязаны между собой и приводят к уменьшению доли валютных резервов в структуре активов НБК: данное значение снизилось с 80%+ до 60%-.

На данный момент Трамп использовал несколько опций по стимулированию новой индустриальной политики: фискальный маневр, отказ ФРС от повышения базовых процентных ставок и возможный переход к политике их снижения, торговые пошлины. В наборе – новая курсовая политика. В прежние годы, развивающиеся рынки формировали свои международные резервы, приобретая валюту США (объем вложений – триллионы долларов).  

Кроме прочего, подобный спрос удерживал курс американской валюты на относительно высоком уровне. Отныне вектор операций может развернуться 180 градусов: Министерство финансов США, как орган, отвечающий за курсовые операции, может активировать валютные интервенции в обратном направлении.

По объему резервов (на 2017-й год), Америка находилась на 21-м месте, между Индонезией и Ираном. Впрочем, резервы США особо не нужны, так как у них есть печатный станок и возможность эмитировать ключевую мировую резервную валюту. С помощью Федерального резервного банка Нью-Йорка, Белый дом может начать глобальную скупку валют стран – торговых конкурентов: евро, иены, юаня, рупии. С целью ослабить их, наводняя мировой денежный оборот избыточной долларовой массой.

В прошлые годы США убеждали своих торговых партнеров синхронно ослаблять доллар, но после того как Япония вследствие подобных действий надолго попала  в ловушку дефляции и «вечной стагнации» (secular stagnation), желающих играть в валютные игры с американским казначейством будет немного. Что касается самостоятельных интервенций, то прежде федрезерву удавалось по «дорожной карте» минфина несколько раз удачно торпедировать евро и иену в 90-е годы и начале нулевых, что еще раз подтверждает теоретическую вероятность новых курсовых атак на юань или рупию.

Но не только курсовые атаки федрезерва грозят сторонникам «слабых» национальных валют. Министерство финансов США уже выделило три базовых критерия для принятия решения о ведении дополнительных импортных пошлин на товары из стран, которые проводят не адекватную, по меркам Вашингтона, курсовую политику. К данным критериям относят: 1) объем и частоту валютных интервенций местных национальных банков. 2) Торговый профицит той или иной страны. 3) Удельный вес страны – экономического партнера в общем объеме американского торгового оборота. То есть это должен быть не просто «плохиш», но «глобально значимый плохиш» и к тому же съедающий внутренний рынок США.

Больше всего Вашингтон раздражает курсовая политика Китая, который удерживает юань в пределах 2%-го валютного коридора. Аналог европейской курсовой змеи («змея в коридоре») 90-х годов прошлого века. У Центрального банка любой страны есть несколько инструментов для плановой девальвации курса национальной валюты (или переведения курса в «боковой тренд») с целью стимулирования экспорта: валютные интервенции, снижение базовых ставок и охлаждение спроса нерезидентов на государственные долговые обязательства. США планирует наказывать за это торговыми пошлинами. В потенциальном списке стран: Китай, Южная Корея, Индонезия, Таиланд, Малайзия, Индия, Вьетнам и возможно ЕС (либо отдельные страны) и Швейцария.

Во времена Рейгана, угроза сильного доллара для экономики была минимизирована знаменитым соглашением «Плаза» в честь одноименного ньюйоркского отеля, в котором собрались представители Group of Five, G5: США, Великобритания, Франция, Германия и Япония, которые приняли решения провести скоординированные валютные интервенции по ослаблению доллара и понизить свои базовые ставки. В результате США получили семь лет интенсивного экономического роста, а Япония попала в «дефляционную ловушку».

Для Украины политика «дешевого доллара» - это баланс позитивных и негативных факторов. С одной стороны стоит ожидать приток спекулятивного капитала на рынок наших государственных и корпоративных долгов: занимать станет легче и дешевле. Дешевый доллар – это дорогое сырье и ценовая конъюнктура на металл и железную руду должна быть позитивной.

С другой стороны – это и повышение цен на энергетический импорт: газ, нефть, уголь. Стабильная гривна – сокращение гривневых доходов сырьевых экспортеров. Кроме того, стоит ожидать рост курса евро к гривне, так как базовая валюта в нашем курсообразования – это доллар, а все остальные определяются через механизм кросс-курса. Ездить в Европу станет дороже, зато выиграют трудовые мигранты, меняя на гривну, заработанные евро. Насколько баланс положительных факторов перевесит отрицательные, покажет осень.