Виляя собакой. Фейковые война и мир не могут существовать бесконечно долго

2019-10-18 13:18:00

131 0
Виляя собакой. Фейковые война и мир не могут существовать бесконечно долго

Виляя собакой. Фейковые война и мир не могут существовать бесконечно долго

В одной из недавних публикаций The Washington Post, посвященной американо-турецким отношениям, в качестве заставки было дано изображение Дональда Трампа и Реджепа Эрдогана с подписью: Frenemies – заклятые друзья.

Само слово выглядит в духе неологизмов, практикуемых порой западными интеллектуалами, находящими особый вкус в фальшивых "оговорках по Фрейду". Типа sexurity, где секс скрещен с безопасностью. Или mastur-piece – "шедевр мастурбации", как отозвался однажды о джойсовском "Улиссе" Кристофер Хитченс, известный американский публицист и социальный критик. Это может вызывать улыбку.

Однако чем хороши подобные лингвистические симбиозы, так это тем, что они порождают дополнительные коннотации смыслов, которые без них бывает трудно разглядеть. Они указывают на то, что какое-то явление на самом деле не всегда есть тем, чем кажется на первый взгляд. Но чтобы доказать эту гипотезу, зачастую нужно перелопатить достаточно большой объем Big Data.

Сет Стивенс-Давидовиц, много писавший для The New York Times, из книги которого "Все лгут. Поисковики, Big Data и Интернет знают о вас все" я взял приведенные выше примеры, потратил уйму времени, работая с большими данными. Он, что называется, вывернул мир наизнанку. Опираясь на поисковые запросы в Google, он показал, что ксенофобия, секс, жестокое обращение с детьми и много другое – не совсем то, что привыкли о них думать в Соединенных Штатах.

Например, и мужчины, и женщины лгут не только об использовании презервативов (в сторону увеличения), но и вообще о количестве секса в месяц. При этом жалоб на то, что супруг (-а) не хочет секса, в Google-запросах можно обнаружить в 16 раз чаще, чем жалоб на то, что он (она) не желает разговаривать.

Фетиш секса, таким образом, оказывается сегодня для американцев не таким уж и непоколебимым. Как и фетиш чадолюбия. Если судить по поисковым запросам, жестокое обращение с детьми распространено в стране гораздо шире, чем считает официальная социология. Особенно, когда общество переживает не самый благоприятный период – например, рецессию.  

"В штатах, сильнее пострадавших от экономического спада, возросло число поисковых запросов относительно жестокого обращения с детьми, - пишет Стивенс-Давидовиц. - На каждый 1% роста безработицы приходится 3% увеличения количества запросов со словами "жестокое обращение с детьми" или "беспризорники".

Исследования с использованием Big Data заставляют по-другому взглянуть и на политические процессы, и те скрытые шестерни, которые приводят их в движение.

Во время выборов Барака Обамы в 2009 году некоторые эксперты, скажем, утверждали, что "мы живем в пострасовом обществе". Однако дотошный Сет взялся шерстить слово "ниггер" в интернете. И выяснил: "В первую ночь после выборов Обамы, когда большинство комментариев были хвалебными и признающими историческое значение его избрания, примерно один из каждых ста поисковых запросов Google, содержащих слово "Обама", также включал слова "ККК" (ку-клукс-клан – Фокус) или "ниггер(ы)". В некоторых штатах поисков по запросам "ниггер-президент" было намного больше, чем по запросам "первый черный президент". И этим "блистали" отнюдь не только южные штаты, как можно было бы предположить.

Пример может показаться заплесневелым. Но вот что интересно. Когда началась предвыборная кампания Дональда Трампа, он обрел второе дыхание. Нейт Сильвер, "виртуозный статистик и журналист", поначалу предсказывал Трампу поражение. Однако, когда популярность миллиардера стала очевидной, он погрузился в анализ происходящего и вывел: Трампа сильнее всего поддержали в тех штатах, где жители в свое время наиболее активно гуглили слово "ниггер". Таким образом, резюмирует автор книги "Все лгут", скрытый расизм, который вредил Обаме, помог Трампу.

Если бы сегодня кто-то так же усердно поработал с большими данными, описывающими "дружбу/вражду" лидеров мировых держав, мы бы куда вернее могли судить о том, что творятся в международных отношениях. По разным причинам сделать это не так-то просто. Здесь зарыт один из парадоксов политики: о механизмах того, что на нас влияет более всего, мы знаем непростительно мало. И в основном – post factum. Поэтому многие решения могут носить элемент сюрприза. И всегда есть искушение найти в них конспирологию. На деле же все выглядит значительно проще.

Личная судьба политика в гораздо большей степени сегодня определяет его поступки, чем национальные интересы страны

Ради нее он может пойти на многое: на "маленькую победоносную войну", на предательство союзников, на откровенный блеф и т.д.

В 1997 году Барри Левинсон снял фильм Wag the Dog - "Хвост виляет собакой". По сюжету, президент США, которого обвиняют в сексуальных домогательствах, дабы отвлечь внимание общества и выиграть надвигающиеся выборы, решает объявить войну "албанским террористам", которых не существует. Медиа-пространство наполняется этим патриотическим бредом, и хозяин Белого дома переизбирается на второй срок.

Политическая перверсия такого рода, как выясняется, сегодня абсолютно актуальна – и для США, и для мира в целом. Поговорку о хвосте, виляющем собакой, недавно использовала соведущая шоу The View на канале ABC Меган Маккейн, дочь покойного сенатора Джона Маккейна. В связи с тем, что Трамп принял решение отозвать американские войска из северной Сирии, в то время как уже было известно о планах Турции наступать на расположенные там курдские силы. Маккейн назвала это "a wag-the-dog situation", цель которой - отвлечь внимание от второго разоблачителя в отношениях Трампа с Украиной.

При это главный упор журналистки делался на то, что "мы бросаем наших курдских союзников на Ближнем Востоке. Это наши союзники (которые воевали с ИГИЛ – Фокус), с которыми американские солдаты продолжают вместе сражаться. Все, что мы сделали, это вооружили их, и они боролись за Америку, и сейчас мы просто говорим, что собираемся оставить их и отказаться от них".

Такое предательство союзников может и впрямь показаться чем-то одиозным, невиданным. Если не помнить о том, что ничего особо уникального в каждом конкретном международном предательстве нет. Все их примеры похожи один на другой, точно их выкраивали по какому-то единому трафарету, известному с незапамятных времен. Не надо далеко ходить за примером в прошлое.

Достаточно вспомнить об Украине и Будапештском меморандуме. Или об Украине и возвращении России в ПАСЕ. Фиговый листок объяснения в обоих случаях не замедлил появиться на свет. В ситуации с курдами у Дональда Трампа тоже не было никакой заминки. Он нашел "железный" аргумент: "Курды воюют за свою землю - просто чтобы вы понимали. Они воюют за свою землю, и кто-то написал об этом в очень сильной статье: они не помогли нам во Второй мировой, не помогли нам, например, в Нормандии".

Стоит ли говорить, что подобное отношение подрывает в возможность существования каких-либо стойких союзов. И если чему и способствует, то размыванию всяческого доверия и серьезному кризису для международного либерального порядка. Наступил ли ему конец? По этому поводу на одной из дискуссий недавнего форума YES-2019 в Киеве, где схлестнулись известный британский историк Нил Фергюсон и редактор еженедельника Newsweek International Фарид Закария, решено было даже проголосовать. Мнение аудитории раскололось, но большинства ответило – да (51%). Выборка нерепрезентативна, разумеется. Но ничего неожиданного в самой оценки ситуации нет.

Фейковый мир не может существовать бесконечно долго. Как, впрочем, и фейковая война. Хотя это уже немного другая тема.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ: