На волне беспомощности. Почему в разгар пандемии в Украине массово увольняются врачи

Дискуссия о том, какая сейчас "волна" COVID-19 накатила на Украину, первая или вторая, является не только схоластической, но и имеет достаточно обоснованный ответ.

Сравним динамику ежедневных случаев инфицирования в феврале нынешнего года в странах Западной Европы, например, Испании и Франции, с Украиной.

После весеннего нашествия этим странам, благодаря жестким карантинным мерам, удалось сдержать распространение и снизить число заболевших. Но после снятия ограничений с конца лета инцидентность начала быстро расти. Да, у них сейчас "вторая волна".
Более поражает другое — динамика ежедневных случаев смерти от коронавируса после начала "второй волны".

Во время "первой волны" в обеих европейских странах количество смертей сначала увеличивалась параллельно с ростом инцидентности, а затем —уменьшилась до стабильно малых цифр. Однако после начала "второй волны" рост случаев смерти в них совсем незначителен. И это — без обновления локдауна и при открытии большинства школ.

А что в Украине?

С весны количество новых подтвержденных случаев COVID-19 неуклонно увеличивается, причем в последние недели — резко и в значительно ускоренном темпе. Параллельно происходит и существенный рост ежедневного количества смертей. Именно так было в Западной Европе в апреле. Справиться им помог карантин.

Поэтому выглядит вполне логичным, что нас сейчас "накрывает" не вторая, как в Европе, а именно затянувшаяся "первая волна".

Но драматизм ситуации не в этом. Опция карантина — разовая, как капельница, и мы ее использовали весной. Экономике, особенно — малому бизнесу, был нанесен сокрушительный удар, и доверие большинства населения к менеджерам "национальной борьбы с вирусом" было утрачено.

Историю с главным санврачом Ляшко и запретом гулять в парках никто не забудет, и значительная часть людей ограничивать себя больше не будет. По крайней мере, пока не увидит рефрижераторы на улицах.

В этом людей поддерживает и местная власть, которая накануне выборов переходит в оппозицию к правительству, преследуя сугубо эгоистические электоральные интересы.

Школьники с родителями переполнили общественный транспорт. Присоединились к ним и студенты, которые перед 1 сентября съехались в общежития и активно социализируются.

Что у нас с бесплатными тестами и сроком их выполнения? А с вертикалью эпидемслужбы? Не создали, потому что "западные партнеры" сказали

Апофеоз — придуманный в Минздраве свежий алгоритм, как пациентам "достучаться" до семейных врачей, тестирование и госпитализации. В нем ни слова о сроках, ответственных и ответственности. Звоните, господа, велкам.

А с расследованиями контактов что?

А с кроватями в больницах "под кислородом" — теми, что не на бумаге?
А с медиками?

Славословия о героизме и многократно повтряемое "спасибо", действительно, вдохновляют — но где выполнение обещаний о достойной оплате труда?

Завершаю картинкой из реальной жизни киевской больницы. Текст взят из соцсети. Его автор - врач Ярослава Дубневич:

"По Киеву в больницах, принимающих КОВИД-пациентов, критически не хватает медицинского персонала! В частности, в моем отделении интенсивной терапии на 9 коек почти весь месяц работает только одна медицинская сестра! Без санитарки. 5 медсестер уволились за последний месяц, потому что просто не выдерживали.Трудно работать за спасибо.

Насчет доплаты врачам, которые работают с КОВИД-пациентами — ее (и то с большими перебоями) получали только в больницах первой линии. Ни за одного пациента с подтвержденным диагнозом, которые попадали в наше отделение и проходили интенсивное лечение, доплату никто не получил! Говорят: "Не положено".

Оказывается, обещанное повышение зарплаты медикам на 300% - на самом деле является "до 300%"! То есть, под него попадает любая сумма меньше этих трех окладов. Когда же врачи заражаются на рабочем месте и болеют, это не оплачивается никак.

По аппаратам ИВЛ — чтобы лечить пациентов с очень тяжелым повреждением легких, необходимые аппараты высокого класса. В моем отделении таких на балансе — 12. Но из них реально помочь могут только 5, из которых только в трех есть режим неинвазивной вентиляции легких, и только у одного из трех имеется встроенный увлажнитель воздуха. Этот аппарат — от спонсоров.

Стоит сказать, что в больнице нет газового анализатора крови. Частично выходим из положения тем, что набираем кровь в специальные шприцы и отправляем родственников в институт сердца для выполнения этого анализа".

Первоисточник.

Публикуется с согласия автора.