Не только "Мотор Сич". Чем грозит Украине возможный запрет на китайское телеком-оборудование

После истории с изгнанием китайцев из Мотор Сич Украина и США с высокой долей вероятности вернутся к вопросу о китайских производителях оборудования для телекоммуникаций. Полный и немедленный запрет на китайское оборудование поставит вопрос о компенсации для операторских компаний и приведет к прекращению всех распиаренных проектов в сфере телекоммуникаций.

Арест и последующее решение о национализации "Мотор Сич" — одной из немногих оставшихся "жемчужин" отечественного машиностроения — стали ведущей темой последних недель. Остановится ли на этом власть, и кто может оказаться следующей целью для санкций СНБО?

Нельзя сказать, что ситуация вокруг ПАО "Мотор Сич" стала полной неожиданностью для компетентных наблюдателей. Арест на акции предприятия был наложен ещё в 2017 году с подачи СБУ, усмотревшей в происходящем сразу и диверсию, и государственную измену. 

Удивляет скорее то, что решение о национализации было принято не Петром Порошенко, успешно эксплуатировавшем имидж верного союзника США, а Владимиром Зеленским, который первые два года своего президентства старался выстроить принципиально иной образ. 

В истории независимой Украины национализация частного бизнеса происходила буквально считанные разы. Такой резкий поворот дела сам по себя является признаком крайнего напряжения ситуации, сигналом о том, что на кону по-настоящему серьезные вещи.  

Этот факт вынуждает ещё раз бросить взгляд на происходящее в треугольнике Киев — Вашингтон — Пекин и оценить варианты дальнейшего развития событий.

Содержанием следующей серии этой мелодрамы практически наверняка станет обострение ситуации вокруг телекоммуникационного оборудования китайского производства, которое используют украинские операторы связи. 

В конце прошлого года администрация Дональда Трампа уже пыталась "развести" своих украинских партнеров на присоединение к своей инициативе Clean Network. Данная инициатива стала кульминацией усилий США по сдерживанию стремительного прогресса китайского хайтека. Речь идет, ни много ни мало, о полном, безусловном и скорейшем, желательно немедленном запрете всех сразу телекоммуникационных продуктов, решений и услуг родом из Китая. 

Это настолько радикальный шаг, что, на сегодняшний день, США остаются единственным государством, которое приняло подобные ограничения. Даже такой ближайший союзник Вашингтона как Великобритания не пошла на немедленный запрет оборудования из КНР. Во-первых, национальные компании получили отсрочку до 2027 года и, во-вторых, ограничения распространяются исключительно на сети пятого поколения. 

После избрания Джо Байдена столь радикальные подходы встретили значительное сопротивление в самих США. В конце января, буквально за несколько дней до своего ухода из Белого Дома, администрация Трампа внесла в санкционные списки популярного производителя потребительских товаров Xiaomi Corp. Компанию обвинили в том, что она является "китайской военной компанией" и напрямую подчиняется Компартии Китая. 

Вздорность подобных обвинений перешла черту допустимого, поэтому неделю назад один из федеральных судов постановил изъять компанию из санкционных списков. 

Важно
Huawei, Xiaomi...кто следующий? Придется ли нам из-за Трампа искать замену китайской электронике

Жаргонное словечко "развести" применительно к переговорам высших должностных лиц США и Украины не выглядит большой натяжкой. Уже бывший заместитель Госсекретаря Keith Krach обещал премьер-министру Шмыгалю финансовую помощь в деле перехода с китайского оборудования на "более надежных поставщиков". 

Как показало изучение и этих обещаний, и аналогичных, данных ранее другим странам, имела место классическая "обіцянка-цяцянка". На сегодняшний день США не предоставили ни одного доллара компенсаций такого рода и это не просто не удивительно, но вполне закономерно.  

Запрет на использование китайского оборудования операторами телекоммуникаций предполагает очень серьезные потери и для бизнеса, и для потребителей их услуг. По данным ассоциации GSMA, доля китайского оборудования в сетях стран ЕС колеблется вокруг цифры 40%, достигая 80% и даже 100% у отдельных операторов. 

В случае Украине расходы на замену примерно 60 тыс. базовых станций мобильной связи по самым скромным расчетам составят $1,5 млрд. Для сравнения, годовая выручка (не прибыль!) всего рынка за 2019 год составила чуть более $1,6 млрд.  

Это только стоимость, без монтажа, интеграции и прочего. Хотелось бы, кстати, услышать мнение и операторов, и вендоров. Увидеть их цифры ожидаемых убытков. 

Если компенсацию за национализированные активы можно мусолить годами, деньги на замену оборудования необходимо найти до ее начала. США не станут компенсировать своим союзникам и партнерам эти расходы, ведь речь идет про 67 млрд. евро только для членов ЕС.  

Главная проблема с национализацией "Мотор Сич" в том, что она открыла ящик Пандоры, поставила кучу вопросов, на которые у администрации Зеленского вряд ли есть хоть какие-то ответы. 

Пообещать американцам полный и немедленный запрет на телекоммуникационное оборудование из КНР — дело двух минут, одного телефонного разговора. Беда в том, что у подобных решений есть своя цена, а ее размер может шокировать случайных людей. 

Мало того, такой запрет будет означать прекращение всех сразу проектов в сфере телекоммуникаций, которые стали визитной карточкой президентства Зеленского. 

На несколько лет придется забыть о появлении 4G-сетей с общенациональным покрытием и преодолении "цифрового разрыва". 

Придется забыть даже о тех относительно небольших 5G-сетях, которые анонсированы Министерством цифровой трансформации. Невозможно строить дом, параллельно заменяя половину уже уложенных кирпичей. Или строить, или заменять.  

При этом, не стоит рассчитывать на качество конечного результата и комфорт по ходу его достижения.

Правда, есть еще один вариант развития событий. Украина может воспользоваться опытом стран ЕС и аккуратно забить на требования "партнёра", не сильно его задевая. Все, как Леонид Макарович Кравчук завещал — між крапельками, и вашим, и нашим.

Собственно говоря, именно в таком ключе решили действовать большинство стран Западной Европы во главе с Францией. Они декларируют ограниченные и отложенные во времени санкции против китайских производителей, одновременно налаживая у себя производство либо разработку этого оборудования. 

Показательно, но в этом же направлении в конце прошлого года решила двигаться даже Япония, несколько лет занимавшая очень жесткую позицию.

Украина имеет редкую возможность выбирать из нескольких сценариев поведения в сложившейся ситуации. Было бы глупо упускать эту возможность, благо нет очевидной необходимости еще раз стрелять себе в ногу, занимавшая очень жесткую позицию.