Не за всю Одессу. Что стоит за скандалом в ресторане "Львівська реберня"

Вот и появляются такие "рэбэрни" — места, где создается комфортная для определенной публики антиодесская атмосфера. Уникальность Одессы, ее самость, является для них явлением не только чуждым, но и враждебным — чем-то, что надлежит уничтожить.

Феномен одесского заведения "Львівська реберня", которую, в связи с недавним скандалом, активно обсуждают в соцсетях, предельно прост.

Одесса — город, в котором много приезжих. По сути, 90 % одесситов являются приезжими во 2-3-4 поколении, да и вообще Одесса, как таковая, основывалась как, собственно, город "приезжих". (чисто американская модель своеобразного "плавильного котла", не вписывающегося в узкие этнокультурные рамки — Ред).

Будучи "городом приезжих", Одесса быстро выработала характерную систему ценностей, необходимую для успешного общежития населяющей ее пестрой тусовки. Признание и соблюдение этой системы ценностей, той самой одесской культуры, является необходимым и достаточным условием приятного здесь пребывания. 

И теперь уже вот эта одесская культура сама по себе стала ценностью: многие люди влюбляются в Одессу именно благодаря этой культуре и переезжают сюда жить. И прекрасно вписываются, и уже через пару лет никто не скажет, что они "неместные", и тем более, никто не подумает упрекать их этим.

Важно
Языковой скандал: в Одессе закрылся ресторан еврейской кухни "У Машковичей"

Но есть другие люди. Те, у кого эта культура вызывает неприязнь и отторжение. Такие люди, по тем или иным причинам переехав в Одессу, всеми силами стараются переделать город под себя. А уж если им волею судеб дана некая власть, то получается и вовсе не очень.

А в последние годы появились люди, которые переезжают сюда специально для того, чтобы, обладая властью и влиянием, переделывать Город в соответствии с общепринятой в Украине парадигмой.

Уникальность Одессы, ее самость, является для них явлением не только чуждым, но и враждебным — чем-то, что надлежит уничтожить.

Чем они и занимаются, и занимаются довольно успешно.

Но, как бы там ни было, сложно жить в городе, который ты рассматриваешь как враждебное образование и которой платит тебе той же монетой (а в Одессе такие штуки вычисляют мгновенно — опять же, опыт "города приезжих" позволил отточить этот навык до блеска). Невозможно всю жизнь жить "в окопе". 

И вот и появляются такие вот "рэбэрни" — места, где создается комфортная для этой публики антиодесская атмосфера. "Приходите к нам, у вас нам будет комфортно, мы тоже это вот все ненавидим, а взамен готовы предложить вам ту самую атмосферу, к которой вы привыкли". 

И вот и появляются такие вот "рэбэрни" — места, где создается комфортная для этой публики антиодесская атмосфера.
И вот и появляются такие вот "рэбэрни" — места, где создается комфортная для этой публики антиодесская атмосфера.
Это просто такое маркетинговое позиционирование. Заведение, где точно будут "все свои", где можно будет наконец-то отдохнуть той ненавистной и каждый день окружающей их одесской культуры.
Это просто такое маркетинговое позиционирование. Заведение, где точно будут "все свои", где можно будет наконец-то отдохнуть той ненавистной и каждый день окружающей их одесской культуры.

Это просто такое маркетинговое позиционирование. Заведение, где точно будут "все свои", где можно будет наконец-то отдохнуть от той ненавистной и каждый день окружающей их одесской культуры.

 И, с учетом того, что оно нацелено на публику, имеющую относительно много легких денег (слово "легких" тут имеет важное значение!), то, полагаю, что у заведения с таким позиционированием даже есть шансы на коммерческий успех.

Ничего личного, только бизнес.

Первоисточник: телеграм-канал автора.

Публикуется с согласия автора.