Последний аргумент: зачем Россия бомбит протурецких боевиков в Сирии

Конец минувшего года ознаменовался резкой активизацией российских бомбовых ударов по позициям исламских боевиков в сирийской провинции Идлиб, ставшей основным "яблоком раздора" между Россией и Турцией, двумя ключевыми игроками на сирийской шахматной доске.

Российские бомбардировки в Сирии
В конце ноября — начале декабря российская авиация увеличила количество авиаударов по базам протурецких боевиков в сирийской провинции Идлиб.

Несмотря на то, что в последнее время о Сирии очень мало пишут, процессы в этой стране не стоят на месте, хоть и могут выглядеть, как беспросветная стагнация. Одним из любопытных моментов, которые мало кто заметил в последние месяцы, стала резкая активизация российских бомбежек северо-западной сирийской провинции Идлиб — последнего оплота антиправительственных сил, который за последние 2 года стал основным "яблоком раздора" между Россией и Турцией, двумя ключевыми игроками на сирийской шахматной доске.

В конце ноября — начале декабря российская авиация увеличила количество авиаударов по базам боевиков в сирийской провинции Идлиб. В частности, 11 декабря ВКС РФ нанесли мощный воздушный удар по дому Муслима аш-Шишани (настоящее имя — Мурад Маргошвили), лидера одной из иностранных исламских экстремистских группировок "Джунд аш-Шям", состоящих преимущественно из выходцев с Кавказа. В результате удара погибли трое человек, включая самого командира боевиков. 13 декабря российские самолеты нанесли удар по северному Идлибу.

С того момента удары ВКС РФ по Идлибу становились все чаще. 25 декабря, спустя 1,5 недели паузы, Россия нанесла серию авиаударов по центральной части Идлиба близ городка Маарет-Мысрин. Через 2 дня авиаудары повторили. 30 декабря бомбежкам подверглись территории на севере провинции Алеппо возле поселков Дарет-Изза и Кянсафра, где расположены позиции протурецких боевиков из альянса "Сирийской национальной армии", а также 1 января ударили по району городка Кяфр-Дарьян в провинции Идлиб.

На следующий день авиаудары нанесли по окраине административной столицы и возле города Ариха, а 3 января ВКС РФ провели серию бомбардировок позиций боевиков на юге провинции, в горном регионе Джабаль аз-Завийя, где проходил линия разграничения между протурецкими силами и сирийскими правительственными войсками, установленная по итогам боевых действий в конце 2019 — начале 2020 годов. Удары по этой части Идлиба повторялись в течение следующих 3 дней.

Муслим аш-Шишани (настоящее имя — Мурад Маргошвили)- сирийский боевик северокавказского происхождения, ликвидированный точечным ударом ВКС России .
Муслим аш-Шишани (настоящее имя — Мурад Маргошвили)- сирийский боевик северокавказского происхождения, ликвидированный точечным ударом ВКС России .

На первый взгляд, сами по себе, воздушные удары со стороны РФ не являются чем-то экстраординарным или новым. Россия уже несколько лет время от времени наносит удары по позициям боевиков, держа их в тонусе, показывая готовность защищать правительственные силы и уничтожая их коммуникации, склады с оружием, опорные пункты и полевых командиров. Впрочем, если посмотреть на ситуацию в разрезе последних нескольких месяцев и объединить с другими событиями, то иногда можно увидеть определенную закономерность.

Активизация военно-воздушной кампании РФ в Идлибе часто совпадает с другими событиями в турецко-российских отношениях, создавая впечатление, что Москва использует Идлиб для донесения турецкому руководству определенных меседжей и\или выражения своего недовольства.

Важно
Бессмысленный и беспощадный. Почему нынешний бунт только укрепит авторитаризм в Казахстане
Бессмысленный и беспощадный. Почему нынешний бунт только укрепит авторитаризм в Казахстане

Например, всплеск активности ВКС РФ по Идлибу наблюдался после поставки Турцией беспилотников Bayraktar TB2 Украине, а также на фоне войны в Нагорном Карабахе осенью 2020 года, когда в результате удара погибли от 50 до 75 боевиков протурецкой группировки "Файлак аш-Шям".

Пик авиаударов ВКС РФ также наблюдался в сентябре 2021 года, когда они наносились практически ежедневно. Это происходило на фоне переговоров В. Путина и Б. Асада, подготовки предстоящий встречи Эрдогана и Путина в Сочи и попыток Турции объединить разрозненные группировки Идлиба и Алеппо в единую подконтрольную Анкаре структуру.

На мой взгляд, очень сложно проводить однозначную связь между активизацией авиаударов и какими-то другими событиями, не связанными с Сирией. Однако международный контекст стоит упоминания, ведь он создает фон, который так или иначе может влиять на принятие решений.

Переговорный процесс — один из ключевых, на фоне которого стоит рассматривать воздушные удары России. В конце декабря в столице Казахстана завершился очередной раунд переговоров по Сирии в "астанинском формате" при участии представителей Турции, Ирана и РФ как стран-гарантов.

Сразу после этого РФ активизировались в Идлибе, что может свидетельствовать об их попытке усилить свою переговорную позицию перед следующими переговорами, которые пройдут в Сочи в марте 2022 года, уже на уровне лидеров трех стран. Кроме того, 3 января состоялись телефонные переговоры Путина и Эрдогана по ситуации в Сирии, которые тоже завершились без особых результатов.

Важно
Крутое пике. Зачем Эрдоган высылает из Турции послов стран Запада
Крутое пике. Зачем Эрдоган высылает из Турции послов стран Запада
Переговорный процесс по Сирии сегодня во многом зависит от турецко-российских взаимоотношений.
Переговорный процесс по Сирии сегодня во многом зависит от турецко-российских взаимоотношений.

Переговорный процесс по Сирии сегодня во многом зависит от турецко-российских взаимоотношений. С момента политических договоренностей в 2020 году, и Анкара, и Москва остаются недовольными отсутствием прогресса в имплементации Сочинских соглашений.

Обе стороны мягко намекают на вину друг друга в этом, но в качестве "громоотвода" прямо обвиняют своих "подопечных" — правительственные войска и протурецких боевиков Идлиба.

Турция считает, что Россия подыгрывает Асаду в его планах силой вернуть провинцию Идлиб, а также заигрывает с сирийскими курдами, и вместо того, чтобы помочь Анкаре избавиться от них, пытается склонить курдское руководство к договоренностям с официальным Дамаском. Кроме того, с точки зрения турецких представителей, Россия должна первой выполнить свою часть "сделки" 2020 года: убедить сирийские войска покинуть часть захваченных ими в 2019-2020 годах территорий на юге Идлиба.

Со своей стороны, Россия считает, что Турция покровительствует откровенным террористам и боевикам в Идлибе, и не хочет убеждать их покинуть территории к северу от линии разграничения, которые по идее должны стать "буферной зоной". Это горный регион Джабаль аз-Завийя, который российская авиация очень часто подвергает бомбардировкам. В Москве подозревают, что Анкара не заинтересована в том, чтобы "бороться с терроризмом", ибо это ослабит группировки Идлиба, обнажая их оборону для удара сирийскими войсками при поддержке РФ и Ирана.

Важно
Четверо в лодке. Что не поделили Азербайджан и Иран и в чем тут интерес Израиля и Турции
Четверо в лодке. Что не поделили Азербайджан и Иран и в чем тут интерес Израиля и Турции

Поэтому, активизация воздушной кампании в Идлибе — один из способов напоминать Турции о необходимости выполнять свою часть соглашений, а заодно и оказывать постоянное давление на протурецкие силы, удерживая их в тонусе и заставляя Анкару не уменьшать, а увеличивать затраты на их содержание и оборону. По крайней мере, этим можно объяснить постоянные налеты ВКС РФ на южную часть Идлиба, север провинции Алеппо и тот самый удар по тренировочной базе "Файлак аш-Шям" в октябре 2020 года.

Боевики действующей в Сирии протурецкой исламистской группировки "Фиркат Ас-Султан Мурад".
Боевики действующей в Сирии протурецкой исламистской группировки "Фиркат Ас-Султан Мурад".

Еще один процесс, который может быть связан с бомбардировками — это события внутри самой провинции Идлиб. За последние 2 года Турция усилила свой контроль над регионом, а крупнейшая группировка, которая им управляет — террористическая коалиция "Тахрир аш-Шям" — в последнее время пытается консолидировать свою власть путем нейтрализации других конкурирующих группировок.

Иногда, интересы "Тахрир аш-Шям" и Турции в этом сходятся, поскольку Анкаре, хоть она полностью и не контролирует боевиков, намного проще вести дела с каким-то одним субъектом, а не сотней. Поэтому, в какой-то степени монополизация власти "Тахрир аш-Шям" в Идлибе выгодна туркам, параллельно работающим над тем, чтобы регион максимально зависел от Турции финансово, экономически, политически.

В последние месяцы 2021 года в Идлибе произошло очередное столкновений группировок. На этот раз коалиция "Тахрир аш-Шям" схлестнулась с группировкой "Джунд аш-Шям", в которую входят преимущественно иностранные джихадисты из Кавказа. В конце октября противостояние закончилось победой первых, а лидер "Джунд аш-Шям" Муслим аш-Шишани согласился сложить оружие. Впрочем, уже через полтора месяца его убили в результате российского авианалета 11 декабря.

Эти события поднимают один ключевой вопрос — работают ли Турция и Россия вместе в направлении субъективизации провинции Идлиб? Пока что, все выглядит именно так: Анкара и Москва договорились о постепенной ликвидации сложноконтролируемых группировок с "иностранным компонентом" в пользу главной идлибской силы — "Тахрир аш-Шям", которая от этого получает выгоду в виде захвата опорных пунктов, баз, арсеналов оружия и территории своих ослабленных соперников. Тактически, такая ситуация пока что устраивает Россию, а отсюда и логика нанесения некоторых авиаударов по Идлибу наподобие 11 декабря.

Важно
100 дней Талибана. Как живет Афганистан после победы исламистов
100 дней Талибана. Как живет Афганистан после победы исламистов

Отдельно стоит сказать и о финансовом кризисе в Турции, который повлиял на ситуацию в Идлибе. Обвал турецкой лиры привел к проблемам в антиправительственном анклаве, в котором Турция в 2021 году ввела свою валюту, пользуясь девальвацией сирийской лиры, привязав Идлиб к своему экономическому пространству.

Падение турецкой лиры вызвало рост цен на базовые товары в Идлибе, в особенности на хлеб и топливо. Хотя протурецкие власти в Идлибе и ввели фиксированные цены на базовые товары, многое зависит от дальнейшего финансового благосостояния Турции, которая дотирует регион. По разным данным, боевики получают от Турции зарплату в размере от $70 до $150 в месяц, в зависимости от места "несения службы".

В связи с финансовыми трудностями, в Идлибе обострились конфликты между разными группировками за сужающиеся рынок и потоки, причем не только между "Тахрир аш-Шям" и всеми остальными, а даже в среде подконтрольных туркам боевиков. Например, 17 декабря конфликт возник между группировками "Аль-Муаттасим" и "Ахрар аш-Шаркыйя". Последние предприняли попытку консолидировать власть на территориях, где они присутствуют — в районе городов Рас аль-Айн и Таль Абьяд, то есть в зоне операции "Источник мира".

Кроме того, недовольство части боевиков выросло еще и после того, как в октябре-ноябре Турция анонсировала новую операцию на северо-востоке Сирии, направленную против курдов, но так и не решилась на нее из-за сопротивления США и РФ. Это лишило надежд части боевиков на расширение сферы их деятельности и получения доступа к новым землям, а значит и источникам доходов.

Протурецкие группировки в Сирии практикуют отжим бизнеса, разграбление домов, рэкет, похищения людей и контролируют контрабандные потоки,
Протурецкие группировки в Сирии практикуют отжим бизнеса, разграбление домов, рэкет, похищения людей и контролируют контрабандные потоки,

Не секрет, что после турецких военных интервенций, некоторые протурецкие группировки наживались на этом через отжим бизнеса, разграбление домов, рэкет, похищения людей и контрабандные потоки, невидимой нитью связывающие подконтрольные Турции северные и северо-восточные районы с курдскими территориями и провинциями, подконтрольными центральному сирийскому правительству.

При этом, из-за этого часть протурецких группировок даже засветились в медиа. Например, группировка "Султан Сулейман Шах", которая считается одним из главных "доноров" наемников в Ливию и Нагорный Карабах, и ее лидер Мухаммед Джасем, которого обвиняли в контрабанде наркотиков и оружия. Из-за него внутри самой группировки произошел раскол на его сторонников и противников, что чуть не привело к столкновениям, которых, впрочем, пока что удалось избежать.

Тем не менее, из-за подобных внутренних разногласий появились трещины в оперативном штабе "Азм", созданном в июле при поддержке турецких спецслужб в попытке теснее сблизить группировки северной Сирии. Группировка "Султан Сулейман Шах", изначально присоединившаяся к этой структуре, вскоре покинула ее и присоединилась к другой — "Сирийскому освободительному фронту", тоже созданному под влиянием Турции.

Короче говоря, атмосфера на северных сирийских территориях становиться все напряженнее по мере обострения социально-экономических проблем в Сирии, финансового кризиса в Турции и роста недовольства части боевиков статусом-кво. Этим пользуются российские власти, сохраняя давление на Идлиб и Турцию через постоянные бомбардировки.

В Москве понимают, что сейчас Турция в потенциально уязвимом положении, и это шанс укрепить их переговорные позиции перед встречей в марте.

Президенты Сирии Башар Асад и России Владимир Путин.
Президенты Сирии Башар Асад и России Владимир Путин.

Ставка делается на то, чтобы через авиаудары и постоянное военное давление повышать для Анкары цену содержания этих территорий, в том числе через гуманитарные проблемы, которых в Идлибе и так с головой хватает с учетом того, что там проживает 3,6 млн внутренних переселенцев.

Наконец, чем слабее связь турецких спецслужб с боевиками на севере Сирии, тем более вероятной может стать ограниченная военная операция Дамаска в Идлибе, о которой говорят уже второй год подряд. Без (хотя бы молчаливого) согласия Анкары такая операция невозможна, ибо только благодаря турецкому "зонтику безопасности" сирийские войска и их российские союзники не рискуют идти в наступление. Без защиты турок, боевики в Идлибе обречены.

Поэтому для РФ есть два выхода из ситуации — помочь с еще одной силовой операцией в Идлибе, надеясь, что она окончательно ослабит боевиков, либо договориться с Турцией о постепенной нейтрализации угрозы невоенным способом. Один из таких — легализация части протурецких боевиков с их последующей реинтеграцией в Сирию через договоренности на высшем уровне и на базе ООН.

И для первого, и для второго вариантов, воздушные удары — один из доступных России инструментов влияния. Именно так их и стоит рассматривать в контексте сирийского кризиса.