Это страшное слово референдум. Что стоит за намерением команды Зеленского провести общенациональный опрос по миру на Донбассе

2019-05-23 18:30:00

6487 18
Это страшное слово референдум. Что стоит за намерением команды Зеленского провести общенациональный опрос по миру на Донбассе

Фото: Delo.ua

Принципиально важная инициатива новой украинской власти провести всенародное волеизъявление по поводу будущей модели переговоров Украины с Россией уже стала очередной темой для споров в обществе.  Фокус расспросил правоведов и юристов, может ли стать анонсированный референдум реальностью и возможно ли проводить плебисциты в стране

О важности неофициального высказывания новоназначенного главы Администрации Президента Андрея Богдана об одном из возможных вариантов заключения договоренностей на Донбассе можно судить по мгновенной реакции российской стороны. "Мы рассматриваем вынесение вопроса о достижении мирных договоренностей с Россией на народный референдум, чтобы не только депутаты проголосовали, и президент принял решение, а и народ принял решение, и чтобы общество дало свою оценку… Мы вынуждены искать компромисс. Единственное, Владимир Зеленский сказал, что мы не торгуем нашими территориями и нашими людьми", – эти слова Богдана прозвучали в эфире одного из украинских телеканалов.

Ответ Москвы последовал уже через российские СМИ словами пресс–секретаря президента РФ Дмитрия Пескова: "Кремль ожидает от Киева конкретных шагов в сторону выполнения Минских договоренностей и нормализации двусторонних отношений с Россией. Однако РФ не видит шагов в данном направлении".

Напомним, в предвыборной программе президента Владимира Зеленского отдельным пунктом шла речь о его намерении дать жизнь законопроекту "О народовластии", который бы закрепил необходимые механизмы взаимодействия власти с народом. "Только народ Украины будет формировать основные задачи для власти через референдумы и другие формы прямой демократии", –  говорилось в тексте. Через референдум также планировалось решать в случае победы на президентских выборах вопрос движения Украины к членству в Североатлантическом Альянсе (НАТО).

Позже уже сам Владимир Зеленский разъяснил свою точку зрения: "Вынесение вопроса о заключении мирных договоренностей с Россией на референдум не имеет законодательной инициативы – это способ выяснить мнение общества".

Нужен закон о референдуме

О каком виде референдума при нынешних реалиях может идти речь, пока неясно. Официальных заявлений в Администрации президента на этот счет нет, а в законодательной плоскости для реализации «компромисса» с помощью народного волеизъявления отсутствует документ, дающий право власти применять в стране методы прямой демократии. Перечень вопросов, как и порядок проведения народного волеизъявления должен быть прописан в отдельном законе «О референдуме». На данный момент в Украине его не существует. 6 ноября 2012 года утратил силу закон «О всеукраинском и местных референдумах», а новый законопроект №6278 «О всеукраинском референдуме» был признан 27 апреля 2018 года Конституционный Судом несоответствующим нормам Основного Закона. Авторы законопроекта обещали направить его для оценки в Венецианскую комиссию. Но до сих пор судьба проекта документа остается нерешенной.

В Конституции о референдуме говорится сжато. Ст. 69 поясняет, что народное волеизъявление происходит через выборы, референдум и другие формы непосредственной демократии. В ст. 72 написано о том, что всеукраинский референдум назначается ВР либо президентом таким образом: «Всеукраинский референдум провозглашается по народной инициативе по требованию не менее трех миллионов граждан Украины, имеющих право голоса, при условии, что подписи относительно назначения референдума собраны не менее чем в двух третях областей и не менее чем по сто тысяч подписей в каждой области». А ст. 73 резюмирует, что вопросы о смене территории Украины определяются исключительно всеукраинским референдумом.

Директор Института государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины Юрий Шемшученко на вопрос Фокуса о предпосылках создания основ для проведения референдума реагирует кратко: «Для начала нужно принять закон. Эти политические решения должны быть оформлены в соответствии с действующим законодательством. В Конституции процедура проведения референдума не прописана, но в ней зафиксирована возможность его проведения. Я неоднократно говорил, что для того, чтобы переходить к таким формам управления государством, нужно провести перепись населения. Нужно четко понимать, сколько в стране украинцев».

Шемшученко позитивно оценивает попытки дать возможность населению принимать активное участие в вопросах «расширения демократических основ управления государством», однако, пока что не берется что–либо прогнозировать. «Детали покажет жизнь. Во многих странах общенациональные референдумы проводятся – это нормальная практика», – добавляет он.

К слову, наиболее значимые референдумы в течение двух последних лет провели Великобритания и Каталония (регион Испании). Референдум о членстве Королевства в Европейском Союзе состоялся в Великобритании и Гибралтаре 23 июня 2016 года, а о независимости Каталонии – 1 октября 2017 года. Первое волеизъявление народа мировое сообщество назвало неэффективным, второе уже власти Испании рассматривали, как незаконное. Примечательно, что 21 мая 2019 года премьер–министр Великобритании Тереза Мэй согласилась обсудить в парламенте второй референдум о выходе из ЕС. А 24 апреля глава правительства Шотландии Никола Стерджен заявила о необходимости провести повторный референдум до 2021 года о независимости от Великобритании.

Утопия XXI века

Министр юстиции Украины (2010–2013 гг.) Александр Лавринович убежден, что такую инициативу команды Зеленского на данный момент невозможно внедрить в жизнь каким–либо юридическим образом. «В первую очередь нужно вернуться к отмененному ВР закону, который Конституционный Суд признал неконституционным. В нем все детально прописано. Нужно учитывать, что вопрос о формате переговоров о мире на Донбассе носит международный характер. Иными словами, у нас есть президент, который руководит вопросами внешней политики и министр иностранных дел, реализующий их. Вопрос международных переговоров не предусматривает возможности проведения референдумов. Нужно забыть об избирательной кампании и работать более профессионально, иначе можно будет быстро растерять поддержку граждан, проявляя недостаток квалификации и показывая неподготовленность в работе», – указывает на суть вопроса председатель Высшего совета юстиции Украины (2013—2014гг.).

Он также отмечает Фокусу, что нельзя перекладывать на народ решение вопросов, для которых власть народом и избирается. «В таком случае нужно переходить на прямую форму демократии без общих сборов на референдум и решать без органов власти все общественно–важные вопросы. Однако, в XXI веке такой подход – полнейшая утопия», – резюмирует Лавринович.

Первый генеральный прокурор Украины (1991—1993 гг.), судья Конституционного Суда (2006—2015 гг.) Виктор Шишкин называет инициативу провести референдум по вопросам достижения мира на Донбассе «дурью с политической точки зрения». Он при этом напомнил, что в 1943 году референдума о прекращении войны между Адольфом Гитлером и Иосифом Сталиным никто не проводил. «Насчет чего должны быть договоренности? С агрессором? О чем? О сдачи территории? Прекратить войну? Это от Украины зависит или от России? Украина – жертва! Референдумы можно проводить по вопросам, не связанным с войной, о вступлении в международные организации, как, например, в НАТО, о принятии каких–либо законов», – обозначает позицию Шишкин.

Народный депутат Верховной Рады VI созыва, эксперт по вопросам местного самоуправления и административной реформы Юрий Ганущак акцентирует на том, что сейчас мир отказывается от формы волеизъявления через референдум. «Это значит, снять с себя ответственность за принятие непопулярных решений. В данном случае речь идет о намерении сдать России часть территории Украины руками самого же народа», – делится своим мнением с Фокусом Юрий Ганущак.

Он также подчеркнул, что в Украине, прежде чем проводить общенациональный референдум, нужно отдельным законом на местном уровне определить список вопросов, которые могут выноситься на голосование. «Конституционные вопросы не могут выноситься, потому что способ принятия актов должен быть одинаковым для всех регионов. Например, какие вопросы будут вынесены об особом статусе Донбасса? Усиленный контроль? Отказ от временно оккупированных территорий? Привлечение стран–членов ЕС для урегулирования? Россия это понимает. На эти вопросы невозможно ответить однозначными «да» или «нет». В прямой форме может быть разве что вопрос: «Готовы ли вы сдаться РФ?» – рассказывает эксперт, добавляя, что референдумы нельзя проводить о вопросах отдельных территорий, поскольку в Украине ни одна территория не имеет отельного статуса, кроме Крыма (Автономная Республика). «По этому вопросу должен будет что–то сказать Конституционный Суд», – резюмировал он.

Без переговоров территории уйдут?

О мотивах использования такой инициативы командой Зеленского Фокусу рассказывает директор «Института глобальных стратегий», политолог Вадим Карасев. По его словам, референдум о достижении мирных договоренностей с РФ по Донбассу – не что иное, как «возможность напрямую, минуя «политическое болото», кланы, обратиться к людям и проводить политику в интересах украинских граждан». При этом Карасев отмечает, что о сдачи территорий РФ не идет и речи. «Это – вопрос о форме переговоров. Их можно не вести и, в конечном счете, потерять территории через какое–то время. Если мы не можем военным путем освободить временно оккупированные территории, то мы должны, либо ждать пока они заберут эти территории военным путем, потому что они сами не уйдут, либо идти на какой–то формат переговоров и начинать искать какие–то точки соприкосновения, – моделирует ситуацию Карасев. – Здесь вопрос касается не классических референдумов. Если будет большое сопротивление в элитах и неприятие тех или иных шагов нового президента, тогда будет использоваться референдум, как инструмент влияния, а народ – в качестве арбитра, который скажет, кто прав. По–другому в нынешней ситуации поступать нельзя. Могут быть безвыходные ситуации, когда единственным выходом может стать именно обращение по ключевым вопросам к народу через референдумы. Но ведь референдумы могут носить и консультативный характер. Этот процесс называется плебисцитарной демократией».

По словам политолога, в случае проведения консультативного референдума у президента Зеленского появятся рычаги для дальнейших действий, для того, чтобы побороть негативное влияние правящего класса элит.

«Нужно приучиться к тому, что все референдумы или плебисцитарные технологии власти сейчас будут в тренде. Потому что популистская волна захватила весь мир и в той или иной степени многие политики будут обращаться напрямую к народу, минуя традиционные элиты. Посмотрите на митинги, которые проводит Дональд Трамп в США, говоря о том, что «вашингтонское болото» мешает ему проводить политику», – резюмирует Карасев, добавляя, что с точки зрения представительской демократии референдум станет не наилучшим вариантом, а с точки зрения прямой демократии – одним из ключевых инструментов.

Loading...