Ученые разгадали тайну шведского епископа, похороненного с эмбрионом

сверток, останки, эмбрион, ученые, фото
Фото: Gunnar Menander | Маленький сверток с эмбрионом, втиснутый в подкладку гроба.

Эксперты проанализировали ДНК служителя церкви и недоношенного младенца, выяснив, что между ними была родственная связь. 

Епископ Лунда Педер Педерсен Винструп, представитель Церквей Швеции и Дании умер в 1679 году. Его тело было мумифицировано и похоронено в семейном склепе в Лундском соборе, пишет Science Alert.

Кроме исключительной сохранности его останков, в его смерти и погребении не было ничего необычного. Однако в 2012 году, когда было принято решение перенести гроб Винструпа, ученые решили еще раз изучить его останки.

Именно тогда они и нашли крошечный труп эмбриона, мертворожденного не более чем на пятом или шестом месяце беременности, он был аккуратно спрятан за икрами епископа.

Обнаружение плода или младенца с останками матери, не является чем-то необычным для археологии. Исторические записи показывают, что останки детей захоранивались в Лундском соборе, причем иногда эти дети даже не были связаны с усопшими, к которым их подкладывали. Гробница изредка использовалась как временное хранилище для останков. Но зачем плод положили в гроб к епископу?

"Не было ничего необычного в том, что маленьких детей клали в гробы вместе со взрослыми. Эмбрион могли поместить в гроб сразу после похорон, когда он находился в сводчатой гробнице в Лундском соборе. Однако поместить гроб в склеп — это одно, а поместить плод в гроб епископа — совсем другое. Это заставило нас задуматься, была ли какая-то связь между ребенком и епископом", — рассказал археолог Торбьерн Альстрем из Лундского университета в Швеции. 

В своем новом исследовании, опубликованном в Science Direct, команда взяла образцы из обоих наборов останков и провела полную генетическую последовательность извлеченной ДНК. Там они и нашли ответ. Примерно 25 % генов двух трупов совпадали. 

останки, мумии, епископ, ребенок, фото
Останки епископа и неродившегося младенца.
Фото: Krzewinska et al., J. Archaeol. Sci. Rep., 2021

Это указывает на вторичные отношения между ними, как между дядей и племянником, сводными братьями и сестрами, двоюродными братьями и сестрами или, что гораздо более вероятно, учитывая относительный возраст останков, дедушкой и внуком. Это также подтверждается хромосомными данными. 

Винструп и плод не имеют общей митохондриальной ДНК, которая передается от матери, это означает, что мать нерожденного не была дочерью Винструпа. Кроме того, оба трупа имели общую Y-хромосому, которая может передаваться только от отца. Это говорит о том, что отцом ребенка был сын Винструпа.

От первого брака у епископа был сын, который дожил до совершеннолетия, его также звали Педер Педерсен Винструп. Согласно историческим записям, когда Винструп-младший учился в Лейденском университете в Нидерландах, он изучал фортификацию, а не теологию. Не позднее 1679 года он женился на молодой дворянке по имени Доротея Спарре.

В 1680 году, во время Большой редукции, когда шведская корона отвоевала земли, подаренные аристократии, Винструп-младший потерял свои владения, в том числе имение Винструпа-старшего Лундагард. Всю оставшуюся жизнь он провел в нищете и без детей. Вместе с ним и закончился мужской род Винструпов, где-то в начале 18 века. 

"Таким образом, плод, по-видимому, является частью печальной истории этого мужчины. Вполне возможно, не родившегося младенца поместили в гроб его дедушки в качестве символического акта, как последнего наследника мужского пола Винструпов", — заключили исследователи.