Игра на выживание. Топ-5 проблем украинской медицины, которые вскрыла эпидемия коронавируса

  • Евгения Королёва
  • Ульяна Купновицкая
Игра на выживание. Топ-5 проблем украинской медицины, которые вскрыла эп...

Фото: Getty Images

Врачи из разных регионов страны говорят о том, что эпидемия позволила взглянуть на отечественное здравоохранение под другим ракурсом. Побеседовав с ними, Фокус составил топ-5 самых актуальных проблем украинской медицины

COVID-19 стал лакмусовой бумажкой для Украины. Он наглядно продемонстрировал проблемы в разных сферах жизни, начиная от образования, где школы оказались не в состоянии оперативно обеспечить дистанционное обучение детей, заканчивая неуклюжим политическим менеджментом, когда в Новых Санжарах с камнями в руках встречали эвакуированных из Китая украинцев. Но особенно ярко болевые точки проявились в системе здравоохранения. Внезапно начавшийся карантин показал неспособность чиновников своевременно реагировать на новые вызовы — страна столкнулась с транспортным коллапсом, во время которого даже медики не могли добраться на работу без волонтерской помощи. 

За два месяца самоизоляции украинцев захлестнули потоки новостей об отсутствии средств индивидуальной защиты для врачей, ужасном состоянии больниц в целом и инфекционных отделений в частности, о невозможности пройти тест даже для членов семьи заболевшего. Как говорят врачи, до эпидемии все слабые места и недоработки были спрятаны под красивой оберткой — создавалось ложное ощущение, что ситуация под контролем. Коронавирус показал, что загребать сор под коврик больше не получится.

Нет контакта

Отсутствие налаженного диалога между специалистами медучреждений и руководством Минздрава

3 марта в Черновцах подтвердили первый случай заболевания COVID-19 в Украине. Главврачи больниц ожидали от министерства четких рекомендаций и внятной информации о том, когда медперсонал обеспечат необходимым количеством средств индивидуальной защиты, тестов, аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Однако Илья Емец, назначенный новым министром здравоохранения, оказался неспособен наладить эффективный контакт с медиками. Глава ведомства сконцентрировался на втором этапе медреформы и конфликте с госпредприятием "Медицинские закупки Украины".

Меньше чем через месяц Емца заменили на Максима Степанова, что позволило решить некоторые проблемы. Например, лишь после этого назначения утвердили протокол лечения COVID-19. Но и новый министр не смог организовать обратную связь с руководством и специалистами украинских больниц. 

Роман Пономаренко, врач-инфекционист, Полтава:

"Отсутствие диалога с Минздравом особенно заметно в вопросах выплаты надбавок медикам, которые работали с коронавирусными пациентами. Было непонятно, куда эти деньги делись и когда врачи их получат. Когда мы звонили на горячую линию министерства, в ответ слышали, что средства отправили в регионы. И все, никакой подробной информации добиться невозможно. Или когда, например, нам прислали протоколы лечения, стало понятно, что в них нет никакой практической информации, многие вопросы оставались открытыми. Но куда обращаться с ответными предложениями?"   

Медицинская реформа не работает

Второй этап медреформы грозит уничтожить инфекционную службу в стране

Стартовавшая 1 апреля реформа специализированных медучреждений в профессиональной среде воспринимается неоднозначно. Если одни врачи считают, что новый принцип финансирования позволит развиваться больницам, то другие уверены, что реформа приведет к закрытию целых отделений и потере специалистов.

Эксперты опасаются, что тарифы, разработанные Минздравом для инфекционной службы, не позволят вкладывать деньги в модернизацию этих отделений и они останутся в таком же плохом состоянии. Инфекционные отделения районных больниц, как правило, представляют собой общую палату на 8–10 человек, которая не подходит для лечения коронавирусных больных. Шансов заключить контракт с Нацслужбой здоровья Украины (НСЗУ) на оказание медуслуг у инфекционистов крайне мало. 

Юрий Жигарев, врач-инфекционист, Киев:

"Принцип финансирования за пролеченный случай в отношении нашей службы не работает. Например, в отделении лежат пять человек, и деньги из НСЗУ поступают лишь за их лечение. Содержать всю инфекционку на эти средства не получится, в итоге ее закроют, врачи переквалифицируются или уедут работать за границу. Но эпидемия COVID-19 показала, что инфекционное отделение невозможно развернуть за три дня. Предсказать, когда в следующий раз возникнет аналогичная ситуация, мы тоже не в состоянии. Например, в Италии как раз недавно сократили коечный фонд, и мы увидели, к какому коллапсу это привело. В Германии же коек в два раза больше, поэтому эпидемия там проходила совсем по другому сценарию". 

Люди разбегаются

Медперсонал государственных медучреждений уходит работать в частные клиники или трудоустраивается за рубежом 

Во время эпидемии нагрузка на медицинскую службу колоссальная, особенно в отдельных регионах — Ивано-Франковской и Черновицкой областях, в Киеве. Однако государство оказалось не в состоянии обеспечить эффективную защиту медперсонала, врачи вовремя не получили обещанных надбавок за работу с коронавирусными больными. Подобное отношение может привести к тотальному дефициту медиков в государственных медучреждениях, считают врачи. Даже в течение последних двух месяцев медики из украинских регионов уезжали работать в Италию. Об этом Фокусу рассказал Эльдар Фетиев, главврач Генической районной больницы. Особый спрос в этот период был на реаниматологов и анестезиологов.

Новый ракурс. Наши "ангелы-хранители" сами оказались незащищёнными в период эпидемии (фото: Getty Images)

Как уточняет Роман Пономаренко, инфекционист из Полтавы, дефицит кадров наиболее заметен в среде младшего и среднего медперсонала. В больницах остались лишь люди предпенсионного возраста, которым тяжело найти другую работу. Выпускники медицинских колледжей больше не трудоустраиваются в больницы. Врачи, заканчивая интернатуру, также не спешат занять место в государственной клинике, понимая, что есть варианты получше. Пока зарплаты не станут конкурентными, ситуация не изменится.  

Елена Луцкая, детский инфекционист киевской клиники "Френдлик":

"В частных украинских больницах дефицита кадров на сегодня нет. Тот медперсонал, который "насытился" тем, что происходит в государственных учреждениях, переходит работать к нам. В частных клиниках совсем другие условия, оплата труда несопоставимо выше. Мы делаем все для того, чтобы врачи захотели у нас работать. Есть еще и другая категория медиков — они едут трудоустраиваться за рубеж".

Нет запасов

В больницах нет лекарственной базы, критически не хватает оборудования, врачи не обеспечены средствами защиты

До пандемии аппараты ИВЛ были лишь в считаных больницах страны. Ни руководство Минздрава, ни органы местного самоуправления не считали нужным обеспечивать медучреждения подобным оборудованием. Даже когда Китай уже вовсю сражался с COVID-19, в Украине не стали заранее готовиться к аналогичному развитию событий. Речь идет не только о дорогостоящих специализированных аппаратах, в медучреждениях не хватает буквально всего. Как рассказывает Юрий Жигарев, в одной из киевских больниц на все инфекционное отделение и 50–60 па­циентов был лишь один пульсо­ксиметр. В Полтаве в начале карантина волонтеры отремонтировали два этажа инфекционки, закупили функциональные кровати. Добровольцы же завозили респираторы, щитки, защитные костюмы для медиков. В Винницкой области сотрудникам скорой помощи приходилось ездить на вызовы в резиновых сапогах — другой защиты для них не предусмотрели.

Иван Сорока, президент Украинского медицинского клуба:

"Обеспечение больниц индивидуальными средствами защиты составило 70% от потребности. На первичном этапе эпидемии врачи или сами покупали очки и маски, или получали их от волонтеров. В условиях эпидемии эти средства расходуются очень быстро, но нужно говорить и о качестве этих материалов, а также об умении персонала правильно их применять. К тому же стационары в больницах не готовы обеспечивать безопасность пациентов в противоэпидемическом плане, а значит, риску подвергаются и сами врачи. В результате всех этих факторов около 3,5–4 тыс. медицинских работников заразились COVID-19. Сейчас Мин­здрав закупил костюмы биологической защиты, но оказалось, что они не отвечают стандартам Всемирной организации здравоохранения. Получается, закупку сделали лишь формально, де-факто это нецелевое использование средств".

Отсутствие плана Б

Медиков не готовят к работе в чрезвычайных ситуациях, кризисные сценарии в больницах не отрабатывают

Украинская медицина не была готова к эпидемии, как бы власть ни уверяла в обратном. В целом отечественная практика не предполагает тренировку персонала на случай непредвиденных ситуаций. Хотя в стране есть примеры отработки тактики действий коллектива. В киевской больнице №17 отделение политравмы готовилось к приему большого количества раненых с 2011 года. В итоге именно это медучреждение отлично отработало во время Майдана. Тогда в больнице на 200 койко-мест наплыв пациентов составил 156 человек в день, люди прибывали с тяжелыми огнестрельными ранениями, и лишь благодаря многолетней подготовке персонал справился с нагрузкой.

В отдельных украинских клиниках практикуют отработку стандартных операционных процедур. Это позволяет организовать работу всей больницы при самых разных ситуациях. Вся система здравоохранения страны должна тренироваться таким же образом, готовиться до эпидемии, а не во время нее. 

Александр Линчевский, первый заместитель гендиректора клиники "Оберіг", замминистра здравоохранения в 2016–2019 гг.:

"И как врач, и как гражданин я хочу знать, какой план Б есть в Украине на тот случай, если больницы, предназначенные для работы с COVID-19, окажутся переполненными. Куда будут госпитализировать пациентов тогда? Как система будет реагировать на сценарий, похожий на итальянский или московский? Для этой ситуации хорошо подходит афоризм, приписываемый американскому хирургу: "Выход из карантина не означает, что вируса больше нет. Это значит, что есть достаточно мест в реанимации". Но достигнуты ли у нас требования по выходу из карантина Американской медицинской ассоциации, а именно: отсутствие роста количества больных, выстроенная эффективная сеть тестирования и контроля за инфицированными, подготовленные больницы? Сегодня у нас нет ответов на эти вопросы".