Мыслительная лень. Как цифровая зависимость превращает людей в аутистов

  • Мария Бондарь

Чем человечество расплачивается за удобство использования цифровых технологий и как защитить свои нейроны и интеллект от вызывающих привыкание гаджетов и программ, рассказывает Фокус

Цифровая зависимость уже несколько лет остается предметом жарких споров психиатров, психологов и нейрофизиологов. Ее до сих пор официально не признали болезнью. "Нет стандартизированного списка критериев, который четко определял бы, кого следует считать интернет-зависимым. Данных о том, сколько в мире таких людей, тоже не существует, вернее, есть отчеты нескольких организаций, построенные на основании разных концепций зависимости. Их версии несопоставимы: в одном отчете сказано, что цифровой зависимостью страдают 8,2% населения Земли, в другом — 38%", — говорит профессор психиатрии Кристина Грегори. 

По версии американского медицинского центра Psycom, о зависимости можно говорить, когда пользователь проводит перед экраном от 35 часов в неделю. Этот критерий был установлен до начала распространения COVID-19. Закономерно, что вследствие применения карантинных мер продолжительность экранного времени пользователей по всему миру значительно увеличилась. Карантин стал мощным катализатором давно существовавшей тенденции. Активное и регулярное использование цифровых технологий постепенно меняет ранее существовавшие шаблоны поведения и восприятия. Вопрос в том, нужно ли относиться к этому как к проблеме.  

Цифровая зависимость и клиповое мышление

Многие психиатры и нейрофизиологи сходятся на том, что постоянное использование гаджетов постепенно возвращает человека к клиповому мышлению. Тому самому, с которого все мы начинали в детстве, когда воспринимали мир более поверхностно, зато почти молниеносно реагировали на любые изменения среды. Взрослея, постепенно учились концентрировать внимание и вдумываться в происходящее, соотнося его с накапливающимся опытом. Реакции стали сложнее, выводы — глубже, нам теперь доступны интеллектуальные развлечения, но, к сожалению, в комплекте с этими благами мы получили множество тормозящих факторов.

Digital погружает нас в мир, где снова возможно, как в детстве, скользить по поверхности. "Люди с цифровой зависимостью находят быстрое решение, но оно может быть примитивным, последствия принятия такого решения порождают проблемы, — утверждает Зинаида Рожкова, заместитель директора по научно-исследовательской работе в клинике "Борис". — Нет критического осмысления фактов. А самое главное, мозг человека, не привыкшего или отвыкшего от серьезных размышлений над событиями и фактами, утрачивает ранее сформировавшиеся связи между нейронами, локализованными в различных структурах головного мозга".

Для выполнения многих задач, которые современный мир ставит перед человеком, методы, подсказанные цифровым мышлением, оказываются эффективнее. Они не только экономят время, помогая приспособиться к ускоряющемуся ритму жизни, но и во многих ситуациях защищают от травмирующего влияния избыточного информационного потока.

Возьмем, к примеру, круг общения. Ресурсов человеческого мозга хватает на то, чтобы качественно обмениваться информацией с сотней людей, не испытывая стресса перегрузки. До появления соцсетей этого вполне хватало, но сосчитайте, сколько пользователей сегодня в вашем "списке друзей".

Цифровая зависимость как маскировка депрессии

Психиатр Александр Иванов говорит, что многие его клиенты в возрасте до 25 лет предпочитают общаться по переписке, необходимость позвонить и задать вопрос в режиме реального времени вызывает у них дискомфорт. Американские нейрофизиологи Эрик Пепер и Ричард Харви изучали поведение 135 студентов, постоянно использовавших смартфоны. Те из них, кто чаще практиковал гаджеты, более многозадачны, но и больше подвержены депрессии. Молодые люди, постоянно общающиеся онлайн, больше других страдают от ощущения одиночества. Исследователи объясняют это тем, что основной формой диалога для этих студентов была переписка, им не хватало "языка тела" и других невербальных сигналов, обычно исходящих от собеседника вживую. По словам Эрика Пепера, у тех, кто не выпускает из рук смартфон, в мозгу начинают формироваться новые нейронные связи.

Пепер считает депрессию следствием цифровой зависимости, а Иванов — причиной. "Любая зависимость — это необходимость повторять определенные действия, чтобы уйти от реальности, которая не приносит радости, — говорит психиатр. — Собственно, неспособность испытывать положительные эмоции от того, что с вами происходит, — это и есть депрессивное расстройство. Многие люди даже не знают о том, что оно у них есть, особенно в Украине, где обращение к психиатру считается чем-то зазорным и пугающим". 

Цифровая революция сделала с человеческим мозгом то же, что индустриальная — с телом. Блага цивилизации значительно снизили уровень естественной нагрузки, с которой нам приходится справляться

Недавно Минздрав обнародовал данные, согласно которым разными видами депрессивных расстройств страдает около 70% взрослого населения страны. По словам Иванова, к специалистам обращаются примерно 1,8% из тех, у кого есть такие нарушения. Остальные пытаются подменить радость жизни стимуляторами. Виртуальная жизнь — один из распространенных способов подмены. "Самое очевидное негативное следствие цифровой зависимости — нарушение режима сна. Кроме того, из-за депрессии изнашиваются поджелудочная и щитовидная железы", — утверждает психиатр. 

Как не отупеть из-за гаджетов

"По одной из версий, люди с цифровой зависимостью отличаются от тех, у кого ее нет, приблизительно так же, как аутисты отличаются от не аутистов, у них меньше зеркальных нейронов, а те, что есть, рассредоточены по коре головного мозга, а не локализованы, — говорит Зинаида Рожкова. — Эта проблема пока недостаточно изучена, вероятнее всего, ее причина — в дефиците нейронов, причем не только зеркальных, и в отсутствии тех нейронных связей, которые дают нам возможность концентрироваться и вдумываться". 

Цифровая революция сделала с человеческим мозгом то же, что индустриальная — с телом. Блага цивилизации значительно снизили уровень естественной нагрузки, с которой нам приходится справляться. Бездействие для мышления не менее вредно, чем для мышц. "Последствия могут быть очень печальными, к примеру, возникает склонность к нейродегенеративным  заболеваниям, которые проявляются в двигательных нарушениях. Однажды на функциональных МР-изображениях пациента 51 года от роду, страдающего цифровой зависимостью, я видела отклонения, характерные для болезни Паркинсона, — говорит Зинаида Рожкова. — Простые действия, такие как сжимание кулака, перебирание пальцев, у этих людей требуют вовлечения большего количества нейронов, чем у тех, кто дозированно использует гаджеты". 

Там, где не хватает естественной нагрузки, нужна искусственная. Зинаида Рожкова убеждена, что человек, вынужденный проводить много времени онлайн, может сгладить негативный эффект, часто читая длинные и сложные для восприятия тексты и ставя перед собой логические и/или творческие задачи, которые нужно решать, не применяя электронных инструментов.