Акционеры БХФЗ Беспалько продают свою долю из-за расследований против них в Украине и Европе, – СМИ

Семья Беспалько, владеющая крупным пакетом акций Борщаговского химико-фармацевтического завода, продает свою долю в компании на фоне расследований, которые ведут против них в Украине и ряде стран Европы.

Переговоры, по данным издания Delo.ua, идут с фармкомпаниями "Фармак" и "Юрия-Фарм", а также инвестиционными компаниями "Алтиус Капитал" и Horizon Capital.

"Причиной для продажи стали подозрения в уклонении от уплаты налогов, которые выдвинуты Ирине Ржепецкой (в девичестве Беспалько) со стороны властей Германии и Швейцарии. К тому же Высокий суд справедливости в Лондоне принял к рассмотрению претензию к Ржепецкой об ущербе в размере почти 7 млн долларов. Речь идет о выводе средств из БХФЗ на счета личной компании Ржепецкой. Будучи дочерью Людмилы и Николая Беспалько (владеют более 50% акций БФХЗ – ред.), Ирина Ржепецкая является также директором по развитию БХФЗ", — говорится в материале.

В Украине претензии к семье Беспалько выдвинула компания "Дарница", которая владеет 31% акций БХФЗ. Компания наняла международных аудиторов для расследования финансовой деятельности и выяснила, что БХФЗ переплатила как минимум 6,8 млн долларов за покупку фармацевтического сырья через фирму "Метабей", принадлежащую Ирине Ржепецкой.

"Именно на такую сумму "Дарница" подала иски в Хозяйственный суд Киева, в суды Германии и Швейцарии (где вел деятельность "Фармаплант", у которой БХФЗ закупал фармсырье с 30%-ной переплатой), а также в Высокий суд справедливости Лондона. Последний постановил арестовать счета "Метабей", — пишет СМИ.

Параллельно правоохранительные органы Германии и Швейцарии расследуют уголовные дела против Ржепецкой и владельца "Фармаплант" Сергея Шлегеля. Их подозревают в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и отмывании денег.

По мнению журналистов, семья Беспалько выставила на продажу свою долю в БХФЗ для того, чтобы оплатить "мировые" в многочисленных судах.

"Пока речь идет о 7 миллионах долларов плюс расходы на адвокатов и судебные сборы. Но европейские суды потребуют раскрыть буквально все-все сделки, и тогда может оказаться, что ущерб значительно больше", — отмечают они.