Испанская партия. Тело генерала Франко эксгумируют, но дело его грозит зажить с новой силой

2019-03-04 15:00:00

614 11
Испанская партия. Тело генерала Франко эксгумируют, но дело его грозит зажить с новой силой

Фото: Getty Images

На Пиренейском полуострове начался сезон политической эскалации. Перезахоронение диктатора может разбудить ультраправых. Суд в Барселоне снова приведет к активности сепаратистов. А в апреле — внеочередные выборы в парламент. Фокус разбирался, как испанские страсти могут повлиять на европейскую политику

Испания в последние дни производит новости почти в том же изобилии, в каком луна-рыба мечет икру. Семье Франсиско Франко остались считаные дни для того, чтобы определиться с выбором места перезахоронения покойного каудильо. Премьер-министр страны Педро Санчес объявил о роспуске парламента, оказавшегося неспособным принять правительственный проект бюджета. На конец апреля назначены досрочные выборы. Начался судебный процесс над каталонскими сепаратистами. Это взволновало жителей анклава до такой степени, что примерно 200 тыс. человек вышли на акцию протеста. А когда король Филипп VI прибыл в Барселону, чтобы почтить вниманием открывающийся там Всемирный мобильный конгресс, демонстранты сожгли его фото и забросали яйцами полицию возле Национального музея искусств, где проходил обед с участием августейшей персоны. На этом напряженном фоне слегка блекнет оптимистическая новость о том, что Испания признана самой здоровой страной в мире. Потому что долгая и счастливая жизнь в государстве, сотрясаемом социально-политическими катаклизмами, возможна не более, чем безоблачное благополучие пассажиров "Титаника", у которого на горизонте уже замаячил убийца-айсберг. От того, удастся ли Испании выбраться из клубка нынешних противоречий, зависит судьба не только Пиренейского полуострова, но и Европы в целом.

"Живой труп" Франко

Где будет перезахоронен бывший испанский диктатор, до сих пор неясно. На стадии, которую можно было бы назвать завершающей, вряд ли кому-то кажется, что решение о переносе останков Франко из мемориала жертвам гражданской войны является простым. Аргументация находящегося у власти левоцентристского правительства о том, что в Долине павших "не может быть похоронен тот, кто не является жертвой гражданской войны", в целом одобряется обществом. Более половины испанцев так и считают. Однако примерно 37% граждан против такого решения. Оппоненты Педро Санчеса указывают на то, что у Испании есть куда более насущные проблемы, чем перетаскивание самого знаменитого трупа страны с места на место. Марта Гонсалес, одна из представителей Народной партии, созданной в 1976 году бывшими сподвижниками каудильо и выступающей против перезахоронения, объясняет синдром "одержимости Франко" у действующего премьера так: "Едва только в правительстве возникают проблемы, он обращает свой взор в прошлое в попытке стравить испанцев". Есть и те, кому каудильо не мил, но кто полагает, что начатый процесс придаст новый импульс движениям сторонников франкизма. С учетом того, что сегодня происходит в Европе, такая игра с исторической памятью может обернуться подъемом неонацизма.

Наследие Франко в стране оценивают неоднозначно. Его сторонники вспоминают о последних 15 годах правления, когда испанская экономика сделала огромный скачок. Но противников у генерала больше. Они вменяют ему в вину не только колоссальные жертвы, которые положены на алтарь его победы и его "стабильности". Есть другой фактор, понятный всем, кто жил в Советском Союзе. Каудильо погрузил страну в культурный застой и выброс на периферию цивилизованной Европы. Испания так долго представляла собой закрытое, занавешенное искусственным занавесом общество, что у ее граждан выработался своеобразный комплекс неполноценности. Когда в Европе осенью прошлого года провели опрос о том, в какой степени жители разных стран согласны с утверждением: "Наш народ не идеален, но наша культура превосходит все другие культуры", то выяснилось, что испанцы здесь выступают аутсайдерами. С предложенным тезисом согласились лишь 20% граждан. Это самый низкий показатель в Европе. И это в стране, которая дала миру Сервантеса, Гойю, Сальвадора Дали, Мигеля де Унамуно. Для сравнения, во Франции этот показатель составил 36%, в Украине — 41%, в Германии — 45%, в Италии — 47%, в России — 69%, в Греции — 89%. Даже если предположить, что некоторые нации себя слегка превозносят, все же заметно, что испанцы себя недооценивают. Впечатление, что фразу Франко "Берите пример с меня. Не суйтесь в политику" народ воспринял значительно шире того поля, на которое она не без цинизма указывала.

С вещами на вынос! Долина павших, где пока еще покоится прах каудильо Франсиско Франко

Усопший Франко не отпускает Испанию. Судьба его праха концептуально решена. Подсчитано даже, во что обойдутся работы по эксгумации тела и замене мемориальной плиты на могиле — 3738 евро. Сумма незначительная, констатировали в управлении по национальному наследию Испании, а сами работы способно выполнить любое похоронное бюро. Беда лишь в том, что место последней "прописки" бывшего диктатора до сих пор неизвестно. Спор с его внуками не решен, а настоятель бенедиктинского монастыря, расположенного на территории мемориального комплекса, пригрозил не допустить представителей испанского правительства в базилику для эксгумации, пока юридические разногласия не будут сняты.

Планы потомков Франко, многие из которых приходятся близкими родственниками правящей королевской династии, связаны с Кафедральным собором Альмудена. Там, в самом центре Мадрида, напротив Королевского дворца, считают они, его и следует перезахоронить. Торжественно, со всеми военными почестями. Правительство категорически против. Такой шаг, как сформулировано в его официальном заявлении, несет в себе "очевидные риски нарушения правопорядка и безопасности граждан". "Останки Франко не могут быть в месте, в котором их будут прославлять и чествовать", — заявила в этой связи Кармен Кальво, вице-премьер Испании. В качестве альтернативы предлагается кладбище в Эль Прадо, столичном пригороде, где похоронена жена генерала, Кармен Поло. Если договориться не удастся, тогда, предупреждают власти, останки Франко перезахоронят без согласия семьи.

Совсем скоро испанцы узнают, насколько бескомпромиссно будет действовать правительство в этом вопросе. И какое решение примет Верховный суд страны, куда родственники генерала грозили обратиться из-за несогласия с позицией властей. Пока же ажиотаж вокруг перетаскивания трупа сослужил хорошую службу там, где не планировалось: поток туристов к могиле Франко в Долине павших усилился. И не сослужил никакой там, где на это рассчитывали: Барселона так и не обнялась с Мадридом. Да, каталонцы считают Франко исчадием ада, однако особенность сегодняшней ситуации в том, что даже вздумай испанская власть бесследно развеять прах генерала над морем, этот символизм все равно не решил бы проблему сепаратизма. Подчинение Мадриду при всем либерализме такового для Барселоны воспринимается каталонцами как ярмо и иго. Неслучайно своего монарха протестующие подданные в Барселоне встретили лозунгами: "Стоп репрессии" и "Гнилые Бурбоны". Каталонцы по-прежнему хотят развестись с Испанией. И начавшийся процесс над организаторами сепаратистского референдума способен лишь усилить эти настроения.

Суд, выборы и будущее Испании

Прямой эфир для судебного разбирательства над барселонскими "раскольниками" призван показать открытость и беспристрастность испанского правосудия. Однако элементы шоу, которые всегда присутствуют при подобном подходе, способны сыграть на руку сепаратистам. Сторонники независимости Каталонии "с порога" заявили, что решение суда будет политическим. Более того, оно уже принято — авансом. Таким образом, сам процесс — не более чем фарс. И суровый приговор — а если подсудимых признают виновными, то им грозит до 25 лет тюремного заключения, — лишь увеличит число тех, кто выступает за независимость региона.

Двенадцать лидеров неудавшейся попытки отправить Барселону в самостоятельное плавание, представших перед судом, обвиняют в подстрекательстве, организации мятежа и нецелевом использовании бюджетных средств. При этом обвинители подчеркивают, что процесс направлен на защиту демократии и конституционного порядка и не является политическим.

"Цель адвокатов, защищающих сепаратистов, тех, кто нарушил Конституцию, — представить последних в качестве жертв политических преследований. И, как это ни парадоксально звучит, посадить на скамью подсудимых государство, которое посредством своих институтов пыталось восстановить общественный порядок после агрессивных действий, с помощью единственно приемлемого в демократическом обществе инструмента — закона", — поясняет испанский прокурор Хавьер Сарагоса.

Еще один обвинитель, Фидель Кадена, в своих построениях отталкивается от концепции территориальной целостности и единства: "Несколько человек не могут решать, что кому принадлежит. С точки зрения территориального единства государства, Сеговия не принадлежит жителям этой провинции, а Сарагоса — сарагосцам. Также Каталония не принадлежит только каталонским сепаратистам. Она принадлежит всем".

На скамье подсудимых нет главной фигуры каталонского сепаратизма — Карлеса Пучдемона, экс-председателя Женералитета. Поменяв несколько стран в качестве убежища для себя, он ныне находится в Бельгии, откуда не устает критиковать действия официального Мадрида. Выступая недавно на пресс-конференции в Брюсселе, он призвал испанские власти провести референдум по самоопределению Каталонии "на законных основаниях, в условиях международного признания и с юридически обязывающими результатами". Его правопреемник, нынешний глава автономии Ким Торра, на том же мероприятии призвал международные институты выступить посредниками в диалоге между Мадридом и Барселоной, который за два года не сдвинулся с места.

Это противостояние держит в напряжении всю Испанию. Собственно, и нынешний парламентский кризис был бы невозможен без активного разыгрывания барселонской карты. Проект госбюджета, предложенный правительством, зарубили именно каталонские партии, ранее поддерживавшие Педро Санчеса. Последний не преминул обвинить сепаратистов в том, что они "боятся сесть за стол переговоров и осознать, что независимость Каталонии невозможна. Они боятся признаться радикально настроенным каталонцам в том, что они им солгали и что должны вернуться к соблюдению конституционных норм". Однако подобные эскапады, увы, никак не способны помочь стране выбраться из кризиса — даже если предположить, что премьер-министр абсолютно прав в своей оценке ситуации.

Без смены вех. Артур Мас (в центре), предшественник Пучдемона, также исповедовал сепаратизм. В октябре 2015-го в сопровождении толпы сторонников он прошествовал в суд и дал показания

Вдобавок за два месяца до выборов в Генеральные кортесы неясно, поможет ли это Санчесу и его кабинету обрести политическую почву под ногами. Нынешний премьер пришел к власти не в результате выборов, а после того как Национальный суд Испании вынес вердикт по делу о системной коррупции в Народной партии, возглавляемой Мариано Рахоем. Правительству Рахоя, бывшему у руля с декабря 2011-го, 1 июня минувшего года пришлось уйти в отставку. В этой ситуации Педро Санчеса можно было бы счесть баловнем судьбы, если бы не одно "но": у седьмого главы правительства постфранкистской Испании оказалось самое низкое парламентское представительство в истории страны. В расформированном в феврале двухпалатном парламенте возглавляемая им Испанская социалистическая рабочая партия была представлена 84 депутатами (из 350) и 42 сенаторами (из 266).

Удастся ли социалистам взлететь выше на гребне новой избирательной волны, сказать сложно. Осенние опросы Центра социологических исследований (CIS) показывали, что они стали бы лидерами, если бы выборы прошли в сентябре. И что вообще левые (социалисты и Podemos) с их 46,6% пользуются большей поддержкой, чем правый блок (у "Граждан", самого активного защитника территориальной целостности страны в Каталонии, и Народной партии вместе 40,4%). Тогда рассматривался вариант формирования коалиции левых с националистическими партиями Страны басков, Каталонии и Валенсии. Сегодня этот вариант представляется едва ли возможным. По крайней мере, на каталонцев рассчитывать не приходится.

Какой политический пасьянс начнет раскладываться в Испании в ближайшие месяцы, волнует не только Мадрид, но и Брюссель. В частности, в Европейской комиссии озвучили опасения, что Испания по итогам выборов может пойти по пути Италии, где у власти — правое правительство евроскептиков. Испанская El Pais ссылается на мнение анонимного источника, работающего в этой структуре: "Наиболее опасным для Испании представляется риск застрять после выборов, если новое правительство не будет сформировано быстро. В среднесрочной перспективе наибольшее беспокойство вызывает опасность того, что антибрюссельское послание, которое мы видим во многих других странах, может распространиться там".

Переживания еврочиновника обоснованны. Как показывают недавние социологические опросы, в парламент впервые за последние 40 лет могут пройти правые и ультраправые. Одна из таких партий, Vox ("Голос"), уже пришла к власти на региональных выборах в Андалусии в декабре минувшего года. Она провозглашает борьбу против автономного статуса регионов Испании, уступок баскским и каталонским сепаратистам, против ограничения национального суверенитета со стороны ЕС, однополых браков, беженцев и мигрантов. Если такой прецедент возникнет, это добавит проблем и самой Испании, и Евросоюзу. Ситуация обернется привкусом горькой иронии: тело Франко вынесут, но дело его в некотором смысле заживет с новой силой. На радость всем евроскептикам.

Loading...