Ад в тропическом раю. Как взрывы на Шри-Ланке обнажили цивилизационный конфликт в мире

2019-04-25 18:00:00

2446 20
Ад в тропическом раю. Как взрывы на Шри-Ланке обнажили цивилизационный конфликт в мире

Фото: Getty Images

Теракты в Шри-Ланке грозят обернуться новым витком насилия на религиозной почве. И не только в островном государстве

Свыше 350 убитых, из которых не менее 35 иностранцев, более 500 раненых. Список жертв терактов в стране, знаменитой пляжами и чаем, продолжает пополняться. Мировые СМИ пишут о том, что террористические атаки в Шри-Ланке по своему размаху входят в число наиболее катастрофических после атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. В Коломбо заявляют, что трагедия не обошлась без участия международной террористической сети.

Черная месса

Накануне он зарегистрировался на ресепшене как Мухаммед Аззам Мохамед, бизнесмен. Цель визита? Естественно, бизнес. Воскресным утром, как и прочие гости, спокойно стоял в очереди, вроде как готовясь позавтракать в Cinnamon Grand Hotel. Затем, пока в его тарелку накладывали еду, активировал бомбу, закрепленную у него на спине, отправив себя в рай, а десятки "неверных" — в ад.

Таких взрывов в день, когда католики отмечали Пасху, прогремело восемь. В разных частях страны пострадали три церкви, полные народа, в также три роскошных отеля в Коломбо и небольшая гостиница на окраине. По данным полиции, первые взрывы произошли в течение получаса. Спустя несколько часов раздался седьмой взрыв — еще в одном отеле в пригороде Коломбо. Восьмой зафиксировали в жилом районе Оругодаватта, к северу от столицы. Девятый — днем позже, у католического храма. Судя по заявлениям ланкийских правоохранителей, намерения террористов были еще масштабнее. На одной из автобусных станций в Коломбо обнаружены 87 "бесхозных" детонаторов. Кроме того, спецназ обезвредил несколько взрывных устройств, готовых к активации. Одно из них, так называемая трубная бомба, было заложено рядом с крупнейшим аэропортом острова — Бандаранаике. 

В первые часы и даже дни никто не взял на себя вину за содеянное. Однако власти Шри-Ланки были убеждены, что атаки — дело рук местных радикальных исламистов из National Thowheeth Jama’ath. О группировке известно немного. В нее входят цейлонские мавры. Эта национальная общность образовалась из потомков арабских купцов, осевших на острове в Средние века и вступивших в контакт с местным населением. Ее представители исповедуют ислам и говорят на тамильском языке с арабскими заимствованиями. В прошлом году группировку подозревали в причастности к повреждению буддийских статуй. Правда, что касается нынешней череды терактов, поражающих своим масштабом, то, несмотря на задержание более двух десятков подозреваемых, в правительстве "не считают, что небольшая организация в стране может сделать это в одиночку". Теперь силовики проверяют, имела ли она международную поддержку.

Министр обороны Шри-Ланки заявил, что взрывами на Пасху террористы решили отомстить за атаку Брентона Тарранта в новозеландском Крайстчерче

На фоне ужаса, который пережила Шри-Ланка, такая реакция выглядит запоздалой. Тем более что о готовящихся атаках было известно как минимум за десять дней до трагедии. О планирующихся нападениях на церкви и другие объекты (в числе которых значилось даже индийское посольство в Коломбо) информировала служба внешней разведки. И теперь весьма трудно объяснить, почему правительство не смогло принять необходимых мер безопасности. Введение комендантского часа и временная блокировка соцсетей на территории страны — это шаги, помогающие уберечься от нарастающего хаоса, однако идущие в кильватере трагедии, которая стала свершившимся фактом.

Этот очевидный провал спецслужб отчасти объясним (но не оправдан) тем, что на острове давно не было такого рода "кровопускания", в основе которого лежали бы этнические или конфессиональные противоречия. Неслучайно один из жителей Коломбо признался, что "эта атака застала всех нас врасплох. Мы не знаем причин атаки и не знаем, как реагировать, — с того момента, когда в стране происходили подобные события, прошло очень много времени. Думаю, в Шри-Ланке не происходило событий такого масштаба со времен гражданской войны".

"Тамильские тигры" и удел христиан

Противостояние между официальным правительством, относящимся к этнической группе сингалов, и военизированным движением "Тигры освобождения Тамил Илама", участниками которого были этнические тамилы, длилось с 1983-го по 2009 год. Сингалы (составляющие 75% населения) в основном исповедуют буддизм. Тамилы (18% населения) — индуисты-шиваиты или мусульмане. В январе 2008 года правительство Шри-Ланки разорвало перемирие, ранее заключенное с руководством "тамильских тигров", и перешло в наступление на контролируемые ими территории. 17 мая 2009 года "тамильские тигры" официально капитулировали. Ситуация в стране стала спокойнее, но это не значит, что религиозные конфликты вообще исчезли из повестки для Шри-Ланки. 

В 2013 году несколько десятков буддистов совершили налет на мечеть в Коломбо, пострадали пять человек. В 2014-м порядка 200 агрессивно настроенных буддистов-радикалов, в том числе 20 монахов, атаковали две церкви в городе Хиккадуве. В том же году нападения мусульман на буддистского монаха спровоцировали погромы мусульманских магазинов и домов буддистами из экстремистской группировки "Боду Бала Сена". Пять человек стали жертвами, около 80 получили ранения, 8 тыс. мусульман и 2 тыс. буддистов сочли за лучшее поменять место жительства. В 2017-м группа агрессивно настроенных буддистов уничтожила протестантскую церковь в городе Пахарайа. 2018 год также прошел под знаком межрелигиозных столкновений. Город Ампара стал местом погрома в кварталах мусульман — из-за слуха, что в кафе, которые они держат, посетителям подсыпают в напитки препараты, вызывающие бесплодие. После беспорядков, приведших к разрушению мусульманского квартала, власти вынуждены были ввести в стране чрезвычайное положение. Досталось и тем, кто исповедовал веру в Иисуса. По данным Национального христианского евангельского союза Шри-Ланки, за минувший год совершено 86 нападений на христиан со стороны буддистских радикалов. Несколько межконфессиональных инцидентов имели место и в текущем году.

При этом христианам-католикам, которых в стране всего-навсего 6%, в силу малочисленности приходится особенно тяжело. Сразу после апрельских терактов Тасним Назир, журналистка с ланкийскими корнями, состоящая в международной организации, отстаивающей религиозную свободу, написала в The Guardian, что "симптомы болезни" были заметны раньше. Религиозным общинам, которые уже успели пострадать от нападений, так и "не была предоставлена достаточная защита. Почему мы должны ждать трагедии такого масштаба, чтобы те, кто у власти, проснулись и прислушались к народу Шри-Ланки? Знаки уже были. Теперь мы сталкиваемся со злодеянием, с которым должно смириться все ланкийское и международное сообщество".

Джайлз Фрейзер, священник округа в южном Лондоне, на страницах того же издания вспоминает "о львах и Колизее" как символах гонений на христиан в Римской империи. Он утверждает, что мы "переживаем один из самых серьезных этапов христианского преследования в истории, и большинство людей отказываются признать это". Вероятно, в этом есть часть правды. Но полная картина представляется иной.

Министр обороны Шри-Ланки Руван Вийеварден по итогам предварительных расследований заявил, что местные террористы таким образом решили отомстить за атаку в Крайстчерче. Тогда, 15 марта, уроженец Австралии Брентон Таррант, придерживающийся ультраправых взглядов, застрелил из автомата 50 человек в двух мечетях  этого новозеландского города. О том, что ответ на данную кровавую акцию, которую Таррант транслировал в прямом эфире, последует, писали многие. Где и когда — не брался предсказать никто. При "войне всех против всех" такая задача не по силам ни Нострадамусу, ни Ванге. И от этого все происходящее представляется еще более зловещим, заставляющим вспомнить другого пророка — американского социолога и политолога, который примерно четверть века назад предрек человечеству безрадостное будущее.

Мир по Хантингтону

Сэмюэл Хантингтон наделал много шума, опубликовав в 1990-х вначале статью "Столкновение цивилизаций", а затем и книгу с таким названием. По мнению ученого, после завершения холодной войны, где главными героями были СССР и США, мы вступили в новую полосу, которую будет характеризовать противостояние между исламским и западным миром. А грядущие битвы будут вестись не между странами, а между культурами. Притом исламский экстремизм станет самой большой угрозой глобальному спокойствию. В какой-то степени эти его построения были ответом на работу его ученика Фрэнсиса Фукуямы "Конец истории и последний человек".

Обуздать хаос. После взрывов в храмах и отелях люди оцепенели. А власти, знавшие о надвигающейся трагедии за десять дней до нее, начали наконец действовать

Фукуяма рисовал идиллическое полотно, на котором царило торжество ценностей либеральной демократии, отправляя человечество к финальной точке его социокультурной эволюции. События на этом острове Утопия еще могли иметь место, однако идеологическим противостояниям, всемирным войнам и революциям был положен решительный конец.

Время — строгий и бесстрастный судья — показало, что ближе к истине был все же Хантингтон. Его, разумеется, критиковали. Например, Эдвард Саид, американский интеллектуал арабского происхождения, упрекал его в том, что предложенная классификация фиксированных "цивилизаций" (по Хантингтону, их девять, и они, собственно, и предопределяют неизбежность столкновений) не учитывает динамическую взаимозависимость и взаимодействие культуры. Примечательно, что статья Саида с красноречивым заголовком "Столкновение невежества" увидела свет в 2001 году. Именно тогда "теракт 9/11" стал поворотным для концепции Хантингтона: она обрела на Западе особую популярность. 

Последняя новость, позволяющая в некотором смысле приложить идеологические выкройки американского ученого к событиям в Шри-Ланке, такова: во вторник "Исламское государство" взяло наконец ответственность за происшедшее на себя. Однако выделим ряд оговорок.

Во-первых, нельзя мазать дегтем всех мусульман. Потому что в самой этой среде порой и обнаруживаются наиболее ярые противники ислама ваххабитского толка. Один из них — Мохамад Таухиди, австралийский приверженец шиитского направления. Он утверждает, что все акты терроризма осуждаются в Коране. Он назвал ИГИЛ экстремистской организацией, которая не представляет ислам. А после лондонского теракта в июне 2017-го наградил эту ветвь клеймом: "рак" религии.

Когда произошла трагедия в Шри-Ланке, Таухиди у себя в Twitter выложил видео, на котором Захран Хашим, один из организаторов и участников теракта, вещает буквально следующее: "Любой, кто не согласен с мусульманами, должен быть убит". Таухиди сопроводил этот гнусный клип словами: "Мы проводим часы, разоблачая экстремистов каждый день. Это видео и его фон остались незамеченными из-за языковых барьеров. Если бы он был разоблачен, а информация о нем доведена до сведения властей, его могли бы остановить".

Так что ислам исламу все-таки рознь. Есть борцы за его гуманность внутри самой этой религии.

Второе соображение состоит в том, что градус агрессии растет не только в пассионарном исламе, но и в западном мире, который ему противостоит. Брейвика и Тарранта можно назвать отморозками, но у них имеется известное количество сторонников. И год от года оно лишь растет.

Наконец, третье. Хантингтон утверждал, что цивилизационные конфликты "особенно распространены между мусульманами и немусульманами". Это так. Но ответственными за эти, как он выражается, "кровавые границы" выступают не только представители ислама. Приведенный выше перечень столкновений на религиозной почве в Шри-Ланке показывает, что буддисты порой бывают тоже бесконечно далеки от образа монаха, уединившегося в пещере для медитации. То же самое можно сказать, если вспомнить об антимусульманских погромах в Мьянме и предложении лишить Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи за то, что она в ранге государственного советника (должность, примерно соответствующая премьер-министру) способствовала преследованию этнической группы рохинджа, для которой священная книга — Коран.

Иными словами, радикализация на месте цивилизационного разлома происходит по обе его стороны, кто бы там ни находился — католики, мусульмане, буддисты, индуисты или кто-то еще. Если и дальше повестку здесь станут диктовать экстремисты, то насилие будет то и дело выходить из берегов, а география терактов расширится до трудно вообразимых размеров. Совершенно очевидно, что после трагедии в Шри-Ланке мяч находится на поле единомышленников Брейвика и Тарранта. Где и когда они погрузят мир в очередную пучину крови — неведомо. Не факт, что это случится снова в Коломбо. Вернее, совершенно необязательно, что это произойдет только там. С чьей бы руки сегодня ни кормился терроризм, он вырос в гигантского монстра, для которого не существует границ. Единственный способ извести эту гидру — прекратить ее подкармливать. И деньгами, и идеологической отравой. Но пока что непохоже, чтобы этот способ вступил в свои права. Ни у одной из цивилизаций.

Loading...