Убить ДОН. Почему Трамп решил закрыть для Путина американское небо

  • Юрий Божич
Убить ДОН. Почему Трамп решил закрыть для Путина американское небо

Фото: Getty Images

Соединенные штаты решили выйти из Договора об открытом небе, обвинив в его саботаже Кремль. Фокус разбирался почему глава Белого Дома Дональд Трамп пошел на такой шаг и какие последствия он несет для международных отношений

В день, когда госсекретарь Майк Помпео заявил о намерении США через шесть месяцев выйти из Договора по открытому небу (ДОН), сенатор-республиканец Том Коттон, за плечами которого служба в Ираке и Афганистане, сформулировал: "Договор по открытому небу начал свою жизнь как добропорядочное соглашение между ведущими державами, а умер как агент российской разведки". Если даже афоризм Коттона страдает чрезмерностью, он, тем не менее, очень точно отражает основное фиаско "убитого" документа: доверия между Вашингтоном и Москвой, главными его подписантами, сохранить не сумел. Сторонники разрыва обвиняют в этом Путина. Противники — Трампа. Но похоже, что мир просто вступает в эпоху новой архитектуры глобальной безопасности. Или же — что хуже — глобальной опасности. 

История договора 

Концепция "открытого неба" впервые была озвучена Дуайтом Эйзенхауэром на Женевской конференции "Большой четвёрки" — СССР, США, Великобритании и Франции — в июле 1955 года. Однако тогда идея американского президента не нашла отклика у руководства Советского Союза. Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв, которому сообщил о ней глава Совмина Николай Булганин, возглавлявший советскую делегацию в Женеве, отклонил это предложение. 

В конце 1980-х, когда холодная война клонилась к своему закату, к этой идее вернулись. Договор был подписан в Хельсинки в 1992 году членами Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (с 1995 года у этой организации другая аббревиатура — ОБСЕ). Однако фактически он вступил в силу десять лет спустя, после его ратификации 20-ю из 27-и первоначальных участников. Ныне под договором стоят подписи 34 стран ОБСЕ, из которых одна — Киргизия — его не ратифицировала. 

Разрывая ДОН и нацеливаясь, как считают аналитики, на СНВ-3, в Белом доме в первую очередь имеют в виду возможность потенциального обуздания Поднебесной

Договор позволяет каждой из участниц осуществлять инспекционные полёты над территорией других стран с использованием аэрофотосъёмки, дабы укреплять доверие "от Ванкувера до Владивостока". Квоты на год определяют, сколько таких полётов может быть проведено. США и Россия с Беларусью (которые рассматривались как единый субъект) имели возможность 42-х ежегодных инспекций. У остальных стран допустимое количество было меньше (например, у Германии — 12). Всего за время действия соглашения было проведено более полутора тысяч полётов. 

Если какая-либо страна намеревалась выйти из договора, она обязана была уведомить об этом шаге всех остальных за шесть месяцев. Соединённые Штаты создали прецедент в конце мая. Назвать это взрывной новостью вряд ли возможно: обсуждение такого шага длилось с прошлого года. 

Претензии Вашингтона

В своём заявлении Майк Помпео не просто выдвинул упрёк: "Вместо того чтобы использовать Договор по открытому небу в качестве механизма укрепления доверия посредством мер военной транспарентности, Россия превратила этот договор в средство запугивания и угроз". Он дополнил его перечнем прегрешений Москвы: "Россия не разрешает проводить наблюдательные полёты внутри 10-километрового коридора своей границы с оккупированными российскими войсками грузинскими регио­нами — Абхазией и Южной Осетией, пытаясь таким образом подтвердить свои ложные утверждения, будто данные оккупированные территории являются независимыми государствами. Россия выделила для дозаправки самолётов, совершающих полёты в рамках Договора по открытому небу, аэродром в украинском Крыму, а это тоже является попыткой утвердить её претензии на аннексированный полуостров, которые Соединённые Штаты не признают и никогда не признают. Россия также незаконно наложила ограничения на полёты над Калининградской областью, хотя в этом анклаве размещено значительное количество российских сил и средств, включая нацеленные на НАТО ракеты малой дальности в ядерном оснащении. В 2019 году Россия необоснованно отказала США и Канаде в проведении совместного наблюдательного полёта над районом проведения крупных военных учений". 

Вдобавок, по мнению Помпео, Москва использовала полёты над территорией Соединённых Штатов для наведения своего высокоточного оружия на стратегически важные объекты. А помощник президента по национальной безопасности Роберт О’Брайен даже заявил, что предметом "охоты" русских был Дональд Трамп: они летали над Белым домом, отслеживали, где может находиться американский правитель — в Кэмп-Дэвиде или Бедминстере, там расположены резиденция и гольф-клуб.  

Разногласия в США 

Единого взгляда на то, стоило ли разрывать договор, в американском политикуме нет. Многие аналитики считают, что худой мир всё же лучше доброй ссоры. К примеру, сенатор Джефф Меркли говорит, что "никто не считает Россию стороной, заслуживающей доверия", однако договоры, подобные ДОН, "всё же являются важными инструментами для более глубокого понимания того, что делают наши противники, и для сокращения возможных катастрофических просчётов". 

Всё, отлетались. Трамп вышел из Договора об открытом небе, посчитав, что Россия превратила его в средство запугивания и угроз (фото: Getty Images)

Это можно назвать умеренной позицией. Её обрамляют точки зрения условных "голубей" и условных "ястребов". Первые убеждены, что Трамп — это что-то вроде Конана-варвара, крушащего без разбора международные договоры. Из чего только американский президент не "вышел" — из ядерной сделки с Ираном в 2018-м, из договора о РСМД в 2019-м. Подписание договора о торговле оружием отменено. Судьба СНВ-3, срок действия которого заканчивается в начале следующего года, неизвестна. Александра Белл, в прошлом сотрудник Госдепартамента в Центре по контролю над вооружениями и нераспространению, в интервью изданию The Nation сказала, что, по её мнению, разрыв ДОН — "это всего лишь очередная серия шагов, которые доказывают, что администрация не просто заинтересована в расторжении договоров. Она занимается обесцениванием альянсов". 

Лагерь же "ястребов", понятное дело, демонстрирует полное согласие с позицией Белого дома. Одна из ключевых фигур здесь — Джон Болтон, опальный экс-советник Трампа по национальной безопасности. Он  ещё при Буше-младшем добивался выхода США из подписанного в 1972 году Договора об ограничении систем противоракетной обороны. Сейчас Болтон одобрил принятое решение, назвав его "очередным важным моментом в истории контроля над вооружениями, если и когда это произойдёт!". 

При этом все имеют в виду, что предстоящие президентские выборы способны как продолжить наметившуюся тенденцию к разрывам, там и поломать её. Противники Трампа на это уповают больше, чем сторонники. Как пишет Фред Каплан в Slate, хорошие новости состоят в том, что "если в январе в должность вступит новый президент США, он сможет возобновить облёты, будто ничего и не было". 

На Пекин через Москву

Во внешнеполитическом ведомстве РФ отреагировали на демарш Вашингтона предсказуемо: если США действительно выйдут из договора, это станет прискорбным шагом. Своей вины Россия, естественно, не признаёт. 

В российских медиа порой звучат оптимистические голоса: мол, мы будем летать над Европой. А космической разведки вполне достаточно, чтобы собирать информацию о том, что происходит на территории США. Однако в России спутниковой группировки, сопоставимой с американской, попросту нет. Кроме того, обмен информацией между Соединёнными Штатами и европейскими странами, которые продолжат в рамках ДОН летать над Россией, при всех разногласиях между западными союзниками —  вполне вероятный сценарий. 

Это не может не вызывать обеспокоенности в Кремле. Стоит ли удивляться, что в самом конце мая президент Владимир Путин заговорил о необходимости окончательно определить отношение к ситуации на совещании с постоянными членами Совета Безопасности. Подыгрывать Вашингтону Москва вряд ли станет. В этом смысле слова Помпео о готовности пересмотреть принятое решение, "если Россия вновь станет в полной мере соблюдать договор", не будут услышаны. Но, с другой стороны, поле для манёвра у Кремля тоже не очень большое: выйти из договора или остаться. Но в любом случае РФ, как и всему миру, во многом придётся быть наблюдателем процесса разрушения прежнего режима контроля за вооружениями, в котором первую скрипку играет Америка, но к которому Россия также приложила свою руку. 

Действующая модель глобализма начинает давать сбой. Картина мира меняется, порождая новую этику: каждый сам за себя

По сути, именно сейчас в мире возникает новая стратегическая реальность. И во многом она связана не с Россией и её поведением, а с Китаем. Как написал директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин: помимо прочего, решение США "показывает, что из других стран для Трампа по-настоящему важен только Китай. Из-за пандемии США и Китай, похоже, прошли точку невозврата на пути от соперничества к конфронтации, и теперь американо-китайский конфликт, выросший из экономических и технологических проблем, начнёт приобретать и военное измерение". Так что разрывая ДОН и нацеливаясь, как считают аналитики, на СНВ-3, в Белом доме в первую очередь имеют в виду возможность потенциального обуздания Поднебесной. 

Несмотря на то что договор между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, чей срок истекает в феврале 2021-го, играл важную роль в предотвращении гонки вооружений между двумя странами, на долю которых приходится 90% ядерного оружия всего мира, сегодня этот формат уже не может устроить Вашингтон. И неслучайно на фоне анонсированных "похорон" ДОН в Америке заговорили о необходимости трёхстороннего соглашения, которое, по словам спецпосланника Трампа Маршалла Биллингсли, могло бы ответить на нынешний "тревожный цикл в отношении наращивания вооружений как со стороны русских, так и особенно со стороны китайцев". Причём необязательно это должно касаться атомного оружия. Гиперзвуковые ракеты, кибероружие, технологические разработки с использованием искусственного интеллекта, активное использование космоса — это совершенно новый ландшафт идущей гонки вооружений, в которой Китай принимает самое активное участие. Оставить Поднебесную за скобками международных соглашений в этом контексте означало бы для Вашингтона дать ей возможность спокойно развешивать там и сям ядерные и прочие ружья, которые рано или поздно обязательно выстрелят.  

Разобщённые нации

В день, когда весть о решениях в Вашингтоне разнеслась по планете, десять европейских стран (в их числе восемь членов НАТО) опубликовали совместное заявление, отражающее их позицию: "Мы сожалеем о заявлении правительства Соединённых Штатов о своем намерении выйти из Договора по открытому небу, хотя мы разделяем его озабоченность по поводу выполнения Россией договорных положений". Среди подписантов министры иностранных дел Франции, Германии, Бельгии, Испании, Финляндии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Чехии и Швеции. В их планах — продолжить выполнение договора и сохранить диалог с Россией. 

Во внешнеполитическом ведомстве Германии — стране, играющей в Европе роль экономического и политического локомотива, — пообещали, что в ближайшие полгода вместе с партнёрами будут "интенсивно работать над тем, чтобы правительство США пересмотрело своё решение". А в немецких СМИ появились публикации с объяснением, почему в Берлине должны озаботиться спасением ДОН. Не только потому, что правительство ФРГ инвестировало €120 млн в разработку нового самолёта типа «Аэробус А319» с большой дальностью полёта и с цифровым сенсорным оборудованием, предназначенного для инспекционных целей. Важнее, считают обозреватели, что отказ от договора повлечёт за собой «дальнейшую капитуляцию перед постоянной эрозией трансатлантической системой безопасности». Договор необходимо сохранить, несмотря даже на перспективу выхода из него России, который может быть спровоцирован шагом Белого дома. Но это ещё не всё. Вот что пишет политолог Юлия Бергхофер в Der Tagesspiegel: "В данном контексте возникает и вопрос о разработке собственной политики безопасности с Россией, от чего Германия до сих пор уклонялась. В то же самое время партнёры по НАТО не должны заключать двухсторонних соглашений с США, разрешающих обмен фотоматериалами, полученными в рамках ДОН, окольными путями". 

Единого взгляда на то, стоило ли разрывать договор, в американском политикуме нет. Многие аналитики считают, что худой мир все же лучше доброй ссоры

Если перевести это на язык родных осин, получится: мы не занимались собственной безопасностью (потому что за нас этим занимались Соединённые Штаты), но теперь мы займёмся и принципиально порвём часть схем, по которым ранее велось наше сотрудничество. Это заявление вряд ли выдержано в тональности евроатлантического партнёрства. Напротив, от него веет духом изоляционизма. Парадоксальным образом оно ещё носит коллективный характер. Но сам вектор направлен в сторону слома действующей модели глобализма. Где-то на широком политическом горизонте маячит слоган "спасение утопающих — дело рук самих утопающих". 

В текущем году американский геополитический стратег Питер Зейхан — применительно к которому бывший конгрессмен Дэйв Маккерди однажды сказал: если бы Дональду Трампу стоило прочитать единственную книгу перед тем, как возглавить страну, ему следовало бы выбрать одну из работ данного автора, — выпустил книгу "Разобщённые нации". Её название одновременно представляет собой диагноз ближайшего будущего на Земле. Порядок, установившийся на планете после Второй мировой, был отмечен расцветом Евросоюза и глобальной торговли. Особенно после окончания холодной войны. В Европе были острые кризисы, типа Балканского, однако в целом она жила спокойно. И происходило так, по мнению Зейхана, благодаря мощи США. Теперь, однако, картина мира меняется, порождая новую этику: каждый сам за себя. Мир, как указывает автор, настолько привык к "нормальному" порядку, в котором доминируют американцы, что мы все забыли историческую норму: несколько меньших, конкурирующих держав и экономических систем по всей Европе и Азии. Вот на пути к этому новому Вавилону мы и находимся.