Усилить гарантии. Глава ФГВФЛ – об увеличении суммы выплат, зомби-банках и падении "Аркады"

  • Наталия Богута

Директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физлиц Светлана Рекрут рассказала Фокусу об увеличении гарантированной суммы до 600 тыс. грн, количестве денег в Фонде, разборках с именитыми зомби-банками и том, что ждет клиентов злополучной "Аркады"

Светлана Рекрут не новичок в финансовом мире. В начале своей карьеры она успела поработать и в банковском, и в инвестиционном секторе, а с 2014 года работает в Фонде гарантирования вкладов физлиц. Ключевым вопросом, которым она здесь занимается, изначально было выведение неплатежеспособных банков с рынка. В 2019-м Рекрут возглавила Фонд.

КТО ОНА: Директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физлиц
ПОЧЕМУ ОНА: Принимает важные решения в сфере защиты прав вкладчиков и выведения проблемных банков с рынка

 Что происходит с системой гарантирования вкладов и какие перспективы увеличения гарантированной суммы до 600 тыс. грн? 

— В Украине объем гарантий, предоставляемый Фондом вкладчикам — физическим лицам и ФЛП, — порядка 550 млрд грн. Если говорить о вкладах, гарантируемых полностью, то это около 39% суммы всех обязательств банков, хотя по количеству вкладчиков это свыше 98%. В мире норма — 40–65% гарантий по сумме и не ниже 95% по количеству. Мы недотягиваем по сумме до мировых показателей. Но после увеличения гарантированной суммы до 600 тыс. грн (сейчас 200 тыс. грн) увеличим покрытие по сумме обязательств до 65%.

"Фонд подал 58 исков к связанным лицам банкротов на сумму 100 млрд грн. Всего планируется взыскание на 200 млрд грн"

600 тыс. грн — это примерно тот же уровень, что был до кризиса 2014 года, ведь при курсе 8 UAH/USD мы покрывали $25 тыс., а сейчас — $7 тыс. Если увеличим сумму, то вернемся к докризисной отметке. Это очень важный позитивный месседж о том, что банковская система полностью устойчива. 

 На какой стадии рассмотрения такие изменения?

— Обязательный шаг для повышения суммы гарантирования до 600 тыс. — положительный капитал Фонда. Сейчас у Фонда огромный долг перед Минфином — это случилось из-за кризиса 2014–2015 годов и вливаний из госбюджета для покрытия выплат вкладчикам, которые Фонд получил в виде процентных кредитов. На заседании Совета финансовой стабильности в сентябре вынесли вопрос о реструктуризации долга и процентов в условное обязательсво, что приведет к позитивному значению капитала. Следующий шаг — повышение суммы гарантирования. Я рада, что Совет финансовой стабильности поддержал этот шаг и утвердил порядок реструктуризации долга. К такому решению мы шли более трех лет. Долг перед Минфином составляет 113 млрд грн, в том числе 48,1 млрд грн — по основной сумме долга и 65 млрд грн — проценты. Погашение 48,1 млрд грн привяжут к "гарантированным" поступлениям Фонда по регулярным взносам живых банков, остальное — к поступлениям от продажи активов и работы со связанными лицами ликвидируемых банков. Напомню, что у Фонда три источника поступления денег. Это регулярные платежи живых банков, которые они платят как участники системы гарантирования. Второй источник — поступления от управления активами банков, которые выводятся с рынка (продажа, погашение кредитов и т. п.). Третий — работа по взысканию убытков со связанных лиц неплатежеспособных банков, бывших акционеров и менеджмента, которые своими действиями привели банк к неплатежеспособности.

 Когда Фонд достигнет положительного капитала и сумма гарантирования вырастет до 600 тыс. грн?

— В Меморандуме с МВФ сказано, что капитал Фонда должен быть положительным до конца 2021 года. Согласно утвержденному плану, до второго квартала 2021-го мы должны провести через парламент пакет законодательных изменений для реструктуризации долга и перевода его в условный, что станет предусловием повышения гарантированной суммы. Надеюсь, это призойдет во втором полугодии 2021 года.

 Почему взносов банков недостаточно и нужны средства госбюджета?

— По состоянию на апрель 2014 года на счетах Фонда было порядка 7 млрд грн. За 2014–2016 годы Фонд выплатил по вкладам неплатежеспособных банков 94 млрд грн, это 33% всех обязательств банковской системы на тот момент, хотя закон обязывает нас резервировать на счетах Фонда 2,5% обязательств. То есть без кредита от государства, хотя и под рыночные проценты, Фонд никогда бы не накопил такого огромного количества денег на счетах. Это просто невозможно. Сейчас в Фонде достаточно средств — 14,6 млрд грн. В ближайшее время мы снова будем готовы досрочно перечислить Минфину сумму в погашение долга.

 С 2021 года запланировано, что Ощадбанк станет участником системы гарантирования вкладов. Что это означает для банка и его клиентов?

— Это означает, что банк и его клиенты будут жить по общим правилам банковского рынка. Гарантии по депозитам и текущим счетам физических лиц и предпринимателей-"физиков" будут составлять 200 тыс. грн. Банк будет соответствовать всем правилам и требованиям системы, в большей степени это технические требования по ведению баз данных, предоставлению регулярной отчетности, оплате регулярных взносов и т. д. В начале года Ощадбанк подписал с Фондом дорожную карту, включающую много шагов, у него большое домашнее задание по технической части. Кроме того, для того чтобы Ощадбанк стал участником системы гарантирования, нужно сделать небольшие законодательные изменения. Это уже работа парламента. Также вступление Ощадбанка в систему гарантирования — одно из требований МВФ. "Рабочая" дата сейчас — конец 2020 года.

ДЕНЬГИ ЕСТЬ. "Сейчас в Фонде достаточно средств — 14,6 млрд грн. В ближайшее время мы снова будем готовы досрочно перечислить Минфину сумму в погашение долга"

 Фонд постоянно выставляет на торги кредиты проблемных банков. Насколько успешны такие аукционы, с чем связано то, что многие проходят без результата или с минимальной суммой торгов?

— Когда мы говорим о пятом годе процедуры ликвидации банков и продажа остатков активов является фактически зачисткой балансов, то очень сложно говорить о результатах, которых хотелось бы. Интересные рынку активы давно проданы. Сейчас же, например, пул кредитов Дельта Банка, проданный на абсолютно прозрачных, открытых торгах за 46 млн грн от номинала 20 млрд грн, — это "антирекорд". В этом пуле были все активы, которые не нашли своего покупателя за предыдущие пять лет в режиме прозрачных индивидуальных торгов и прочих пулов. Доля фейковых кредитов в этом пуле огромна — так же, как и кредитов давно ликвидированных предприятий, которые мы продаем как имущественные права. Понятно, что очередь покупателей за таким "товаром" стоять не будет. Соответственной будет и цена продажи. Из позитива: в этом году мы неплохо продали пулы ипотек по банкам "Надра", Дельта Банк и "Финансы и Кредит".

 Фонд ведет много дел в судах с экс-акционерами и экс-менеджерами зомби-банков по взысканию компенсации за приведение банков к банкротству. Какие результаты этой работы?

— Большинство дел по взысканию средств с менеджмента или экс-акционеров не дошло даже до второй инстанции, почти все находятся в первой. Многие слушания приостановлены до получения разъяснения Большой Палаты ВСУ — правилам объединения дел и сроку исковой давности. Судьи опасаются рассматривать такие дела, уходят в формальный процесс, а не по сути. Новая практика, отсутствие прецедентов, новая и иногда неоднозначная суть и природа споров — это всегда то, что требует времени, усилий и большой работы как судейского корпуса, так и рынка. Но мы продолжаем двигаться в этом направлении. На сентябрь 2020 года подали 58 исков к связанным лицам с общей суммой исковых требований порядка 100 млрд грн. Всего планируется взыскание на 200 млрд грн. Параллельно начали процессы в иностранных юрисдикциях, так как много операций по выводу средств уходили именно туда. Там же находятся много активов связанных лиц. Мы ведем такие процессы по экс-акционерам и менеджерам четырех банков: Дельта Банка, "Национального кредита", "Финансов и Кредита" и Имэксбанка.

 Какие решения необходимы, чтобы получить компенсации от бывших собственников?

— Решение суда о признании вины в определенном денежном объеме с дальнейшим взысканием этих средств. Как промежуточная мера — суд, как правило, — принимает решение о заморозке (аресте) соответствующих счетов и активов ответчиков. Это длительные и недешевые процессы. Мы также продолжаем говорить о пути добровольного урегулирования долга бывших собственников таких банков и связанных лиц, хотя понимаем, что добровольно платить никто из них не спешит. Тем не менее законопроект о добровольном урегулировании подготовлен, надеюсь, к концу года он появится в соответствующем комитете ВР.

 Сложилась ситуация, когда вкладчики четвертой очереди (200+) очень редко могут рассчитывать на возврат средств. С чем связана эта проблема?

— На 1 сентября Фонд выплатил вкладчикам четвертой очереди 3,8 млрд грн, то есть прибавил почти 1 млрд к показателю конца 2019 года. Всего обязательств перед вкладчиками четвертой очереди — 38 млрд грн. В 2020 году мы погашали обязательства клиентов Диамантбанка и ВТБ Банка на сумму 478 млн грн. На 1 сентября по "Диаманту" погашено 87% четвертой очереди, а по ВТБ расчитались полностью. Дело в том, что Диамантбанк и ВТБ Банк — последние из банков, которые выводились с рынка в кризисные годы, в закат очистки системы, когда уже работали системы раннего реагирования, был реформированный надзор и т. д., соответственно, счета не были опустошены до нуля, а активы выведены за три дня до неплатежеспособности. Я часто повторяю, что когда в 2014 году мы заходили в неплатежеспособные банки, то это была выжженная земля, на счетах не было ничего, иногда воровались даже стулья. Соответственно, есть активы — есть и удовлетворение прав кредиторов всех очередей. Если активов в банке нет, то откуда будут выплаты?

 В конце августа введена временная администрация в банк "Аркада", недавно его отправили на ликвидацию. Что произошло?

— Банк "Аркада" работал в рамках спецзакона о специализированном банке. Этот закон позволял банку не подчиняться регулятору Нацкомфинуслуг. Затем, когда вступил в силу закон о "сплите" [предполагает ликвидацию Нацкомфинуслуг и распределение надзора за финкомпаниями между НКЦБФР и НБУ], банк не передали НКЦБФР. Сейчас идет дискуссия о том, кто должен был проводить такой надзор — Нацбанк или комиссия по ценным бумагам. "Аркада" — это был эксперимент, который плачевно закончился. Нам известно, что банк собрал 9 млрд грн с доверителей для строительства, а еще в банке было два пенсионных фонда и детский фонд. Это 500 млн грн, собранных с 27 тыс. человек. Эти средства управитель разместил в сомнительные ценные бумаги, выпущенные компаниями, близкими к акционерам. Стоимость этих ценных бумаг, боюсь, близится к нулю. К этой же отметке близятся и средства "пенсионеров".

 Каковы перспективы для клиентов "Аркады" и вложивших в строительство?

— Все активно работают в направлении смены управителя фондов финансирования строительства, которыми управлял банк. Смена управителя происходит только по решению суда. Иск могут подать либо регулятор, либо доверители. Доверители заняли проактивную позицию, готовы идти в суд и менять управителя. Насколько мне известно, соответствующие иски поданы. Хуже ситуация с НПФ. Эти пенсионные фонды жили также не по законам рынка. Они не выполняли правил. Как я уже говорила, все активы фондов были размещены в облигации малоизвестных компаний, близких к акционеру "Аркады". В ближайшее время мы сделаем переоценку этих облигаций, в электронных кабинетах инвесторов будет отражена реальная их цена — скорее всего, копейки. НПФ по документам обязаны были отчитываться Киевгорстрою, а тот — Кабмину. Но нам не удалось найти каких-либо отчетов. То, что у Фонда — обязательства по выплате гарантированной суммы всего 300 млн грн, — это потому, что банк классическим банкингом занимался мало. Тем не менее, чтобы вернуть даже 300 млн грн и пойти дальше удовлетворять следующие очереди кредиторов, необходимо вернуть здание банка в центре Киева, которое накануне временной администрации группа лиц вывела из собственности банка. В случае победы денег будет достаточно для погашения хотя бы части очередей.