Слепой поводырь. Какое политическое наследство оставляет после себя Петр Порошенко

2019-05-16 08:00:00

27 0
Слепой поводырь. Какое политическое наследство оставляет после себя Петр Порошенко

Слепой поводырь. Какое политическое наследство оставляет после себя Петр Порошенко

Вернувшийся в Украину Савик Шустер на днях назвал три главных качества, присущих, по его мнению, Петру Порошенко: скупой, злопамятный и немножко толстый. Характеристика нелицеприятная, но она – частность, которую легко можно подвести под формулу Спинозы: "Слова Павла о Петре говорят нам больше о Павле, чем о Петре". Однако Порошенко – не приватная персона, а глава государства. Результаты деятельности которого оцениваются не только миллионами субъективных оценок, но и качеством того, что принято называть политическим наследством. Оно будет либо помогать Украине двигаться дальше, либо тормозить ее развитие. Какое государство строил Петр Алексеевич? Чего в нем больше – знаков, указывающих направление к светлому будущему, или мин замедленного действия?

"Армия! Язык! Вера!"

Едва только плакаты с такими надписями появились на улицах украинских городов, соцсети захлебнулись от негодования: жить в XXI веке и сражаться за цели, более подходящие для века XIX? И если актуальность триады Порошенко избиратели уже оценили с помощью миллионов тех самых субъективных оценок, то что после смены власти останется от содержания, которым пытались наполнить лозунги?

Начнем с наиболее важной на наш взгляд составляющей, вполне уместной и для стремительно модернизирующегося общества. То есть с армии. С коррупцией в вооруженных силах, которую многие избиратели не смогли "понять и простить", новой власти придется разбираться. Все хорошо запомнили дело Гладковских, но на них одних эта проблема не заканчивается. Источники автора в военных кругах не исключают, например, того, что майское увольнение главы ООС Сергея Наева (как и днем позже командующего Нацгвардией Юрия Аллерова) может быть связано с попытками скрыть коррупцию: "И Аллеров, и Наев много знают о коррупционных схемах президента на войне и, отчасти, тоже были "в теме". Поэтому президент их и уволил, чтобы они успели исчезнуть из поля зрения правоохранителей".

Добавьте к этому невнятный законопроект о резервистах, инициированный главой комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Сергеем Пашинским. Его появление объясняется довольно просто: после пяти лет реформ в ВСУ опять не хватает бойцов. И денег. В мае гарант, досиживающий свои последние дни на Банковой, отрапортовал: "Дал поручение министру обороны поднять доплаты военнослужащим за пребывание на первой линии на 5 тыс. грн. — до 17 тыс. Таким образом, мы выходим на сумму, превышающую 27 тысяч грн., как мы и говорили, украинский воин должен получать почти 1 тысячу грн. в день".

Эти надбавки придется выплачивать уже новому главнокомандующему. Каким образом? А вот как раз при помощи резервистов, которым повышенное содержание за пребывание на фронте можно и не платить. В пояснительной записке к законопроекту указывается, что реализация данного документа не требует дополнительных расходов из государственного бюджета. Надо ли говорить, что подобная постановка вопроса вряд ли найдет отклик у украинцев, которые видят, что ситуация в стране описывается известной поговоркой: "Кому война, а кому – мать родна"?

Перейдем к вопросу менее практичному, но куда более эмоциональному. То есть к языку. Принятие языкового закона, который вчера подписал президент, было представлено спикером парламента как битва с силами ада. Формула Сартра "ад – это другие" (в данном случае те, кто не согласен с формулировками нового закона) в этом контексте звучит весьма иронично. Много ли их, этих других? Судя по всему, немало. Политолог Юрий Романенко в конце апреля отметил, что "языковым законом" Порошенко пытался мобилизовать консервативный архаичный электорат. Но фокус удался лишь на Галичине. Получается, что все остальные регионы – потенциальные поставщики "слуг дьявола", если выражаться пафосным языком Андрея Парубия. Наблюдатели не пропустили еще один любопытный факт. Голосование за закон проходило на фоне раздачи Антимонопольным комитетом разрешений Ринату Ахметову на усиление своего и без того монопольного положения на рынке. За счет Киевоблэнерго, Одессаоблэнерго и прочих активов.  подарков, не положенных на конкурентном рынке Ринату Ахметову.

Но и это еще не все. Будапешт уже заявил, что закон (который, кстати, не проходил через Венецианскую комиссию) нарушает права венгерского меньшинства в Украине и отражает взгляды президента Петра Порошенко, проводившего антивенгерскую политику. То есть пикировки с соседями – это, по-видимому, то, что нас ждет впереди. Внутри страны закон также вызывает ожесточенные споры.

Нормальная ли это ситуация? Нет. Но это то, что Порошенко оставляет в наследство стране.

Переходим к делам духовным. После громогласных заявлений Филарета о том, что Епифаний и Порошенко его обманули, становится очевидно, что получение томоса никак не способствовало укреплению православной веры в массах. Перед нами разворачивается банальная борьба за власть, а сугубо политическое решение Порошенко (правильное по сути, но принятое на скорую руку, под выборы) привело к сложной ситуации, последствия которой предсказать довольно трудно.

Филарет призывает строить церковь, независимую от Константинополя. На Фанаре на все его притязания и претензии отвечают: одна ложь. Правда же, это добавит украинскому православию прихожан, а им самим – веры и благочестия?

Петр Второй

Когда Владимир Зеленский на дебатах сказал, что существует два Порошенко, один из которых красуется перед телекамерами, а другой потихоньку делает свои дела, — он, увы, попал в точку. Личные интересы Петра Алексеевича во многом перевесили его понимание того, каким должен быть государственный муж. За что ему надлежит бороться и какие ценности нести нации, которую Порошенко, калькируя американскую норму, столь часто называл "своей".

Находясь на посту президента, Порошенко оставался бизнесменом-олигархом. Отсюда и неприятная история с "панамским досье", где фамилия украинского президента оказалась в одном ряду с такими диктаторами, как Хосни Мубарак в Египте, Муаммар Каддафи в Ливии, Башар Асад в Сирии. Отсюда эпопея с липецкой фабрикой. Отсюда схема "Роттердам+" и связка с Ахметовым. Как заявил в марте один из тех, кого принято называть олигархами: "Фактически сейчас работает только Роттердам+, и только потому, что там Петр в доле".

В своих назначениях Порошенко также руководствовался отнюдь не государственными интересами. Свой круг, кумовство и принцип личной преданности – похоже, на этих трех китах во многом строилась его кадровая политика. Отсюда появление Гелетея в качестве министра обороны, а Луценко – в качестве генерального прокурора. Можно без труда собрать целую галерею "птенцов гнезда Петрова", которые прославились либо коррупцией, либо непрофессионализмом. Связь с ними стоила Порошенко репутации и падения политического рейтинга, но никакие скандалы не сумели изменить его привычек.

Один из последних таких случаев – назначение начальника управления безопасности президента УГО Юрия Федорова заместителем начальника Главного управления разведки Минобороны, с присвоением воинского звания генерал-лейтенант секретным приказом. Об этом на днях сообщил журналист Юрий Бутусов. "Его должность — генерал-майорская, ему нельзя присвоить более высокое звание, — пишет Бутусов. — И вот для того, чтобы порадеть близкому человечку, Порошенко переводит Федорова в военную разведку на вышестоящую должность! Хотя никакого отношения к военной разведке Федоров не имеет вообще".

Если Порошенко при таких подходах действительно полагал, что идет в Европу, то он предстает этаким поводырем из "Притчи о слепых" - знаменитой картины Питера Брейгеля Старшего. На полотне этот первый незрячий оступается и вместе с посохом падает в яму, увлекая за собой остальных. И тут впору порадоваться тому, что аналогия с творением нидерландского художника у нас все-таки неполная. Петр Алексеевич, слава Богу, уже никуда нас больше не ведет. Еще несколько дней, еще несколько нелепых назначений, увольнений или присвоений званий Героя Украины – и страница Порошенко-президента будет окончательно перевернута. Вот только пока неясно, сколько усилий придется приложить новой власти, чтобы разгрести те авгиевы конюшни, которые он после себя оставляет.