"Один народ" и его социология. Из-за чего провалилась украинизация по Вятровичу

Социология зафиксировала полное фиаско "развития нации" по лекалам Донцова, которую украинская власть практикует последние 7 лет. Оказалось, что 40% украинцев не хотят жить в парадигме анти-России.

Украинские националисты
Украина оказалась слишком сложной и разнообразной, чтобы втиснуть ее в прокрустово ложе этнической нации: один язык, одна история, одна религия.

"Группа Рейтинг" слишком уважаемая социологическая служба, а Алексей Антипович слишком авторитетный социолог-практик, чтобы заподозрить их в распространении заказной провокации. Похоже, социология лишь зафиксировала полное фиаско "развития нации" по лекалам Донцова, которую украинская власть практикует последние 7 лет.

Казалось бы, никто в гуманитарной сфере так упорно не воплощал лозунг "Прочь от Москвы!" как украинская власть во времена Порошенко (и Зеленского тоже). Топонимическая революция, памятникопад, настойчивые попытки стереть из исторической памяти все объективные достижения времен пребывания Украины в составе Российской империи и СССР, навязывание антиисторического нарратива Украины как колонии, прославление Степана Бандеры, принудительная украинизация сферы обслуживания, похоже, дали абсолютно обратный эффект.

Украина оказалась слишком сложной и разнообразной, чтобы втиснуть ее в прокрустово ложе этнической нации: один язык, одна история, одна религия.

И поражает больше всего даже не 41% из общей выборки украинцев, которые считают, что мы с русскими один народ. В конце концов, мое более старшие поколения учили в школе мантру о "братских народах" (у части эта мантра так и застряла в подсознании на всю жизнь). Настоящий приговор политике украинизации à la Вятрович — это самый большой процент "однонародцев" среди возрастной группы (18-29 лет), которые никогда не жила в общем с русскими государстве. Причем, 18-22 летние в этой группе взрослели уже во время русско-украинской войны.

Важно
Не черно-белая история. Почему последователи Вятровича напоминают советских коммунистов

Конечно, можно по-разному интерпретировать социологические данные. Они красноречивы, но это — только цифры. Кто-то поспешит обвинить во всем президента Владимир Зеленский, кто-то "хохлов-малороссов", которые за него проголосовали. Для меня очевидно, что эти цифры — приговор политике украинской идентичности, которую реализует украинское государство. В которой пафос модернизации подменил культ идентичности. Причем, идентичности не оригинальной, положительной, а вторичной, рессентиментной и ксенофобской.

40% украинцев (и даже 44% тех, кто родились и выросли в независимой Украине) не хотят жить в парадигме анти-России.
40% украинцев (и даже 44% тех, кто родились и выросли в независимой Украине) не хотят жить в парадигме анти-России.
Настоящий приговор политике украинизации à la Вятрович — это самый большой процент "однонародцев" среди возрастной группы (18-29 лет), которые никогда не жила в общем с русскими государстве.
Настоящий приговор политике украинизации à la Вятрович — это самый большой процент "однонародцев" среди возрастной группы (18-29 лет), которые никогда не жила в общем с русскими государстве.

Вместо развития привлекательного и самодостаточного украинского мира, мы часто пытались построить маленькую кальку "русского мира" под желто-голубым флагом. Также коррумпированную, завистливую и злую, которую держит вместе только наличие экзистенциального врага.

Только если в представлении большинства россиян таким врагом является Америка и коллективный Запад, то для украинсцев — Россия.

И тут вдруг оказалось, что 40% украинцев (и даже 44% тех, кто родились и выросли в независимой Украине) не хотят жить в парадигме анти-России.

После такого откровения украинская власть оказалась перед основополагающим выбором:

— или полностью в духе ОУН (или если угодно Лукашенко) начать репрессии против "коллаборационистов" и "иностранных агентов" и таким образом окончательно превратиться в украинскую версию "русского мира" (только с противоположным геополитическим вектором);

— или предложить украинцам другую идентичность, в которой ключевыми будут не язык, вера и ненависть к "москалям", а творчество, инклюзивность, конкурентоспособность и открытость миру. Идентичность будущего, а не прошлого.

И худший выход из этой дилеммы — это спрятать голову в песок и не сделать никакого выбора.

Перевод Фокуса.

Первоисточник.

Публикуется с согласия автора.