Рейтинг 2021

Экспертный рейтинг. 30 современников, которые изменили Украину

15151

В преддверии Дня независимости с помощью экспертов в сфере госуправления, общественной и культурной жизни редакция Фокуса составила рейтинг 30 современников, которые строили и меняли Украину — к лучшему или к худшему.

За 30 лет наша страна прошла уже несколько исторических циклов. "Лихие 90-е" — период накопления капиталов, разгул криминалитета, появление олигархата. Для двадцатилетних украинцев это уже история. Тогда же медленно, но с постоянным движением вперед закладывались основы государственности — от введения собственной валюты до принятия Конституции.

После нас ждали в целом романтическая Оранжевая революция и относительно "сытые" нулевые. Ипотеку раздавали в любом количестве — хоть на год, хоть на 20 лет. Недвижимость росла в цене, и $120 тыс. за однушку в спальном районе Киева не казались пределом. С 2013–2014 годов, после бегства Януковича и расстрелов на Майдане, Украина вошла в зону турбулентности. Страна впервые потеряла территории, начался военный конфликт.

Есть ощущение, что в 20-х нас еще ждут новый выбор и исторический поворот. А пока, в 30-летнюю годовщину Независимости, нужно оглянуться и вспомнить, кто строил современную Украину. Фокус совместно с экспертами составил рейтинг 30 современников, которые изменили страну.

Как мы считали

Всех знаменитых современников мы разделили на категории: политика, экономика, общество. Эксперты получили лонг-лист в каждой категории с 30–40 претендентами. Эксперты имели право выставить десять оценок, от 1 до 10 баллов. Также эксперты имели право называть своих кандидатов. Оценки по каждому кандидату суммировались, и первые десять человек в каждой категории попали в финальный список. Небесная сотня (Революция достоинства) включена в рейтинг вне номинаций — как явление, которое изменило гражданское общество в стране.

Наши эксперты

  • Светлана Благодетелева-Вовк, кандидат экономических наук, координатор антиплагиатной инициативы "Дисергейт"
  • Виктор Бобыренко, политтехнолог, руководитель общественной организации "Бюро экспертной политики"
  • Богдан Бондаренко, эксперт по конституционным вопросам, выборам и парламентаризму Центра политико-правовых реформ
  • Дмитрий Боярчук, исполнительный директор CASE Украина
  • Юрий Володарский, журналист, литературный критик
  • Тамара Гундорова, литературовед, профессор, заведующая отделом теории литературы Института литературы им. Т. Г. Шевченко НАН Украины
  • Лариса Денисенко, адвокат, правозащитница, радиоведущая, член Украинского ПЕН-клуба
  • Инна Звягинцева, аналитик инвестиционной компании Adamant Capital
  • Инна Иваненко, общественный деятель, глава благотворительного фонда "Пациенты Украины"
  • Александр Кава, заместитель министра финансов Украины, эксперт в сфере транспорта и инфраструктуры
  • Егор Киян, аналитик по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований
  • Игорь Козловский, религиевед
  • Мария Кучеренко, аналитик Центра исследований проблем гражданского общества
  • Наталья Лигачева, глава ОО "Детектор медиа"
  • Ольга Маслова, биолог, популяризатор науки
  • Татьяна Печончик, глава правления общественной организации "Центр информации о правах человека"
  • Илья Разумейко, основатель и композитор лаборатории Opera Aperta
  • Ольга Решетилова, координатор неправительственной организации "Медийная инициатива за права человека"
  • Мария Репко, заместитель директора Центра экономической стратегии
  • Олег Саакян, политолог, соучредитель Национальной платформы "Диалог о мире и безопасной реинтеграции"
  • Александра Томашевская, налоговый консультант Киевского центра поддержки и развития бизнеса, гендиректор компании "Е.С. Консалтинг"
  • Ганна Улюра, литературный критик
  • Юлия Федив, исполнительный директор "Громадського телебачення"
  • Ирина Федорив, политолог, координатор движения "ЧЕСНО"
  • Дмитрий Чурин, руководитель аналитического отдела ИК Eavex Capital
  • Юрий Черноморец, религиевед
Небесная сотня - Майдан 2014, революция достоинства
Небесная сотня (Революция достоинства) включена в рейтинг вне номинаций — как явление, которое изменило гражданское общество в стране

Небесная сотня

Революция достоинства показала готовность украинцев самостоятельно менять государство

Кто бы ни пришел к власти, понимает: с мнением украинских граждан нельзя не считаться

Вряд ли кто-то мог поверить, что центр мирного Киева, большого европейского города, может оказаться в огне и дыму, а силовики хладнокровно решатся расстрелять десятки мирных протестующих, 108 человек из которых погибнут.

То, что происходило зимой ­2013–2014 годов на Майдане Незалежности, кто-то называет революцией, кто-то — попыткой смены власти. Но от выбранных дефиниций мало что зависит: эти события навсегда изменили Украину. Возможно, не так кардинально, как хотелось бы, — революция не дала нового лидера и новую политическую силу, как в соседней Польше во времена "Солидарности", коррупция не исчезла, бандиты все еще не в тюрьмах, олигархи влияют на политиков. А еще начались оккупация Крыма и война на Донбассе. Не каждый новый протест — и Революция достоинства не исключение — рождает новых лидеров, но подталкивает общество к развитию.

"Несмотря на наши "американские горки", которые травмируют и изматывают нервы, общество растет в своем понимании свободы", — уверен Мирослав Маринович, диссидент и правозащитник. Он говорит, что Майдан доказал: люди способны были "подняться над своими мелочными интересами и подумать об обществе в целом". Поэтому, когда появляется вопрос, за что погибла Небесная сотня, можно услышать и ответ: за стремление жить в свободной, демократической, суверенной стране и возможность изменить себя, общество, государство. Кто бы ни пришел к власти, понимает: с мнением украинских граждан нельзя не считаться. Таким образом, Революция достоинства показала себя как явление и готовность украинцев менять государство.

В 1991 году за независимость Украины проголосовали 90% жителей тогда еще УССР — это почти 29 миллионов. Результат удивил многих. "Хотя бы получить 50% плюс один голос", — накануне говорил единомышленникам Вячеслав Черновол, один из борцов за независимость Украины.

Строители государства

"Дай Бог нам любить Украину превыше всего сегодня, имея, чтобы не пришлось потом горько любить ее, потеряв", — эти слова Вячеслава Черновола до сих пор повторяют украинские политики и президенты. О диссиденте, одном из оппозиционеров коммунистического режима Черноволе все еще говорят в сослагательном наклонении: какой была бы Украина, если бы он стал президентом, как бы мы жили, если бы не погиб в ДТП, которое многие считают политическим убийством. Черновол, возможно, мог изменить Украину — и не только когда работал над текстами Декларации о государственном суверенитете и Акта о независимости, но и после, став украинским Вацлавом Гавелом, — если бы удалось объединить национал-демократов.

"В 1990-х нам объединиться не удалось, есть исторический процесс, который иногда развивается независимо от нашей воли. Патриотические силы всегда были в меньшинстве", — пояснял спустя двадцать лет Левко Лукьяненко, политик и борец за независимость. Его называли живым символом несокрушимости украинского духа. За свою любовь к Украине в СССР Лукьяненко приговорили к смертной казни, 72 часа он провел в камере смерт­ников, а в лагерях — четверть века. После путча в Москве именно Лукьяненко предложил провозгласить независимость Украины. За ночь в обыкновенной школьной тетрадке в линейку он написал черновик Акта о независимости Украины. Документ оказался коротким — всего четыре предложения, чтобы "не вызывать дискуссий коммунистов", которых в Раде было большинство. Спустя время Лукьяненко признал: полностью независимой Украина так и не была.

Компромиссные политики

Выборы 1 декабря 1991 года показали, что украинцы не хотят больше жить в СССР, но в один день не готовы отказаться от прошлого: Черновол и Лукьяненко проиграли выборы экс-коммунисту Леониду Кравчуку. Именно подпись Кравчука стоит рядом с автографами президента РФ Бориса Ельцина и спикера парламента РБ Стани­слава Шушкевича на Беловежских соглашениях о прекращении существования СССР. Именно при нем Украина присоединилась к договору о нераспространении ядерного оружия, хотя Будапештский меморандум подписывал уже не Кравчук, а второй президент Украины Леонид Кучма.

О Леониде Кучме часто говорят как о многовекторном президенте — он старался балансировать между Западом и Востоком. На внешней арене пытался договориться о гарантиях безопасности Украины с США и Великобританией, искал взаимопонимания с РФ, разделяя Черноморский флот. На внутренней — от пророссийских лозунгов, с которыми победил на выборах, перешел к "государственническим", ища союзников в национал-демократическом лагере. Именно при Кучме в 1996 году родилась Конституция Украины.

Железные законотворцы

Процесс появления на свет Конституции был долгим и тяжелым: один вариант документа писался на Банковой, второй — в стенах парламента. Модератором выступил представитель президента в парламенте Виктор Мусияка. Он не просто смог подготовить текст документа, а и объяснить депутатам, какие риски впоследствии несут те или иные статьи. Мусияка и после 1996 года сопровождал Основной Закон страны и до конца жизни говорил: "За все годы со дня голосования мы ни дня не видели конституционного строя, закрепленного в Конституции, — каждая новая власть ее игнорирует и подстраивает под себя".

"Богдан Гаврилишин. Украинец", — так всегда представлялся экономист с мировым именем, консультант топ-менеджеров крупных международных компаний и глав государств, посвятивший свою жизнь Украине. Он, один из основателей Всемирного экономического форума в Давосе, доктор наук Женевского и Йоркского университетов, учил жить по законам рыночной экономики всех президентов Украины, многих премьер-министров и глав Верховной Рады, указывая им путь в Европу. Гаврилишин основал в Киеве первую на просторах бывшего Союза бизнес-школу и пригласил в Украину Джоржа Сороса, возглавившего благотворительный фонд "Відродження".

Академик Владимир Горбулин также работал при разных президентах. Он первый гендиректор Национального космического агентства Украины и первый секретарь Совета национальной безо­пасности и обороны. "Украина давно получала сигналы о том, что Россия — угроза №1, но ни одна из властей так и не смогла правильно их интерпретировать", — ныне говорит Горбулин, который в свое время был свидетелем кризиса вокруг острова Коса Тузла.

Предвестники перемен

Жизнь и смерть Георгия Гонгадзе, журналиста, основателя и первого главреда "Украинской правды", стали причиной изменений в Украине. Его расследования были поводом подумать, его убийство — поводом действовать. После исчезновения журналиста в сентябре 2000 года разразился "кассетный скандал" и прокатилась волна акций протеста "Украина без Кучмы". На улицы вышли десятки тысяч человек после информации о вероятной причастности к гибели Гонгадзе первых лиц государства, а Украина оказалась в международной изоляции после новостей о возможной продаже украинских систем радиотехнической разведки Ираку. Это было началом конца президентской карьеры второго президента Леонида Кучмы и причиной последующей Оранжевой революции.

Мустафа Джемилев — открытая книга истории крымскотатарского народа, коренного народа украинского Крыма. Он родился на полуострове, пережил депортацию. В 16 лет присоединился к национальному движению своего народа, в 1965-м был впервые осужден за отказ служить в советской армии. Всего в тюрьмах и лагерях провел 15 лет жизни. В ­1991-м Джемилев окончательно переехал в Крым, возглавив Меджлис крымскотатарского народа. В 2014-м Россия вновь отобрала у Мустафы-ага родину, оккупировав Крым.

Будет ли в Украине новый Майдан, хотят ли украинцы в ЕС и НАТО, у кого самые большие шансы стать президентом или войти в парламент — об этом всегда знала Ирина Бекешкина, известный украинский социолог, многолетний директор фонда "Демократические инициативы". Ее слову верили эксперты и журналисты, а проведенные экзитполы оказывались наиболее точными. Она была предана своей стране и повторяла: "Пока мы живы, ничего не решено".

В 1990-х развитие рыночной экономики в независимой Украине началось с чистого листа. Фокус выяснил, кто оставил заметный след, а кто продолжает влиять на страну и ее ВВП и сегодня.

Архитекторы перемен

В 1990-е годы после советского ограничения экономических свобод в Украине активизировалось предпринимательство. В бешеной гонке накопления капиталов победили те, кто удачно воспользовался перераспределением советской собственности благодаря влиянию на институты власти.

"Большая четверка украинских олигархов — именно так я бы назвал Ахметова, Коломойского, Пинчука и Фирташа. Они, по сути, и создали экономику Украины в существующем виде", — говорит Александр Кава, заместитель министра финансов Украины, эксперт в области транспорта и инфраструктуры. По его мнению, их влияние продолжает блокировать доступ к основным секторам украинской экономики для международных компаний и препятствует созданию открытых и прозрачных правил во многих высокорентабельных отраслях.

Наиболее существенное влияние на экономику имеет Ринат Ахметов. Он контролирует ключевые предприятия горно-металлургической и энергетической отраслей и остается самым богатым украинцем, несмотря на потерю бизнеса на оккупированном востоке. По словам Инны Звягинцевой, аналитика инвесткомпании Adamant Capital, Ахметова отличает более системное ведение бизнес-дел по сравнению с другими олигархами: построение вертикально-интегрированных холдингов, привлечение ведущих иностранных консультантов. Особая суперсила — умение лоббировать свои интересы при любой власти.

Довольно влиятельным остается и совладелец группы "Приват" Игорь Коломойский. Сейчас его экономические интересы сосредоточены в сфере добычи и переработки нефти и в горно-металлургическом комплексе. Роль бизнесмена Дмитрия Фирташа — во влиянии на рынке химической продукции. Но более всего его интересы видны в газовой отрасли, где он контролирует около 70% розничного рынка газа (компания "РГК"). Виктор Пинчук, несмотря на кажущееся отсутствие в информационном поле, также зарабатывает миллионы в Украине, в основном благодаря активам компании "Интерпайп" (трубная промышленность).

Финансисты-камикадзе

После обретения Украиной независимости финансовую систему государства пришлось создавать с нуля. Ее архитектором был Вадим Гетьман, глава Нацбанка в 1992 году. Егор Киян, аналитик по экономическим вопросам МЦПИ, отмечает, что Гетьман был одним из инициаторов введения гривни, создал базис для функционирования НБУ, привел Украину к сотрудничеству с МВФ и ЕБРР, инициировал законы, которые и сейчас лежат в основе функционирования банковской и финансовой систем.

Наиболее масштабную трансформацию после бурных девяностых финансовая система Украины пережила в 2014–2015 годах. Тогда НБУ отпустил курс гривни, в результате чего она обвалилась втрое, и вывел с рынка около сотни проблемных банков. "Болезненный для бизнеса и населения период банкопада стал платой за предыдущие годы существования карманных банков, которые обслуживали интересы собственников, нарушая нормативы концентрации рисков по кредитам. Но сейчас банковская система Украины стала более устойчивой, прозрачной и надежной", — комментирует Дмитрий Чурин, руководитель аналитического департамента Eavex Capital.

Вклад Валерии Гонтаревой оценивают неоднозначно. "От шоковой терапии пострадала значительная часть населения, но благодаря принятым мерам удалось избежать еще больших шоков в будущем. С другой стороны, под вопросом остается самостоятельность некоторых решений Гонтаревой, связь с определенными бизнес-группами", — говорит Киян.

Как отмечает Александра Томашевская, гендиректор компании "Е.С. Консалтинг", Гонтарева выполнила грязную работу и стала политическим громоотводом, приняв на себя негатив и ненависть рядовых граждан и некоторых представителей крупного бизнеса.

Также заметным влиянием на финансовую сферу отличился Арсений Яценюк. Звягинцева напоминает, что он, во-первых, грамотно руководил Нацбанком во время Оранжевой революции в 2004 году в качестве и. о. главы НБУ, а в ­2014-м на посту премьер-министра возглавлял команду, которая вернула Украине проевропейский курс и возобновила сотрудничество с МВФ.

Наибольшее влияние на со­времен­ную экономику оказывали те, кто в разное время был в премьерском кресле. Но не меньшим было и остается влияние крупных бизнесменов

Крепкие и хозяйственные

"Большинство успешных премьер-министров Украины принадлежали к типу "крепких хозяйственников", и Владимир Гройсман как нельзя лучше соответствует этому образу", — уверена Александра Томашевская. По ее мнению, он был последним не техническим, а действительно влиятельным главой правительства. Среди достижений Гройсмана называют реформы в сфере строительства, развития регионов, электронного госуправления. Александр Кава вспоминает, как Гройсман запустил проект восстановления изношенной инфраструктуры страны, уделяя особое внимание ремонту автодорог.

Также как выдающегося хозяйственника наши эксперты часто вспоминают Георгия Кирпу, главу Минтранса в 2002–2004 годах. По мнению Кавы, он задал тренд приближения отечественной транспортной инфраструктуры к стандартам развитых стран и определил направление развития отрасли более чем на 15 лет. В частности, благодаря усилиям Кирпы украинцы смогли вдвое быстрее добираться на авто из Киева в Одессу, а пассажиры железной дороги получили возможность путешествовать дневными скоростными поездами.

Юлия Тимошенко, премьер-министр в правительстве Виктора Ющенко, повлияла своей работой в нескольких направлениях. В частности, лоббировала повышение зарплат, пенсий и стипендий (и это было сделано), инициировала ряд программ по очистке от контрабанды, а также принимала активное участие в реприватизации "Криворожстали" — предприятия, которое в результате конкурса затем приобрела международная группа Mittal Steel. Впрочем, экономисты и прочие эксперты неоднократно критиковали Тимошенко за излишний популизм, заигрывание с избирателями, показушную борьбу с олигархами и отсутствие шагов по стимулированию развития малого бизнеса.

Человеческий фактор

Люди, создавшие историческое наследие современной Украины

Вряд ли в Украине найдется человек старше подросткового возраста, не знающий, кто такой Богдан Ступка. И дело вовсе не в том, что с 1999 по 2001 год Богдан Сильвестрович занимал пост министра культуры и искусств, не в том, что он больше десяти лет руководил театром имени Ивана Франко. Очевидно, что для страны Ступка ценен в первую очередь как актер. Он создавал совершенно новые для отечественного кино экранные образы. Кинокритик Андрей Плахов в свое время называл игру Ступки революционной. Следующие поколения актеров перенимали его приемы, причем не только на постсоветском пространстве. На нью-йоркской премьере фильма Киры Муратовой "Два в одном" критики сравнивали Богдана Ступку с Робертом Де Ниро, отмечая многогранность его игры, сложность и глубину передаваемых характеров.

А вот режиссер Сергей Проскурня вошел в историю именно благодаря организаторской и управленческой деятельности. Не пре­уменьшая художественного значения его собственного творчества, отметим, что Проскурня открывал новые тематические и жанровые горизонты для множества других режиссеров. Фестиваль-лаборатория "Мистецьке березілля", который Сергей Владиславович организовывал с 1992 по 2003 год, считался центральным событием театральной жизни страны, став важным импульсом украинского авангардного театра. В том, что сегодня в Украине представлены и развиваются практически все существующие в мире форматы сценического действа, есть также некоторая заслуга Проскурни.

Писатель Евгений Сверстюк то­же по-своему расширял горизонты мышления соотечественни­ков. Правда, в его случае это касалось не художественных форм, а социальных идей — принципов взаимодействия человека и общества. Диссидент, основатель легендарной газеты "Наша вера" был отважным человеком, борцом с жестокой советской системой, заточенной на подавление национального и личностного. "У него был талант не бояться, высочайшего уровня профессионализм сочетался с безусловной моралью, а это редкость, — говорит Ганна Улюра, литературный критик. — Так, в публичной деятельности и приватной жизни человек должен руководствоваться только одним из всех возможных страхов — страхом лжесвидетельства".

Философ Мирослав Попович жил примерно в те же годы, что и Сверстюк. Он тоже привнес много нового в мировидение соотечественников, но действовал другими методами и развивал другие доктрины. Он создавал философские методологические системы, универсальные логические инструменты для осмысления мира.

Даже самая яркая и прорывная мысль бесполезна там, где публика не готова ее услышать. Труды философов растворялись бы в пустоте, если бы в стране не нашлось довольно большого количества людей, достаточно образованных, чтобы адекватно их воспринять. При всех недостатках отечественных вузов вполне очевидно, что они обес­печили нескольким поколениям украинцев довольно высокий уровень гуманитарного образования. Именно в этой сфере знаний средний для нашей страны показатель значительно превосходит тот, что считается средним у западных соседей. Исторически сложилось так, что стандарты качества гуманитарного образования в Украине задает Национальный университет "Киево-Могилянская академия". Естественно, его основатель Вячеслав Брюховецкий не мог не войти в перечень наиболее значимых для страны персоналий.

Если Попович, Сверстюк и Брюховецкий апеллировали к разуму соотечественников, то Лина Костенко сумела достучаться до их сердец. Она была одной из самых ярких звезд в плеяде молодых поэтов 1950–1960 годов. В конце ­1960-х Костенко номинировали на Нобелевскую премию по литературе. Причины, по которым награда в итоге ей так и не досталась, носили политический характер. Впрочем, премиями поэтесса никогда особенно не дорожила. Несколько раз сама отказывалась от государственных наград.

Предстоятель Украинской греко-католической церкви кардинал Любомир Гузар нашел другой путь к сердцам украинцев — религиозный. "В тяжелые минуты он брал слово и обращался, казалось бы, просто, даже наивно к гражданам Украины, объясняя, как нельзя поступать, что такое справедливость, о которой часто забывают в пылу дискуссии и борьбы, — говорит Тамара Гундорова, заведующая отделом теории литературы Института литературы имени Тараса Шевченко. — В истории независимости его можно назвать совестью нации".

Сфера влияния перечисленных персоналий так или иначе была ограничена определенными убеждениями — политическими, этическими, религиозными. Творчество композитора Валентина Сильвестрова влияло на людей вне зависимости от их взглядов и языка общения. У него вообще не было границ. Если попросить любителя симфонической музыки, живущего на другом конце света и никогда не бывавшего в нашей стране, назвать какого-нибудь украинского композитора, фамилия Сильвестрова наверняка прозвучит первой. Еще в таком разговоре, скорее всего, вспомнят Мирослава Скорика. У написанной им оперы "Моисей" по одноименной поэме Ивана Франко нашлось множество поклонников по всему миру.

Музыка, литература, философская и политическая мысль, духовные практики, театр, кинематограф — сферы трудноизмеримые. Ответы на вопросы о том, талантлив ли актер, музыкант, писатель, поэт или режиссер, велик ли мыслитель, всегда остаются до некоторой степени субъективными. А вот в спорте все достижения с легкостью измеряются в численных величинах. Наверное, только в нем и возможны на самом деле бесспорные победы. Потому выдающимися спортсменами так легко гордиться и тысячи соотечественников с удовольствием ассоциируют себя со спортивными звездами, защищающими честь страны на международных соревнованиях. Футбол — пожалуй, самый популярный в Европе вид спорта и один из немногих, где наставники не остаются в тени и бывают не менее знаменитыми, чем игроки. Ярчайший пример — легендарный тренер киевского "Динамо" Валерий Лобановский. Его тренерские практики давно стали классикой, их изучают, на их основе разрабатывают собственные тактические приемы тренеры из разных стран.

Каждую из перечисленных личностей можно назвать национальной гордостью Украины. В разное время и разными способами они создавали историческое ­наследие — тот самый фундамент, на котором следующие поколения выстроят будущее ­страны.