Цифры, которые лгут. Что не так с официальной статистикой коронавируса в Украине

  • Галина Ковальчук
Цифры, которые лгут. Что не так с официальной статистикой коронавируса в...

Фото: Getty Images

Как формируется государственная статистика коронавируса в Украине, почему данные разных ведомств расходятся, и какую информацию, возможно, скрывают от украинских граждан, рассказывает Фокус

Украинские госструктуры решили показывать информацию о COVID-19 с помощью так называемых дашбордов. Выглядят они эффектно и наглядно: во множестве окошек отображаются цифры, карты и графики, из списка регионов можно выбрать один конкретный, чтобы понять, как в нем развивается ситуация. Такие панели создали как минимум четыре госведомства: Кабинет министров, Офис президента, Национальная служба здоровья (НСЗУ) и СНБО. Казалось бы, данных об эпидемии в Украине предостаточно и государство охотно делится ими с гражданами. Однако простое сравнение разных дашбордов показывает, что цифры разнятся. Возникает вопрос: чьи сведения правдивы и кому доверять?

— Идет четвертый месяц карантина, мы перешли к адаптивной модели, но так и не понимаем, чем руководствуется государство, принимая решения, которые касаются всех нас, — говорит Надия Бабынська, координатор инициативы "OpenUp: за все відкрите". Украинские организации и аналитики, работающие с массивами данных, следят за тем, какие цифры публикуют органы власти, сравнивают и анализируют их. Так определили три главные проблемы статистики коронавируса в Украине: госорганы неряшливо собирают информацию, требований законодательства не придерживаются, корректные цифры об эпидемии не обнародуют. Поэтому решения чиновников выглядят эмоциональными и не подкрепленными реальной статистикой.

Он умер

Несовпадения данных на дашбордах разных ведомств видны уже по общему количеству заболевших коронавирусом. Госорганы заявляют, что обновляют цифры ежедневно и пользуются одним источником — статистикой Центра общественного здоровья. Поскольку они работают в едином режиме и с одинаковыми данными, то и цифры на разных дашбордах должны совпадать. Но это не так. К примеру, 4 июня было указано разное количество заболевших: 25 410 и 25 411. На дашборде Центра общественного здоровья, являющегося первоисточником, ситуация еще интереснее: по состоянию на 4 июня числилось 25 410 заболевших, а днем ранее — 25 411. Это явная ошибка, ведь каждый день количество выявленных случаев только увеличивается.

"Цифры [по коронавирусу], которые сейчас обнародуют госорганы, вызывают недоверие, а для более глубокого анализа данных просто не хватает" Надия Бабынська

Фокус обратился в Центр общественного здоровья с вопросом, почему так вышло. Там объяснили, что произошел технический сбой: один человек умер, но по ошибке его зачислили в общее количество заболевших, и одни ведомства, которые берут статистику у Центра, повторили его ошибку, а другие исправили. Сейчас на дашборде Центра общественного здоровья указано, что 4 июня было 26 377 заболевших.

Подобные расхождения в цифрах можно увидеть каждый день. Более того, информацию за предыдущие дни корректируют. Это происходит потому, что ведомства работают с исходными данными по-разному. Как рассказывает Василий Пивень, исполняющий обязанности руководителя отдела анализа данных НСЗУ, его отдел считает новые случаи заболевания по дате, когда у человека брали образцы для теста, а в Мин­здраве — по дате результатов теста, которые могут ожидать четыре дня, а в некоторых регионах — и того больше.

— Данные опаздывают где-то на неделю, и, когда они к нам приходят, мы их уточняем, в том числе цифры за предыдущие дни. Ежедневная статистика Минздрава — это данные обо всех случаях, известных на сегодня. Но это не значит, что люди заболели именно сейчас — просто сегодня до Мин­здрава дошла информация из регионов. Поэтому из 400, к примеру, случаев 300 могут быть сегодняшними, ещё 50 — вчерашними, а еще 50 человек заболели в течение недели, — поясняет Василий Пивень.

Тайна 26 апреля

В сведениях об обеспечении больниц тоже есть серьезные неувязки. Их публикует только Кабмин, который вдобавок к дашборду выкладывает источник статистики — гигантские таблицы с информацией о каждой больнице, ее персонале, нуждам и обеспечению. С таблицами поработал аналитик Михаил Невдаха и убедился, что с ними не все ладно. 26 апреля он скачал файл-исходник, в котором приводились цифры с начала карантина и по 26-е число. Повторно Невдаха скачал файл 22 мая, уже с майскими данными. В этом файле также повторялись цифры с начала карантина. Михаил сравнил данные повторяющегося периода в обоих файлах. По логике, они должны быть идентичными, но одинаковыми оказались только сведения о персонале больниц. В целом данные совпадают лишь на 54%, цифры о наличии аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) совпали на 47%, а о средствах защиты — только на 28%.

— На 26 апреля больница рапортовала о десяти защитных костюмах, а в следующем файле их уже пять или 15, — приводит примеры Михаил Невдаха. — Вторая проблема — данные по ПЦР-тестам: есть информация только по десяти областям, остальные регионы писали нули. Отмечу, что это данные только по больницам, данных по лабораториям в файле вообще нет.

Кому верить. В Минздраве говорят о сотнях тысяч ПЦР-тестирований, в то время как больницы предоставляют в разы меньшие данные (фото: Getty Images)

Аналитик не может понять, откуда в мае Минздрав взял сведения о том, что в стране сделано 200 тыс. тестов. Исходные файлы говорят, что по состоянию на 22 мая в медучреждениях было в наличии 63 292 теста, из них использовано 3640. Невдаха предполагает, что данные вносили в таблицу не автоматизированно, а вручную, поскольку даже в названиях больниц есть расхождения. Также аналитик подозревает, что цифры вносили и подчищали задним числом. Проблема и в том, что динамику данных увидеть нельзя, поскольку более свежие версии файлов загружают поверх старых. Если бы Михаил не успел скачать апрельский файл, то так и не узнал бы о расхождениях.

Правительственный дашборд оформляют специалисты из Министерства цифровой трансформации, а исходные данные они берут у госпредприятия "Медицинские закупки". Оно собирает информацию через электронную систему MedData, которую должны заполнять непосредственно врачи. В "Медицинских закупках" аккумулируют данные от более чем тысячи медучреждений: 247 опорных больниц первой волны, 25 учреждений экстренной помощи, 29 лабораторных центров, а также 824 учреждений, имеющих лицензию на проведение анестезии. Медучреждения отчитываются с разной периодичностью: опорные больницы — каждый день, лабораторные центры — раз в три дня. Как говорит Ксения Квитка, специалист по связям с общественностью "Медицинских закупок", у более чем десятка учреждений нет доступа к системе, они собирают данные вручную и присылают с опозданием. Но проблема доступа больниц к электронным системам масштабнее: по словам медика из Винницы Сергея Московко, каждый день он должен заполнять до 30 таблиц, отправляя их в областное управление медицинской статистики. В больницах небольших городов информацию ежедневно передают просто по телефону, в этом случае искажения неминуемы.

Кто за это отвечает

В медучреждениях нет ясности, кто именно должен заниматься статистикой коронавируса в Украине и не только. 

— Насколько главврач добросовестно относится к заполнению отчетов, настолько адекватными будут данные. Некоторые больницы могли не давать статистику день или два, потому что у медиков не было на это времени, — говорит Сергей Мильман, руководитель аналитической онлайн-системы YouControl.

На этом ресурсе тоже создали мониторинговую панель о COVID-19 в Украине. Как рассказывает Мильман, в начале работы над проектом нужно было разобраться, какие данные правильные. Для этого привлекли медиков-экспертов. Выяснилось, что недостаточно давать информацию об общем количестве коек в больнице. Нужны сведения о кроватях, которые подходят для интенсивной терапии, только к ним можно подключить аппарат ИВЛ. Кроме экспертных выводов Мильману и его команде нужны были цифры. Их в итоге берут в Офисе президента, поскольку Минздрав не реагирует на запросы. До сих пор команда YouControl испытывает проблемы с обновлением информации: аналитики по полдня препираются с чиновниками, чтобы выяснить, почему данные не обновились и кто этим должен заниматься. А на дашборды полагаться нельзя, потому что они обновляются не каждый день.

За два месяца работы с медстатистикой Сергей Мильман понял, что она неполная. Эти сведения не дают возможности увидеть реальную картину заболеваемости коронавирусом и не рассказывают о нуждах больниц.

"Чем дальше мы будем диджитализироваться, тем больше электронных систем появится. Нужна единая IT-платформа, которая разворачивается от больниц до министерства" Александр Краковецкий

— Государство собирает реальные данные, но не публикует их — на это нет политической воли. В первую очередь это цифры по тестированию, они невероятно нужны. Мы видим, что каждый день в среднем заболевает 500 человек, до 25% из них — врачи. Нам говорят, что это норма, но это не так, поскольку такой уровень заболеваемости среди врачей держится долгое время. Чтобы видеть реальное положение вещей, надо понимать, что происходит с тестированием, насколько оно покрывает Украину, все ее области. По неофициальной информации, сообщениям в соцсетях, врачи не просто болеют, многие увольняются, потому что не обеспечены защитой. Но поскольку эта информация официально не публикуется, то волонтеры не понимают, кому помогать, — утверждает Мильман.

Путь к реальным цифрам

Большой проблемой в сборе статистики аналитики называют то, что каждое ведомство работает с данными по-своему и с разной периодичностью их обновляет. В результате нет ни одной организации, цифрам которой можно доверять.

— Реального количества заболевших коронавирусом в Украине никто не знает. Вопрос в том, нормально ли происходит тестирование у нас по сравнению с другими странами. Цифры, которые обнародуют госорганы, вызывают недоверие, а для более глубокого анализа данных просто не хватает, — объясняет Надия Бабынська.

Не в пользу госорганов свидетельствует и тот факт, что те не спешат публиковать статистику коронавируса на правительственном портале открытых данных data.gov.ua, как того требует закон о доступе к публичным данным. На этом ресурсе в разделе НСЗУ, к примеру, опубликовано 12 статистических наборов. Среди них — отчеты о подписанных декларациях, программе реимбурсации лекарств, выплатах медицинским учреждениям, но нет никакой статистики, посвященной COVID-19 в Украине. Как сообщили Фокусу в Министерстве цифровой трансформации, публиковать ее на портале открытых данных правительство лишь планирует.

Чтобы сбор медстатистики был корректным, нужно облегчить доступ врачей к электронным системам. Но и здесь есть нюансы.

— Чем дальше мы будем диджитализироваться, тем больше электронных систем появится. Если врачам надо вносить данные в несколько систем, то рано или поздно произойдёт сбой, даже если врач не против отчитываться. Встает вопрос создания удобного интерфейса и единой IT-платформы, которая разворачивается от больниц до министерства. Пока я не вижу, чтобы этот процесс унифицировали, каждый делает по-своему. Мы также должны говорить не только о данных как таковых, но и об их маршрутах, о том, как они двигаются от больниц к министерству и как "бегают" между институциями, — делится соображениями Александр Краковецкий, специалист по технологиям Donor.ua.

Расхождения в цифрах можно увидеть на дашбордах каждый день. Это происходит потому, что ведомства работают с исходными данными по-разному

В этой организации ведут свою статистику по запасам донорской крови во время пандемии, сведения об этом должны предоставлять больницы. Одни медучреждения не заполняли базу, другие отчитывались о запасе, хотя в то же время пациенты, которым была нужна кровь, жаловались, что ее нет. В таких случаях специалисты Donor.ua делают перекрестную проверку: звонят в больницу и уточняют, почему нет крови. По словам Краковецкого, чаще всего она сразу же находится. Но такой ручной контроль не решение проблемы, будущее все же за автоматическим вводом и унификацией данных.

— Открытые данные — это признак демократии, благодаря им граждане могут принимать решения вместе с властью. Нам нужен инструмент, который позволит давить на органы власти, чтобы они принимали не эмоциональные, а логически адекватные решения в сфере здравоохранения, — считает Сергей Мильман. Аналитик Михаил Невдаха говорит, что органам власти не хватает прозрачности и желания делиться информацией.

По закону о доступе к публичной информации чиновники обязаны предоставлять ее на запросы как физических, так и юридических лиц. Когда речь идет об инфекционных заболеваниях и безопасности граждан, то отвечать должны не позже, чем через 48 часов. На запрос в Кабмин Надии Бабынськой и ее коллег о данных по коронавирусу из Минцифры прислали ответ о том, что министерство не является распорядителем этой информации, поэтому нужно обратиться в Минздрав. Ответа от Минздрава аналитики ждут до сих пор. Они считают, что ситуация улучшится только в том случае, если будет политическая воля реформировать медицинскую статистику. А пока ее нет, все усилия неправительственных организаций не могут изменить систему.