Работа над ошибками. Каким будет дистанционное обучение в украинских школах с 1 сентября

  • Галина Ковальчук

Как бы ни хотели родители отправить детей в школу, часть учебных заведений, скорее всего, не откроется 1 сентября и части школьников снова придется учиться дистанционно. Провели ли школы работу над ошибками и станет ли удаленное обучение лучше, чем было весной, разобрался Фокус.

Многим украинцам не понравилось обучение их детей во время весеннего карантина. Об этом говорят данные опроса «Образование и пандемия», проведённого в июле Фондом «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива: 49,7% респондентов высказали негативное отношение к дистанционному образованию. Главными проблемами учёбы на дому родители называли снижение успеваемости детей, недостаточное внимание учителей к потребностям учеников и плохое качество онлайн-связи.

Более 5,5 млн украинцев не имеют возможности подключиться к скоростным интернет-сетям, а это свыше 17 тыс. населённых пунктов, или около 65% сёл

Как бы ни хотели родители отправить детей в школу, часть учебных заведений, скорее всего, не откроется 1 сентября. Исходя из эпидемиологической ситуации, территорию Украины поделили на четыре зоны. Согласно правилам адаптивного карантина, школьники из красных зон вновь будут учиться дистанционно, в остальных школах учебный год стартует по обычной процедуре.

В июне Любомира Мандзий, на тот момент и. о. министра образования, в интервью Фокусу говорила, что министерству нужно проанализировать ошибки весеннего карантина, чтобы не повторить их 1 сентября. Однако в новом учебном году дистанционное обучение, скорее всего, организуют так  же, как весной. Если что-то и улучшится, то благодаря инициативам на местах, а не централизованной государственной поддержке.

Нет контакта

Весной много говорили о плохой интернет-связи, из-за чего было невозможно проводить видеоуроки онлайн. Любомира Мандзий заявляла, что главный вызов для министерства — техническое обеспечение школ, но реального масштаба проблемы тогда никто не знал. Летом власть провела исследования по вопросу доступа к интернету, однако данные разнятся. Сергей Шкарлет, временно исполняющий обязанности министра образования и науки, рассказал Фокусу, что лишь 74 из более чем 16 тыс. украинских школ не имеют доступа к интернету. В то же время Министерство цифровой трансформации заявляет: по результатам июльского исследования, интернета нет у 40% школ. Такое расхождение в МОН объясняют тем, что Минцифры брало в расчёт только скоростной интернет, который поставляют по оптоволоконным сетям, и не учитывало спутниковый, к которому подключились многие школы.

(Инфографика: Людмила Лысак)

Если говорить о доступе в Сеть на карантине, то ключевой элемент — не столько школы, сколько домашний интернет учеников и учителей. Здесь есть только данные Минцифры, гласящие, что более 5,5 млн украинцев не имеют возможности подключиться к скоростным интернет-сетям, а это свыше 17 тыс. населённых пунктов, или около 65% сёл. По словам заместителя министра Александра Шелеста, концепция состоит в том, чтобы обеспечить интернетом 95% сельского населения. Минцифры планирует в первую очередь подключать объекты социальной инфраструктуры — школы, библиотеки, больницы. Благодаря им провести интернет домой смогут и жители населённых пунктов. Этот план Минцифры расписывает до 2024 года, а значит, в этом учебном году ситуация вряд ли изменится к лучшему.

Судьба телеурока

Масштабным государственно-частным проектом во время карантина стала Всеукраинская школа онлайн — видеоуроки, которые записывали учителя-волонтёры на базе частной Новопечерской школы. Смонтированные ролики выкладывали онлайн и транслировали по телевидению, чтобы их могли смотреть в тех населённых пунктах, где нет интернета. Как рассказывает народный депутат Сергей Колебошин, один из инициаторов проекта, видеоуроки востребованы в сёлах, где не хватает учителей-предметников, на оккупированных территориях, а также в ПТУ, где уровень преподавания школьной программы часто низкий. 

По результатам опроса Государственной службы качества образования, в котором участвовали более 200 тыс. человек, телеуроками Всеукраинской школы онлайн пользовались около 29% учителей и 18,6% родителей. Значительная часть педагогов их не использовала, поскольку уроки выходили с опозданием и не совпадали со школьными календарными планами.

(Фото: Getty Images)

К концу учебного года успели отснять около тысячи уроков, однако, чтобы покрыть весь учебный год для всех классов, требуется минимум 4 тыс. видеороликов. Как говорит Сергей Колебошин, проект Всеукраинской школы продолжат — осенью возьмутся за новый этап съёмок, дополнительно будут собирать методическую базу, тесты, памятки для учителей, переснимать или доснимать те видео, в которых есть недочёты.

Уроки Всеукраинской школы онлайн и сейчас в открытом доступе, однако в случае, если осенью школам придётся пойти на карантин, они мало чем помогут, ведь в уже снятом материале объясняют темы конца учебного года, а не начала.

— Государство должно обеспечивать качественный цифровой контент вне зависимости от того, понадобится он или нет. Здесь такая же ситуация, как и с учебниками. Есть учителя, которые редко их используют в образовательном процессе, другие же гораздо больше на них полагаются, — говорит народный депутат.
По его мнению, материалы для дистанционного обу­чения в любом случае понадобятся если не в этом году, так в следующем.

Рекомендации и практика

Сергей Шкарлет рекомендует школам практиковать смешанное обучение. Этот термин нынешний руководитель министерства понимает как разделение одного класса на группы, одна из которых идёт в школу, а вторая остаётся дома и смотрит трансляцию урока. Но это видение отличается от педагогической практики: смешанное обучение происходит в классе, где ученики могут и послушать учителя, и учиться с применением цифровых технологий.

— Смешанное обучение используется, как правило, для индивидуализации учебного процесса. Например, на одном и том же уроке дети могут проходить разные тесты в зависимости от уровня знаний: для кого-то — сложные кейсы, а для кого-то — простые тесты и наводящие вопросы. Это можно отлично использовать, если у каждого есть свой учебный девайс, — говорит Зоя Литвин, руководитель Новопечерской школы.

Значительная часть педагогов не использовала телеуроки, поскольку они выходили с опозданием и не совпадали со школьными календарными планами

Кроме того, педагоги сомневаются, что воплотить идею Сергея Шкарлета технически возможно. Светлана Олексюк и Ольга Тимошенко, директора киевских школ №5 и №309, говорят, что даже у столичных учебных заведений с хорошим обеспечением нет ресурсов, чтобы поставить в каждом классе камеру и другое оборудование для онлайн-трансляций.

Собеседники Фокуса из педагогического сообщества в целом надеются, что в новом учебном году не состоится полного перехода школ на дистанционный формат. По их словам, лучше всего прошли карантин те школы, которые уже практиковали цифровые инструменты в обучении, учителя и дети хорошо знали, как ими пользоваться. Часть школ научилась дистанционным методикам к концу учебного года. Наиболее прогрессивные сделали выводы из весеннего опыта. К примеру, в киевской школе №5 планируют часть времени в сентябре уделить урокам цифровой грамотности, чтобы дети могли лучше работать на дистанционном обучении.
Подготовка к возможному осеннему карантину как была, так и остаётся зоной ответственности самих школ, и качество обучения зависит лишь от педагогов: те, кто по-честному учил онлайн, продолжат это делать, но будут и те, кто только высылал детям задания, считая, что ученикам должны помогать усваивать материал их родители. 

Боевая готовность

Людмила Серкиз, учительница математики (Тернопольская общеобразовательная школа №14 им. Б. Лепкого)

Первое время переход на дистанционное обучение всем дался тяжело. Трудно было и родителям, проблематично собрать всех на онлайн-встречу. Но дальше стало легче. Ученики относились к новому методу обучения с энтузиазмом, к концу учебного года их интерес пошёл на спад.

Полезными для меня стали сервисы Google (приложения, презентации, Google Meet), я работала в Google Classroom, YouTube, Zoom. Эти инструменты осваивала самостоятельно, училась создавать и записывать собственные видеоуроки, которые систематически демонстрировала своим ученикам. При Управлении образования и науки Тернопольского горсовета прошла курсы сервиса Kahoot (игровая обучающая платформа), но ещё не успела применить его в своих уроках. На данный момент занимаюсь в Летней Академии Classtime.

Уроки Всеукраинской школы онлайн смотрела, чтобы увидеть для себя что-то новое, и даже рекомендовала ученикам. Но именно эти уроки не использовала.
Дистанционное обучение не способно вытеснить или заменить полностью классическую модель обучения, но в случае нового карантина я полностью готова к дистанционным урокам, думаю, мои ученики — тоже.

Не только изюминки

Наталия Кидалова, учительница английского языка, украинского языка и литературы (Мелитопольская специализированная школа №23, Запорожская область)

В дистанционном обучении надо пользоваться теми технологиями и ресурсами, которыми хорошо владеют и учитель, и дети. Если ученики до того никогда не работали на определённой платформе, то сразу её освоить очень трудно. Я использовала сервисы, функционал которых знаю досконально: платформы Padlet, FlipGrid, различные сервисы Google. Но мне кажется, внимание к технологиям сейчас гипертрофированно, онлайн-сервисы используют ради них самих, а не для учебных целей. Пытаясь заинтересовать учеников, учителя осваивают массу онлайн-инструментов и иногда забывают, что это лишь способ достижения цели, а не сама цель. Работая удалённо, они часто стараются школьников заинтересовать различными «игрушками», собиранием пазлов, работой в разных программах. В попытках повысить мотивацию и создавать изюминки мы «перекармливаем» ими детей. А когда изюминки нет, ребёнку уже неинтересно, и учиться он не будет.

Прежде всего мы должны учить учиться, а не просто накапливать  знания и даже навыки. Учёба — это не только изюминки, это работа, причём иногда сложная. Поэтому когда говорят о низкой успеваемости на карантине, вопрос не в технологиях, а в сложностях с умением учиться и ответственностью за учебный процесс. Конечно, учитель его организовывает, подбирает методики, но ученики тоже ответственны за результат.

Я очень надеюсь, что 1 сентября мы вернёмся к очному обучению. К возможному карантину однозначно будем готовы лучше, чем весной. Даже морально это не окажется настолько стрессовым. У меня уже налажены каналы коммуникации с родителями и детьми. Я научилась оптимально распределять время и очерчивать рамки, комбинировать разные форматы, техники обучения.

Работая очно в школе, буду использовать опыт карантина. Весной я осознала важность эмоционального благополучия, того, что в английском языке называется wellbeing. В заданиях для учеников я сочетала две цели: предметные знания и цель благополучия. Например, предметная цель — это использование определённых грамматических конструкций в английском или украинском языке, а благополучие — это тема задания. Ею могут быть: «О чём я мечтаю», «Мои топ-5 предпочтений», «Мои трудности». С помощью этих заданий я проверяю знания грамматики и в то же время ненавязчиво общаюсь с детьми, узнаю о том, что они думают, о чём переживают. Это позволяет и дальше планировать уроки с учётом их пожеланий.

С подготовкой

Оксана Школоберда, учитель биологии и основ здоровья (Шосткинский учебно-воспитательный комплекс: специализированная школа I-II ступеней-лицей, Сумская область)

Задолго до карантина нашу школу подключили к веб-сервису Google Classroom. Это удобная система, через которую дети могут смотреть обучающее видео, пройти тест, поработать в группах и написать сочинение. У каждого учителя есть личный кабинет — так он может видеть свои классы. Когда отправляешь ребёнку задание, ему на телефон приходит сообщение. Ученики уже привыкли к такому формату, и мы активно использовали сервис. Особенно зимой, когда не хватает денег на отопление и школьники остаются дома. Помимо этого мы использовали платформы Zoom и Google Meet.

Все занятия проходили по расписанию. Допустим, у меня сегодня стоит биология в 6-м классе. Через сервис я могу дать детям задание, которое они должны сделать до вечера, например. Если это какой-то контрольный тест, то ученики пишут его в течение часа.

В начале карантина мы проводили видеопрезентации, к середине — концу апреля перешли на видеоуроки. Но у меня было всего одно-два таких занятия в неделю. Это действительно сложно. Проблема в том, что в городе плохой интернет, я поменяла уже второго провайдера, но связь всё равно не очень. Не все дети могут вовремя зайти. Если из 32–34 человек в классе к уроку подключалось 20 учеников — уже хорошо. Родители тоже скептически относились к занятиям по интернету. Все надеялись, что карантин быстро закончится. Но ближе к концу учебного года детей на видеоуроках стало больше.

Если говорить о Всеукраинской школе онлайн, то там трансляции уроков отставали от нашей программы. Некоторые учителя использовали материалы с сайта образовательного проекта «На Урок», но в тестах, которые они предлагают, очень много ошибок, поэтому я составляла свои задания.

Если осенью карантин продлится, буду использовать те же ресурсы. Они устраивают и детей, и родителей, особых жалоб не было. Только добавлю больше видеоуроков, где смогу общаться с учениками. Хотя это нельзя сравнить с тем, когда ты находишься в классе и видишь лица детей, чувствуешь их энергетику, можешь понять, усвоили они материал или нет.

Нас ориентируют, что школы с сентября должны открыться. Но, учитывая статистику, у меня большие сомнения, что это произойдёт.