Краденое солнце. Чем закончится для Беларуси вероятная победа Лукашенко над протестующими

  • Юрий Божич

Президент Лукашенко украл выборы и страну, которой, судя по всему, будет править еще долго. Главным выгодополучателем последующей изоляции белорусского диктатора станет Кремль.

Накануне президентских выборов в Беларуси, самых непредсказуемых в новейшей истории страны, каждая из сторон демонстрировала уверенность в победе. Александр Лукашенко снисходительно отозвался о своих оппонентках — Светлане Тихановской, боровшейся за главный государственный пост, и женах двух других претендентов, не зарегистрированных Центризбиркомом: "Три девчонки, бедные, не понимают, что им там пишут". И уверял, давая интервью Дмитрию Гордону: "Я могу сказать [кто станет президентом], но зачем". 

Те же, кто видел в бессменном белорусском правителе "таракана" и "Сашу 3%", говорили, как, например, известный режиссер Юрий Хащеватский, что Лукашенко "слаб, жалок и болен", а "мы как никогда близки к победе". Канал Белсат ТВ даже выложил стебный ролик о прогнозе на 10 августа: Порошина, глава ЦИК, арестована, Лукашенко в розыске. Все это напоминало слоган одной из рекламных кампаний наушников фирмы Philips: "Взбодри себя сам".

Устоять на фронтире

Рыгор Астапеня, политолог, директор по исследованиям белорусского Центра новых идей, был куда более осторожен: сегодня оппозиция, скорее всего, не победит. Поскольку у нее нет понимания, что делать, если выборы будут сфальсифицированы. Раскола элит не наблюдается, а переход части силовиков на сторону протестующих маловероятен. К этому следует добавить то, что может прозвучать парадоксом: в Беларуси острый дефицит олигархов. Их попросту нет. Нет той силы, которая способна запустить свои медиа, развязать информационную войну против президента. Олигархи могли бы создать партию и вложиться в протест деньгами. Но это все сослагательное наклонение, которого история по определению не имеет.

Исход известен: Лукашенко объявлен ЦИК победителем. С совершенно сумасшедшим результатом — примерно 80% якобы проголосовали за него. В то время как за Тихановскую — чуть больше 10%. Остальные трое в совокупности набрали около 4%. Почти каждый десятый избиратель голосовал против всех.

Стоять и не бояться. Мирный протестующий против результатов выборов в окружении вооруженного ОМОНа

Победа Лукашенко выглядит внушительной, но на самом деле она "стероидная". Накачанная факторами, не имеющими никакого отношения к реальной популярности белорусского лидера. Его стремление переплюнуть Путина по степени "народной любви" достойна саркастического смеха, когда бы все не было для белорусов так грустно. Ведь этот человек, несмотря на все инвективы и грозные пророчества, несущиеся в его адрес, в сущности, может ползуче подобраться к заоблачным рекордам узурпаторов власти, которых знала/знает мировая история. С его 80% он уверенно догоняет Хабиба Бургибу, которого в Тунисе провозгласили "пожизненным президентом", а до этого четырежды избирали на высший государственный пост с результатом 100%. Еще одна "путеводная звезда" — немыслимое (если исключить из этого "соревнования" монархов) по продолжительности правление, которое доныне демонстрирует президент Камеруна Поль Бийя. Он правит уже 38 лет — Александру Лукашенко есть на кого равняться.

После выборов Беларусь получит долго­играющий кризис с фигурой президента, обладающего сомнительной легитимностью

Перспективы быстрого свержения политически архаичного лидера, не поспевающего за социальными переменами, низкие. "В ситуации, когда режим в своем развитии безнадежно отстает от общества, нет ничего необычного, — пишет Максим Саморуков на Carnegie.ru. — Особенно если сохранению такого режима способствуют геополитические расклады. Околофашистские диктатуры Южной Европы выглядели анахронизмом еще в 1940-х, после окончания Второй мировой войны. Но это не помешало им простоять еще 30 лет, пока коммунистическая угроза не спала. Также и Лукашенко может еще долго сидеть на линии геополитического разлома, пока Западу и России не надоест соревноваться за влияние на постсоветском пространстве".

Заки Ямани, министр нефтепрома Саудовской Аравии, в ­1970-е годы сказал: "Каменный век закончился не потому, что в мире кончились камни". Он пытался провести аналогию с нефтяным веком, но в действительности создал универсальную максиму, применимую и к политике. Государственный лидер уходит не по той причине, что изжил себя. А потому что к этому его принуждают непреодолимые внешние обстоятельства. Зачастую внешние.

Банкрот на игле

Лукашенко — абсолютный идеологический банкрот. Ему совершенно нечего предложить белорусскому обществу. Об этом можно судить по его предвыборной программе. Она не обошлась без некоторых "приятных" посулов, например, поддержать инвесторов и предоставить равные возможности для частных и государственных компаний. И даже цифр. Точнее, всего одной: Лукашенко пообещал повысить зарплату в два раза, чем вызвал шквал насмешек в социальных сетях. Потому что непонятно, за счет чего он это сделает, если, конечно, не иметь в виду тот рецепт, который озвучил на встрече с жителями Гомеля Юрий Кулаженко, ректор госуниверситета и доверенное лицо кандидата в президенты Лукашенко: "Мужик должен зарабатывать. Мало ставки — работай на полторы, мало полторы — две работы возьми, три найди".

Кровавое воскресенье. Медики и простые граждане помогают человеку, пострадавшему во время акции протеста

Этот рецепт совершенно в духе Лукашенко, который в качестве средства от коронавируса предлагал трактор и сельхозработы. Но главное, что он застрял в восприятии мира примерно в нулевых годах. Если верна мысль психологов о том, что вы не сможете начать новую жизнь, не освободив свой шкаф от старых вещей, то Лукашенко являет собою образ вечного председателя советского колхоза, считающего, что это и есть то, от чего нужно отталкиваться, и то, к чему следует стремиться. В своей предвыборной программе он дал понять, что реформы будут заключаться в улучшении того, что создано раньше. "В области экономики, — заявил президент, — мы не пойдем на шоковую терапию". Как будто шоковая терапия — это единственная альтернатива экономическому алгоритму, который сейчас доминирует в Беларуси.

У Александра Лукашенко возникла стойкая политическая изжога после того, как в России начали менять схему налогообложения нефтяной промышленности и это сделало (и продолжает делать) сырье для белорусских НПЗ дороже. Попытки Лукашенко договориться с Путиным ни к чему не привели. Последний согласился: к идентификации тарифов следует двигаться, но "для этого нужно время и другой уровень интеграции между нашими странами". Это, собственно, была прямая отсылка к договору о Союзном государстве. Подписанный двумя странами в 1999 году, он в случае своего полного исполнения подразумевал вхождение Беларуси в состав России.

Западу в эпоху коронакризиса и собственных проблем явно не до Минска. Хотя формальную обеспокоенность ситуацией в Беларуси высказали многие мировые лидеры

Вот на этом перепутье и стало ясно, сколь уязвимую экономическую модель, составляющую фундамент его режима, "Бацька" у себя построил. Для многих аналитиков это было очевидно и ранее, но нужно было случиться грому, чтобы "мужик" в Минске перекрестился. Хотя цифры "наркотической" зависимости Беларуси от нефтяной иглы России давно не секрет ни на Востоке, ни на Западе. 

Максим Трудолюбов приводит на Meduza цифры, отсылающие к авторитетным источникам: "Бывали годы, когда общая поддержка со стороны России достигала, по оценкам МВФ, 27% белорусского ВВП (хотя чаще колебалась между 10 и 20%), а общий накопленный объем поддержки за период с 2005 по 2015 год, по одной из оценок, составил $106 млрд". Эти показатели куда адекватнее объясняют положение дел в республике, чем годовые удои молока (они за время правления "Бацьки" выросли с 5,5 млн тонн до 7,4 млн), выпуск тракторов (тоже рост — с 30 тыс. до 39,5 тыс.) или урожай картофеля (упал с 8,2 млн тонн до 6,1 млн). Или даже сама динамика белорусского ВВП: вырос с $15,15 млрд до $62,57 млрд, хотя страна по этому показателю в мировом рейтинге скатилась с 69-го места на 77-е.

Так что свой "советский храм" Александр Лукашенко возвел не на прорывах и провалах отдельных отраслей, а именно на российских нефтяных "инъекциях". Само лукашенковское сооружение, надо сказать, несло определенную привлекательность. Белорусский президент любит говорить о родной стране как об островке стабильности в бушующем глобальном океане. Отчасти эта стабильность оплачена льготами восточного соседа, поскольку республике при такой подпитке и жестком контроле со стороны государства удалось избежать гримас приватизации и расслоения общества, которое мы наблюдаем в Украине и России. Это серьезный социально-политический бонус, но на этом приятные стороны такой модели заканчиваются. Вернее, они бы могли длиться еще долго, если бы Москва на это подписалась. Но она сыграла в налоговый маневр, чем смешала карты Лукашенко.

Убить "политическую Золушку"

Такого размаха, который продемонстрировали белорусы во время протестов, прежде никогда не было. Не менее впечатляющим был тот факт, что после выщелкивания из обоймы оппонентов Лукашенко сильных мужских фигур — Сергея Тихановского (арест не дал ему зарегистрироваться кандидатом), Виктора Бабарико и Валерия Цепкало — их место заняли женщины, о которых до той поры никто не слышал. Подобные исторические изломы иногда становятся сюжетами картин типа "Свободы, ведущей народ" Эжена Делакруа. Американское издание Project Syndicate накануне выборов неслучайно с пафосом писало о том, как скромная домохозяйка Тихановская превращается в Жанну д’Арк (так ее называют некоторые местные медиа). И приводило ее пламенные слова: "Никто не остановит женщину, которая защищает свою семью, как никто не остановит народ, который требует справедливости".

Без баррикад. Пока. Акции протеста в Минске отличаются массовостью, но это не Майдан, которым всех пугает Лукашенко

Это не американская история с Хиллари Клинтон или женщинами, ополчившимися на Трампа, одна из которых могла бы стать его соперником на предстоящих выборах, если бы не "фактор Байдена". Это не украинская история с Юлией Тимошенко (пусть и без победного финала). Не словацкая с Зузаной Чапутовой. Не новозеландская с Джасиндой Ардерн. Все перечисленные дамы (равно как и множество не перечисленных, но боровшихся за высшую власть в разных странах и имевших успех) были политиками. В Беларуси же мы видим феномен "политической Золушки", который при внешней странности вообще-то имел шанс состояться. Если бы выборы не переломали через колено. Фактически сама возможность того, что, по слегка измененной ленинской формуле о кухарке и управлении государством, Тихановская могла стать президентом, означает крайнюю степень неприятия белорусами действующего президента. Получалось, "Сашу 3%" мог переиграть любой. Бабарико с более явным преимуществом. Тихановская — с менее явным, но тоже убедительным. По крайней мере именно так можно трактовать готовность граждан страны делать ставку на человека вовсе не политического, а до недавней поры даже и не общественного.

Победа Лукашенко выглядит внушительной, но на самом деле она "стероидная". Накачанная факторами, не имеющими отношения к его реальной популярности

Вопрос "Верной ли была эта ставка?" не совсем корректный: особых вариантов у белорусов не было. К такому "выбору без выбора» их подтолкнул Лукашенко. Тихановская не была и не могла быть лидером. Она не стала фигурой протеста. Она по ходу кампании делала довольно странные заявления, сводящиеся к тому, что нужно поступить так, чтобы не допустить провокаций. После выборов в ее штабе вначале заговорили о победе, о непризнании официальных результатов, пересчете голосов. И даже о том, что Лукашенко должен мирно передать власть. Потом стало известно, что "Жанна д’Арк" не станет принимать участия в акциях протеста. Опять-таки, во избежание провокаций. А суть позже — что она уехала в Литву (о чем сообщил министр иностранных дел этой страны).

Упрекать простую женщину, волею обстоятельств ввергнутую в пучину политических баталий, невозможно. Ее миссией не было пасть на баррикадах. В ее программе была записана главная цель: став главой, она в течение шести месяцев собиралась провести новые, политически конкурентные президентские выборы. После этого "мавр мог уйти". 

Стихия протеста

Народ повалил на улицу фактически сразу после объявления результата экзитпола и предварительных итогов выборов. С интернетом начались перебои (президент заявил, что его отключают из-за границы), но все же ряд белорусских Telegram-каналов выложили в сеть не только инструкции, как себя вести, где собираться и т. п., но и кадры, запечатлевшие столкновения граждан с ОМОН­ом. Откровенное избиение одиноких демонстрантов в две-три резиновые дубинки. Дымка слезоточивого газа. Светошумовые гранаты. Стрельба резиновыми пулями. Лукашенко сдержал свое обещание жестко подавить протест. При этом он заявил, что «кто-то хотел испортить этот праздник [выборы]», а действия демонстрантов координируются из-за границы: «Из Польши, Великобритании и Чехии были звонки, управляли нашими, извините меня, овцами: они не понимают, что делают, и ими начинают уже управлять».

Кандидат от народа. После выборов в поисках безопасности Светлана Тихановская вынуждена была уехать в Литву 

Чехия почти сразу отреагировала на обвинения: они голословны. Но и без этой реакции было понятно, что происходящее в Минске — это не Майдан, которым пугает всех Лукашенко. Это не тянет даже на Болотную площадь. Если продолжать в том же духе, все постепенно сойдет на нет. Малой и даже средней крови Лукашенко не боится. А до большой при таком подходе и таком соотношении вышедших на акции и задержанных (первых маловато, счет вторых уже идет на тысячи, сроки им могут «впаять» оглушительные — до 15 лет) не дойдет. 

77-я по ВВП
На такое место с 69-го опустилась Беларусь за годы правления Лукашенко

Призрачная надежда остается на забастовки промышленных рабочих. Это одна из составляющих «плана Б», обнародованного в белорусских Telegram-каналах. Хотя это скорее не план, а призыв: «Приходите на работу и собираетесь вместе на территории предприятия. Ваши требования к руководству просты: публично поддержать проведение НОВЫХ и ЧЕСТНЫХ выборов, а также максимально способствовать этому. Это эффективный и безопасный способ протеста — уволить целые отделы и цеха не смогут, а милиция явно не рискнет пытаться разгонять людей, особенно настоящих заводских мужиков». И хотя уже в понедельник первое крупное предприятие — Белорусский металлургический завод — объявило о приостановке работы на три дня в знак протеста против нечестных выборов, вряд ли это переродится в долгую и массовую забастовку. Все иные варианты к успеху не приведут.

В итоге Беларусь получит долгоиграющий кризис с фигурой президента, обладающего сомнительной легитимностью. В полной мере его нельзя назвать даже политическим, поскольку в стране нет политической силы, способной противостоять «Бацьке» и вести за собой народ. Напряжение в обществе сохранится. Но с таким положением дел Александр Лукашенко вполне справится. 

Зарубежный прикуп

Единственное, что могло бы пошатнуть его устойчивость, это жесткая позиция из-за границы. Ее нет. Председатель Си, Путин, Токаев (Казахстан), Эрдоган и ряд других глав государств уже поздравили Лукашенко с победой. Хотя в той же Москве отношение к успеху белорусского президента двоякое. Депутат Госдумы Константин Затулин, ястреб «русского мира», назвал выборы в Беларуси позорным явлением, добавив, что «Россия на будущее сохранит свободу рук и свою собственную чистоплотность, если не будет торопиться поздравлять с такими выборами Лукашенко». Эта реплика явно не стыкуется с позицией Кремля. Но тут нужно иметь в виду, что политически слабый Лукашенко — фигура, выгодная Путину. Все яблоки раздора, включая историю с бойцами ЧВК «Вагнер», можно будет выбросить в мусорное ведро. Можно даже демонстрировать братскую дружбу. Потому что отныне вся власть белорусского диктатора — в руках московского каудильо. Начнет Лукашенко «взбрыкивать» — его будет ждать «нефтяная лихорадка», способная обострить социальный кризис в республике. Будет послушным — с ним сыграют в «доброго полицейского».

Поддержка из-за рубежа. С такими плакатами вышли на демонстрацию против итогов президентских выборов в РБ белорусы и их сторонники в польском Кракове 

Что же касается Запада, то ему в ситуации коронакризиса и собственных проблем явно не до Минска. Конечно, формальную обеспокоенность высказали многие лидеры. Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий даже предложил провести экстренный саммит ЕС из-за ситуации Беларуси. Но такой калибр политической стрельбы — не то, что заставит Лукашенко ворочаться в постели. Дамоклов меч санкций висит над режимом белорусского президента. О необходимости их введения евродепутаты говорили еще в середине июля, когда отказ регистрировать Виктора Бабарико совпал с ужесточением репрессий против активистов. И скорее всего, какие-то штрафные меры будут введены. Возможно также, что Вашингтон устроит головомойку Александру Григорьевичу, если в Белый дом после ноябрьских выборов въедет Джо Байден. Но это будет (если будет) позже. Пока же Соединенные Штаты демонстрируют по отношению к официальному Минску прагматическую позицию крупного геополитического игрока. Например, пробуют потеснить Россию как главного поставщика нефти для РБ. Последняя новость — в порт Клайпеды прибыл очередной танкер с нефтью для Беларуси. 

В Беларуси мы видим феномен «политической Золушки», который имел шанс состояться. Если бы выборы не переломили через колено

Еще одна страховочная лонжа для Лукашенко — благосклонность Пекина. То, что Си Цзиньпин первым поздравил «Бацьку» с победой, вряд ли случайность. Китай, уже и так порядочно вложивший в Беларусь, фактически усиливает свои действия на минском направлении. И слова Лукашенко о партнерстве с этим мировым гигантом в данном контексте обретают куда более весомый смысл. 

При таких раскладах какие-то европейские санкции покажутся режиму Лукашенко комариным укусом. Опыт переживания карательных мер у него есть. Лавировать он умеет. При самых худших раскладах он в очередной раз изобразит братскую любовь к Москве. Пока в глобальном мире экономические интересы превалируют над демократическими принципами, а внутри страны при всем социальном ажиотаже царит политическая засуха, отсутствие политической конкуренции и согласия элит, у белорусского кормчего существует большой запас прочности. Если не произойдет какого-то форс-мажора и если не подведет здоровье, он может править долго. Лишая страну будущего, которое она совершенно точно заслужила.