Кризис в заливе: кто получит выгоду от противостояния Ирана, США и России

  • Георгий Кухалейшвили
Кризис в заливе: кто получит выгоду от противостояния Ирана, США и Росси...

Фото: azattyq.org

В Персидском заливе накаляется обстановка. Вчера иранские военные сбили американский беспилотник RQ-4 Global Hawk, а сегодня авиакомпании перестраивают маршруты в обход Ормузского пролива, через который транспортируется почти треть потребляемой человечеством нефти. Фокус разбирался, что стоит за противостоянием

Американцы настаивают на том, что беспилотник RQ-4 Global Hawk они сбили в международном воздушном пространстве над Ормузским проливом. Также 19 июня были нанесены ракетные удары по деловому кварталу иракского города Басра, где расположены офисы американской нефтяной корпорации ExxonMobil, британо-голландской нефтегазовой компании Royal Dutch Shell и итальянского нефтяного гиганта Eni. В прошлую субботу 15 июня был обстрелян военный объект Таджи недалеко от Багдада, который используют американские солдаты. На территории Ирака дислоцированы 5 тыс. американских военных. Данные инциденты произошли через месяц после заявлений представителя Центрального командования США Уильяма Урбана о том, что иранские военные и лояльные шиитские вооруженные формирования готовятся к нападению на американских военных в ближневосточных странах. В Ираке действует 30 вооруженных формирований шиитов численностью свыше 120 тыс. чел.

Ракетным обстрелам в Ираке предшествовала атака на японский и норвежский танкеры в Оманском заливе 13 июня. Госсекретарь США Майк Помпео и премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху обвинили Иран в провокационных действиях. Американские военные утверждают, что их вертолет засек у борта японского танкера катер иранского спецподразделения «Корпус стражей исламской революции» с людьми в черной форме, которые снимали с корпуса судна неразорвавшиеся магнитные мины. Похожий инцидент произошел в Оманском заливе в мае этого года, когда пробоины в корпусе получили четыре танкера под флагом Саудовской Аравии, Норвегии и ОАЭ. Пентагон пообещал направить тысячу американских военных для предотвращения угроз в воздухе, на море и суше в регионе Ближнего Востока.

Мотивы Ирана

Президент Ирана Хасан Роухани подчеркнул, что исламская республика не собирается воевать ни с одной из стран. Однако это не означает, что Иран не может иметь отношение к ракетным обстрелам в Ираке или атакам на танкеры в Оманском заливе. Ставя под угрозу судоходство по маршруту, через который перевозиться свыше 17 млн баррелей нефти в сутки (40% мировой торговли нефтью), безопасность американских военных и нефтяников в Ираке, исламская республика рассчитывает добиться от США отмены санкций. Цель Тегерана заставить страны, заинтересованные работать с Ираном, более настойчиво требовать от Вашингтона вернуться к исполнению ядерной сделки. До введения американских санкций, крупнейшими покупателями иранской нефти были Китай, Япония, Южная Корея, Индия, Италия.

В ноябре 2018 г. США ввели санкции в отношении нефтяного и банковского сектора Ирана, а в мае этого года против металлургической отрасли страны. Вашингтон лишил Тегеран основных источников дохода в ответ на нежелание режима аятолл расширить условия Совместного всеобъемлющего плана действий 2015 г., известного как ядерная сделка. Согласно данному плану, Иран заморозил ядерную программу, прекратил обогащать уран в обмен на отмену санкций Совбеза ООН. План подписали Иран, США, Великобритания, Франция, Германия, Китай и Россия. США вышли из ядерной сделки в одностороннем порядке в мае прошлого года. Американцы требуют от Ирана закрыть все ядерные реакторы, отказаться от разработки и испытания баллистических ракет, прекратить спонсировать террористические организации и вооруженные группировки, вмешиваться в дела других стран.

Иранские лидеры не спешат выполнять американские требования. Роухани заявил 18 июня, что все попытки США изолировать Иран от внешнего мира обречены на провал, а иранский народ един в противодействии американскому давлению. На днях Хаменеи заявил, что исламская республика не будет обсуждать с США свою ракетную и ядерную программу. Роухани считает, что переговоры с американцами возможны лишь в том случае, если они отменят санкции. Еще в июле прошлого года Роухани и верховный руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи грозились блокировать поставки нефти из соседних стран Персидского залива в случае введения американских санкций. Воинственная риторика звучит из уст иранских военных. В конце мая пресс-секретарь «Корпуса стражей исламской революции» генерал Рамазан Шариф подчеркнул, что Иран не боится начала войны, поскольку у него достаточно решительности для обороны. В июле 2017 г. командующий «Корпусом стражей исламской революции» Мохамад Джафари потребовал от США убрать свои военные базы в радиусе тысячи километров от границ Ирана. Данное расстояние попадает в радиус поражения иранских баллистических ракет. Как показывают недавние события, иранские политики и военные не бросают слова на ветер.

Опции США

Иранского кризиса могло и не быть, если бы администрация Трампа не вышла из ядерной сделки. Поведение исламской республики стало более непредсказуемым и опасным для интересов США. Рост напряженности вокруг Ирана чем-то напоминает развитие событий перед вооруженной интервенцией США в Ираке в 2003 г. и свержением режима президента Саддама Хуссейна. Как тогда американцы не смогли обосновать в Совбезе ООН наличия в Ираке биологического оружия, так и на последнем экстренном заседании постпред США при ООН Джон Коэн не предоставил доказательств причастности Ирана к атаке на танкеры в Оманском заливе.

США могли специально выйти из ядерной сделки, чтобы спровоцировать режим аятолл на провокационные действия, включая восстановление ядерной программы. Американцы заинтересованы в сокращении влияния Ирана на Ближнем Востоке. Иран спонсирует террористические организации «Хамас» и «Исламский джихад» в Секторе Газа, «Хезболла» в Ливане для дестабилизации Израиля, спонсирует исламистское движение «Ансар Аллах», которое пытается захватить власть в Йемене и пытается влиять на политические процессы в Сирии и Ираке с помощью шиитских вооруженных группировок. Иран является проводником интересов России на Ближнем Востоке.

Президент США Дональд Трамп утверждает, что не хочет войны с Ираном. На деле американцы уже давно прорабатывают возможность положить Иран на лопатки с помощью военной силы. США могут начать военную операцию против Ирана, если режим аятолл начнет создавать ядерное оружие. По данным МАГАТЭ, Иран увеличил производство низкообогащенного урана, используемого который можно обогатить до 20% и использовать для производства ядерных зарядов. Израильская разведка «Моссад» раскрыла существовавший в начале «нулевых» иранский проект «Амад» по созданию ядерного оружия. Администрация Трампа может послать военных в Иран в случае атаки шиитских группировок на американские военные базы на Ближнем Востоке. Как сообщает американское издание The Washington Post, госсекретарь Помпео предупредил Иран, что США ответят с помощью военной силы, в случае гибели хотя бы одного американского военного.

Трамп произвел кадровую перестановку в Пентагоне и вместо гражданского Патрика Шанахана назначил исполняющим обязанности министра обороны действующего министра армии, подполковника Марка Эспера. Он служил в 101-ой воздушно-десантной дивизии и принимал участие в военной операции «Буря в пустыне» 1991 г. и после ухода в отставку занимал должность вице-президента по связям с госорганами в компании Raytheon, которая выпускает военное оборудование. По мнению бывшего директора иранского направления в Совете национальной безопасности США Ричарда Непью, можно с помощью ракетно-бомбовых ударов уничтожить научно-исследовательских центров, ядерных реакторов и различных предприятий и полигонов, которые задействованы в ядерной программе. Однако, данная мера даст временный эффект и не помешает иранцам восстановить ядерную программу в будущем.

По мнению аналитика Алекса Варда, смена политического режима в Иране силовым путем потребует больше военных, чем во время начальной стадии операции «Иракская свобода» в 2003 г. (150 тыс. чел.). Американцы могут оказаться втянутыми в затяжную и кровопролитную войну с полумиллионными вооруженными силами Ирана. Не говоря о том, что в Иране нет реальной оппозиции существующему теократическому режиму. Вряд ли Трампу нужен второй Вьетнам или Ирак в период предвыборной кампании 2020 г.

Интересы России

России выгодна дестабилизация обстановки в Персидском заливе, рост напряженности в отношениях США и Ирана по экономическим причинам. Недавние инциденты повлияли на рост мировых цен на нефть. После подрыва танкеров цена на нефть марки Brent увеличилась с 59 до 62 долл. за баррель. К мировым ценам на нефть привязана цена на природный газ, который Россия экспортирует в больших количествах. Появление новой горячей точки в Иране открывает перспективы для поставок российских вооружений. Иран уже сотрудничает с РФ в оборонно-промышленной сфере и закупал бронетехнику, стрелковое оружие, противотанковые комплексы, военные самолеты.

Россия и Иран выступают за сокращение американского влияния в мире. Противостояние Ирана и США не популярно среди таких покупателей иранской нефти как Китай, Япония, Южная Корея, Индия и Евросоюз. В интересах Кремля, чтобы Белый Дом терял авторитет и доверие среди зарубежных партнеров как в годы правления президента Джорджа Буша-младшего. Россия заинтересована в росте антиамериканских настроений в мире. В случае с Ираном российское руководство будет действовать приблизительно так же, как СССР вел себя во Вьетнаме в 60-х – 70-х, а именно оказывать военную и дипломатическую помощь противникам Америки.

Кто получит выгоду

Кризис в районе Персидского и Оманского залива может продолжаться неопределенное количество времени, а недавние провокации Ирана далеко не последние в своем роде. Дело в том, что США и Иран преследуют взаимно исключающие цели. Иран играет мускулами для оказания психологического давления на США и их партнеров из Западной Европы и Ближнего Востока, в надежде на то, что это как-то поспособствует отмене санкций. США будут продолжать усиливать давление на исламскую республику с помощью санкций, увеличивать военное присутствие в регионе в надежде склонить иранцев отказаться от амбиций лидера на Ближнем Востоке. Вот только требования, которые выдвигают друг другу Вашингтон и Тегеран заведомо невыполнимые. США рискуют потерять авторитет среди ближневосточных партнеров как Израиль, Саудовская Аравия, если отменят санкции, и вернутся к исполнению ядерной сделки, так и не обезвредив иранскую угрозу. Иран потеряет реноме защитника мусульман-шиитов и продемонстрирует слабость, если согласиться на новую сделку с американцами. Ни Иран, ни США не готовы к конструктивному диалогу. Вялотекущее противостояние между Вашингтоном и Тегераном отвечает интересам экспортеров нефти и природного газа из других регионов мира, в том числе России. Ведь политический кризис отражается на росте мировых цен на энергоносители. В тоже время американо-иранское противостояние является головной болью для энергетически зависимых стран, которым не выгоден рост цен на нефть и нефтепродукты из-за систематических инцидентов по маршруту их доставки.