Киркой и печатным станком. Как государство собирается спасать экономику Украины

  • Мария Бабенко
  • Михаил Багинский

Как экономисты оценивают планы правительства по перезапуску украинской экономики, стоит ли опасаться разгула инфляции из-за включения печатного станка и на что может быть похоже "количественное смягчение" по-украински, разбирался Фокус

Почти 300 млрд грн (или 7,5% ВВП) должен составить в 2020 году дефицит госбюджета Украины в соответствии с дополнениями, которые Верховная Рада одобрила 13 апреля.

"Экономический кризис, связанный с коронавирусом и карантинными мерами, привел к существенному снижению доходов госбюджета на фоне появления новых затрат: на помощь оставшимся без работы, поддержку предприятий и в первую очередь на медицину", – объясняет Мария Репко, заместитель директора Центра экономической стратегии (ЦЭС).

Традиционно недостающие средства государство может получить либо за счет наращивания госдолга, либо благодаря приватизации государственного имущества. Однако в условиях кризиса заимствования на внешнем и внутреннем рынках затруднительны, а желающие приобрести крупные госпредприятия, за которыми зачастую тянется шлейф разнообразных проблем, вряд ли найдутся.

Одновременно, глядя на космические суммы, которые развитые страны выделяют на преодоление последствий экономического кризиса, все чаще из уст политиков и чиновников раздаются предложения "включить печатный станок" или запустить отечественную версию "количественного смягчения", заодно отправив тысячи украинцев строить дороги, убирать улицы или класть плитку. Как оценивают эти идеи эксперты и чем государство могло бы помочь экономике, узнавал Фокус.

Нетрадиционная медицина

Сегодня в разных странах, в том числе и в Украине, все чаще вспоминают о нетрадиционной кредитно-денежной политике. Начиная от вертолетных денег (helicopter money), когда центральный банк раздает деньги напрямую потребителям, как бы разбрасывая их с вертолета, и до количественного смягчения (quantitative easing — QE), когда центральный банк выкупает на открытом рынке долгосрочные ценные бумаги (в первую очередь — гособлигации), снижая стоимость т.н. длинных денег под долгосрочные проекты.

По мнению экономистов, нетрадиционный подход может быть оправданным, если ВВП сокращается на фоне низкой инфляции или дефляции (снижения цен), несмотря на сверхнизкие процентные ставки (дешевые кредиты). При этом "вертолетными деньгами", по словам бывшего главы ФРС Бена Бернанке, следует считать и "финансируемое деньгами снижение налогов", когда нехватка средств в госбюджете покрывается, в частности, за счет эмиссии.

Главной целью обоих методов является оживление экономики, на которую уже не действуют обычные методы стимулирования. Это, однако, теория и практика западных стран. То, на что может быть похоже количественное смягчение в Украине, на своей странице в Facebook описывала Виктория Страхова, советник главы Офиса президента по банковским вопросам. По мнению финансового эксперта, на фоне все еще низкой инфляции Национальный банк мог бы выкупать у банков ОВГЗ по операциям РЕПО по очень низким ставкам. То есть выдавать банкам дешевые кредиты под залог государственных облигаций.

По словам Страховой, главное, чтобы созданная таким образом денежная масса не утекла в потребление, вызывая инфляцию и девальвацию, а была направлена на поддержку больших инфраструктурных проектов и на создание кредитных линий для малого и среднего бизнеса с месячным лимитом.

Однако для получения ожидаемого результата в виде оживления экономики, украинские банки должны быть готовы активно кредитовать бизнес в условиях кризиса и плохо работающей системы взыскания долгов. Кроме того, негосударственным банкам нужны куда более внушительные портфели ОВГЗ, чем те, что есть сейчас.

"Нам не надо выдумывать какое-то свое местное количественное смягчение. Его здесь не может быть в принципе, поскольку нет ни реальной трансмиссии этих денег в экономику, ни портфелей облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ) в банках. В Украине речь может идти лишь об обычной монетизации госдолга, когда госбанки покупают гособлигации у Минфина, а затем продают их НБУ", – объясняет Фокусу финансовый аналитик Иван Угляница.

Такой подход сужает тему до двух вечных вопросов: как наполнить госбюджет в условиях кризиса и на что потратить его "антикризисную" часть: финансируемые государством инфраструктурные проекты, льготное кредитование бизнеса или прямые выплаты гражданам, лишившихся источников существования.

Как рассказывает Фокусу Елена Белан, главный экономист инвестиционной компании Dragon Capital, возможность количественного смягчения в Украине начали обсуждать из-за резкого увеличения дефицита госбюджета Украины до 7,5% ВВП и примера развитых стран, которые активно используют QE для поддержки своих экономик.

К примеру, Федеральная резервная система США (ФРС) ради борьбы с кризисом планирует выкупить облигации на сумму $700 млрд, а Европейский Центральный Банк собирается пустить на эти цели €750 млрд.

Механизмы, подобные этому, могут задействовать и в Украине. "Прямое финансирование дефицита бюджета Нацбанком запрещено законом", – продолжает Елена Белан, отмечая, что НБУ может выкупать гособлигации у банков, которые затем смогут использовать полученные (фактически напечатанные) деньги на покупку госбумаг у правительства.

Отметим, что закон "О Национальном банке Украины" запрещает НБУ предоставлять кредиты в национальной и иностранной валюте, как прямо, так и опосредованно через другое юридическое лицо на финансирование расходов госбюджета Украины. Также Закон запрещает НБУ покупать на первичном рынке ценные бумаги, эмитированные Кабмином. Поэтому единственным законным путем остается выкуп ценных бумаг у банков.

С кирками наголо

Концепция "вертолетных денег" и других способов оживления экономики и затыкания дыр в бюджете с помощью печатного станка находит в Украине немало сторонников. В том числе и в рядах партии власти. Например, Дмитрий Наталуха, глава экономического комитета Верховной Рады, заявляет о необходимости количественного смягчения, имея в виду под этим все то же включение печатного станка с дальнейшим "инвестированием" денег в инфраструктурные проекты и основные средства производства. В экспертной среде подобные тезисы обсуждаются также весьма активно. Тем более, что премьер-министр Денис Шмыгаль рассказывает о планах правительства создать сотни тысяч низкооплачиваемых рабочих мест в духе борьбы с Великой депрессией в 1930-х годах.

Правительство так и не смогло объяснить, за счет чего оно планирует финансировать довольно большой дефицит госбюджета

"Это простая работа, на которую человек сможет прийти устроиться, и на следующий день уже ее получить. Ну, например, класть брусчатку или озеленителем, и так далее. Во-первых, мы таким образом уберемся в наших городах, районах и в целом в Украине с помощью такого количества и такого качества рабочих мест. Во-вторых, как я уже говорил, мы дадим возможность людям уже сейчас зарабатывать минимальные средства. Идея такая", – рассказал глава правительства в интервью РБК-Украине.

Виталий Шапран, член Совета НБУ, считает, что в подобном информационном всплеске есть вина правительства, которое не смогло объяснить, за счет чего будет финансироваться довольно большой дефицит госбюджета. "Из-за произошедшей смены министров Кабмину, вероятно, было не до коммуникаций, – рассказывает Шапран. – Поэтому экспертное сообщество начало фантазировать, иногда упоминая решение Совета НБУ о снятии запрета на операции Нацбанка на вторичном рынке (облигаций внутреннего госсзайма, ОВГЗ – Фокус). Хотя в том решении не было ни слова об эмиссии и на заседании Совета этот вопрос даже не обсуждался".

На вышеупомянутом заседании, которое состоялось 31 марта 2020 года, из решения Совета НБУ "О стратегии монетарной политики Национального банка Украины" от 13 июля 2018 года исключили пункты, касающиеся запрета покупки Нацбанком государственных ценных бумаг. В экспертной среде и СМИ это расценили как разрешение Нацбанку финансировать бюджетные расходы за счет эмиссии гривни.

"НБУ должен помочь Минфину восстановить первичный рынок ОВГЗ и ликвидность вторичного рынка ОВГЗ. Нацбанк должен активизироваться на вторичном рынке, покупая и продавая ОВГЗ как классический маркет-мейкер. Правительство должно восстановить возможность занимать деньги на первичном рынке ОВГЗ, и роль НБУ здесь может сводиться к ассистансу и ликвидации чрезмерных колебаний доходности", – объясняет Виталий Шапран. Однако, по словам собеседника Фокуса, это решение Совета НБУ в правлении Нацбанка пока по непонятным причинам проигнорировали.

Напомним, последний раз Минфин разместил гривневые ОВГЗ 3 марта, а валютные – 24 марта. После этого уже четыре раза подряд Министерство финансов отменяло ранее намеченные аукционы по продаже ОВГЗ. То есть период ажиотажного спроса со стороны иностранных спекулянтов на украинские бумаги, благодаря чему в 2019-м укрепилась гривня, фактически сменился отсутствием возможностей для новых заимствований.

Вместо МВФ

В условиях закрытия финансовых рынков единственным кредитором Украины могут стать Международный валютный фонд и другие институциональные структуры, для которых важно наличие работающей программы с МВФ.

"Если сорвется сделка с МВФ, финансировать дефицит из внешних источников будет невозможно, и эмиссионное финансирование обсуждается как наихудший возможный сценарий – последнее, что может сделать государство", – говорит Мария Репко.

"У нас не оставалось других вариантов кроме печати денег еще до начала кризиса, когда спрос на гособлигации развивающихся стран начал падать, а приток денег в Украину – сокращаться"

Иван Угляница

Однако, по мнению Ивана Угляницы, МВФ – это "не быстрая история", которая зависит от того, сможем ли мы использовать кредит для покрытия дефицита бюджета.

"У нас не оставалось других вариантов кроме печати денег еще до начала кризиса, когда спрос на гособлигации развивающихся стран начал падать, а приток денег в Украину – сокращаться", – рассказывает аналитик, подчеркивая, что наполнение госбюджета застопорилось задолго до введения карантина.

В свою очередь, Павел Кухта, экс-первый заместитель министерства экономики, считает, что в обсуждении возможного финансирования дефицита госбюджета за счет эмиссии заинтересованы определенные центры влияния.

"Активное обсуждение призвано сформировать мнение о том, что Украина может обойтись без кредитов МВФ, попросту напечатав деньги, и тогда не нужно будет принимать сложные законы и воевать с олигархами за национализированный банк", – рассказывает экономист Фокусу.

"Активное обсуждение призвано сформировать мнение о том, что Украина может обойтись без кредитов МВФ, попросту напечатав деньги, и тогда не нужно будет принимать сложные законы и воевать с олигархами за национализированный банк"

Павел Кухта

Речь идет о проекте закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины об отдельных вопросах функционирования банковской системы №2571. Его принятие, – последнее невыполненное требование МВФ, отделяющее Украину от получения кредита – должно помешать возврату бывшим собственникам обанкротившихся финучреждений, даже если суд признает выведение финучреждения с рынка неправомерным. Однако рассмотрение документа во втором чтении попытались заблокировать с помощью "законодательного спама" — огромного количества правок в документ, что, по всей видимости, было сделано в интересах экс-собственников ПриватБанка.

Тем временем в Нацбанке рассказывают Фокусу, что Украина пока имеет потенциал монетарного стимулирования экономики за счет снижения учетной ставки. Именно на такой шаг недавно пошел регулятор опустив свою учетную ставку сразу на два процентных пункта до 8% годовых.

Кроме этого в НБУ подчеркивают необходимость здравомыслящей макроэкономической политики, которая, в частности, предусматривает продолжение сотрудничества с международными партнерами и ускорение структурных реформ.

Плохой и еще хуже

Опрошенные Фокусом эксперты анализируют три сценария возможного развития событий. Первый из них – срыв договоренностей с МВФ и включение печатного станка. "В сценарии "без МВФ" неэмиссионных источников финансирования госбюджета не будет, – считает Елена Белан. – А необеспеченная эмиссия в крупных объемах приведет к повышению спроса на иностранную валюту, девальвацию и рост цен".

Какое-то время Нацбанк сможет удерживать курс гривни от падения, насыщая спрос за счет продажи валюты из резервов. Однако этот источник быстро исчерпается, и регулятор утратит рычаги для контроля над ситуацией.

"Для реализации "эмиссионного сценария" власти придется переломить Нацбанк, сменив его независимое руководство на подконтрольное, – говорит Павел Кухта. – В этом случае на внешние рынки заимствования Украина не сможет выйти из-за утраты доверия, ведь, по сути, нас начнут воспринимать как папуасов в середине Европы".

Ситуация в экономике, по оценке собеседника Фокуса, тогда будет развиваться, как в начале 90-х годов прошлого века, когда за один день в результате гиперинфляции деньги превращались в фантики. То есть к концу 2020 года инфляция может измеряться сотнями процентов.

В Нацбанке в ответ на запрос Фокуса напомнили, что в истории Украины финансирование центробанком государственных расходов в средне- и долгосрочной перспективе приводило к накоплению внутренних и внешних дисбалансов и провоцировало развертывание кризисных явлений. И привели в пример все те же 90-е и 2014-2015 годы, когда НБУ выкупал облигации, выпущенные правительством для докапитализации госбанков и Нафтогаза, а также обеспечения выплат Фондом гарантирования вкладов физических лиц. Несмотря на то, что тогда на стабилизацию валютного курса были потрачены значительные объемы международных резервов (их остатки в феврале 2015 года снизились до минимального уровня с мая 2003-го — до $5,6 млрд), в 2014 году инфляция ускорилась до 24,9%, в 2015 году — до 43,3%, а НБУ был вынужден поднимать учетную ставку до 30%.

"Обсуждение возможных вариантов поддержки экономики должно исходить из того, что масштабная необеспеченная эмиссия создает существенные инфляционные риски и ее последствия трудно предсказать", — настаивают в Нацбанке.

Иван Угляница с апокалиптическими прогнозами коллег не согласен и предполагает, что в среднесрочной перспективе рост денежной массы не окажет чрезмерного влияния ни на инфляцию, ни на курс валюты.

"В нынешних условиях задача государства – компенсировать потери граждан, которые фактически лишились доходов по решению власти, запретившей вести бизнес. В такой ситуации вопрос ускорения инфляции – второстепенный", – утверждает аналитик, подчеркивая, что пока правительство не имеет ни малейшего представления о том, кому следует помочь и как это сделать.

Второй сценарий также предполагает срыв сотрудничества с МВФ, но при этом и урезание бюджетных расходов. "Такой вариант выглядит очень болезненным и трудно применимым и заключается в создании бездефицитного бюджета в пределах тех поступлений, на которые объективно можно рассчитывать, – продолжает Павел Кухта. – Но я не понимаю, как это можно сделать, радикально не урезав интересы миллионов людей".

Такое решение будет пагубно не только для граждан, но и для экономики. "В Украине значительная часть ВВП перераспределяется через госбюджет, поэтому, если сейчас начать резать расходы, экономика просядет сильнее, чем прогнозируют Минэкономразвития и МВФ", – говорит Виктор Шулик, директор департамента управления проектами рейтингового агентства IBI-Rating. Напомним, в апрельском консенсус-прогнозе Минэкономразвития падение ВВП в 2020 году должно составить 4,2%, МВФ ожидает снижения показателя на 7,7%.

Впрочем, заключение соглашения с МВФ отнюдь не означает безбедное прохождение 2020 года без заметных потерь. "Последствия для Украины уже будут, хоть с эмиссией, хоть с МВФ, хоть без. Ведь 7,7% падения ВВП, по прогнозам МВФ, не пройдут для населения и бизнеса незамеченными. Поэтому нам нужно быть готовыми и к инфляции более чем 10%, и к девальвации примерно в таких же пределах", – считает Виталий Шапран.

Компромисс с печатным станком

Чтобы у читателя не сложилось представление об эмиссии как об однозначно негативном процессе, стоит напомнить, что НБУ практически всегда печатает деньги. По крайней мере, для замены обветшалых купюр.

Как отмечает Виталий Шапран, с февраля 2019 года по февраль 2020-го объем наличных денег в обращении в Украине вырос на 31 млрд грн (чуть меньше чем на 10%), а наличные и безналичные средства за тот же период выросли на 115 млрд грн. При этом инфляция в 2019 году была минимальной, а курс гривни укрепился вопреки всем прогнозам.

"Эмиссия, примерно сопоставимая с инфляцией и ростом экономики, стране не повредит. Но если начать заливать деньгами бюджет и делать это на фоне падения ВВП на 7%, то в какой-то мере такие действия будут угрожать стабильности валютного курса и цен", – объясняет Шапран.

"Кризисные времена требуют нестандартных решений, и они должны быть комплексными, упреждающими риски и временно направленными на экономические интересы населения"

Виталий Шапран

Павел Кухта хоть и не рассматривает эмиссию как способ значительного финансирования дефицита госбюджета Украины, тем не менее считает, что в отдельных ситуациях Нацбанку будет целесообразно подстраховать ситуацию. Например, в случае, если возникнет разрыв ликвидности на несколько дней или с проблемами столкнется системный банк. Причем такие решения НБУ должен принимать самостоятельно, а не под давлением политиков, которые часто поддаются популистским настроениям.

"Кредитная эмиссия не несет значительных инфляционных рисков, если она осуществляется под надлежащим контролем и направлена в реальный сектор. И я думаю, что НБУ вполне может увеличить портфель ОВГЗ на 50–60 млрд грн за год", – продолжает Виктор Шулик. В частности, средства в национальной валюте могут потребоваться под анонсированные программы поддержки, такие как "Доступные кредиты 5–7–9%" и т. п.

"НБУ стоит больше прислушиваться к правительству. Если не помочь Минфину решить проблему с заблокированным первичным рынком ОВГЗ и довести ситуацию до реструктуризации задолженности, это ударит по ценовой стабильности, что является основной целью НБУ, – заключает Виталий Шапран. – А кризисные времена требуют нестандартных решений, и они должны быть комплексными, упреждающими риски и временно направленными на экономические интересы населения".

Деньги из тумбочки

Закрыв вопрос эмиссии, которая нам, скорее всего, понадобится даже в случае получения новых кредитов МВФ, остается не менее животрепещущая проблема: на что правительству следует потратить "антикризисные" средства. И здесь стоит отметить преобладающее среди чиновников и экспертов мнение, что деньги должны идти строго в "реальный сектор экономики", принимая формы льготных кредитов бизнесу и госфинансирования массовых строек.

Это аксиоматическое решение, возникшее в эпоху "кейнсианства", на которую ссылался, в частности, глава экономического комитета Рады Дмитрий Наталуха, впрочем, имеет ряд изъянов.

"Как показал период строек к Евро-2012 – это, в первую очередь, инструменты околобюджетного кормления, которые зачастую никак на экономику не влияют", – объясняет Фокусу Иван Угляница. – "В таких условиях раздача населению вертолетных денег "на еду" – вполне адекватное решение, в отличие от перераспределения денег через господряды и финансирования плохо сформулированных идей".

По словам Ивана Угляницы, об отсутствии у правительства понимания происходящего говорит, в частности, продвижение "старой PR-программы кредитования предпринимателей под 7-9% годовых, которая толком не работала и до введения карантина".

О нехватке у правительства внятных идей говорит и Татьяна Жибер, доцент кафедры финансов КНЭУ имени Вадима Гетьмана. "Строительство нового моста на месте старого не сработает, а дальше этого фантазия властей обычно не идет", – отметила экономист, обсуждая украинские варианты количественного смягчения, добавив, что строительство дорог без расчета экономического влияния проекта вызовет инфляцию, а в случае закупки импортного сырья и оборудования – еще и девальвацию. Тем более, что еще осенью Национальный комитет промышленного развития пришел к выводу, что увеличение госрасходов на строительство дорог приводит лишь к росту импорта дорожной техники и материалов.

При этом противники околовластных идей по оживлению экономики указывают на вероятную ситуацию, когда предприниматели, получившие льготные кредиты, не смогут дождаться клиентов, работающих "за еду" в Укравтодоре или выплачивающих космические проценты по долгам на кредитных карточках.


Повторится ли в Украине рекордный обвал экономики 2009 года, когда динамика отечественного ВВП показала худший результат в мире — вопрос открытый. Однако уже можно сделать вывод, что отсутствие четкого плана, несогласованность действий разных органов власти, наличие тайных интересов и коррупционных рисков могут усугубить выход из кризиса и сделать любое его лечение хуже самой болезни.