Все личное

Почему российско-украинская встреча 29 июня была провозглашена с обеих сторон прорывом – загадка с точки зрения здравого смысла

Цены на газ для Украины останутся европейскими – как пояснил Владимир Путин, их повышаем не мы, а среднеазиатские партнеры. То есть мы могли бы, конечно, повлиять на среднеазиатских партнеров (на кого мы теперь не можем повлиять, хотел бы я знать), но если Украина пойдет в НАТО, у нас для такого влияния не будет никаких оснований. Все по-прежнему, а Владимир Путин и Юлия Тимошенко почему-то в восторге друг от друга. Несмотря на то, что страны наши расходятся все дальше, как и их позиции по большинству вопросов.

Но штука вот в чем: есть термин "ничего личного", а полноценного антонима для него нет. "Все личное", что ли? В общем, в отсутствие внятных идеологий (а это не только русская, но и всемирная проблема) на первый план выходит то, что Джордж Буш назвал "химией". Вот с Владимиром Путиным у него химия, в чем он и признавался журналистам. С Юлией Тимошенко у Владимира Путина тоже, безусловно, химия. Но совершенно не потому, что она ему нравится как человек, женщина или премьер. Об этом я судить не берусь, потому что наш премьер не любит, когда в его личную жизнь лезут "длинным гриппозным носом". А вот с олигархами он всегда ладил – при условии, что они знали свое место. А поскольку Юлия Тимошенко является классическим украинским Березовским, но чисто по-женски умеет вовремя остановиться, российскому экс-президенту почти так же легко договориться с ней, как с российским промышленником и предпринимателем.

"В противостоянии с Кучмой у Тимошенко были шансы. В противостоянии с Россией их нет"

Путин вовсе не против олигархов – он не стремится к реприватизации, которая мигом обрушит тут всю стабильность. Чем заново приватизировать какую-нибудь Сибтатфокгротбрамснефть, гораздо проще приватизировать ее владельца. То есть вызвать его, задушевно попить чайку, напомнить о более чем наглядных судьбах Гусинского – Березовского – Ходорковского (последний пострадал больше всех, поскольку глубоко влез в политику), а потом как бы ненароком обронить: у нас тут спорту, медицине и образованию требуется дополнительное финансирование.

Одна из главных способностей олигарха – вовремя встроиться в нишу, которая оптимальна для бизнеса. Юлия Тимошенко точно рассчитала: в противостоянии с Кучмой у нее были шансы. В противостоянии с Россией их нет. Тимошенко присуща именно та мера политического цинизма, именно та, наконец, чисто женская чуткость к опасности, которые в совокупности заменяют олигарху моральный кодекс. В растленных обществах к власти приходит тот, у кого меньше моральных ограничений. У Юлии Тимошенко их нет вовсе. Так, по крайней мере, кажется со стороны.

Российско-украинская политическая конфигурация многократно описана в народных сказках. Как правило, порядок в лесу наводят волк и лиса – пока не поссорятся. Медведь до этого не снисходит, он решает задачи более высокого уровня. Договаривается, наверное, с другим лесом. Так вот: как показывает фольклористика, медведю обычно проще договориться с лисой. Она умеет польстить, уболтать – словом, лучшая переговорщица. И потому после очередной инспекции медведь оставляет на посту лису, а волка либо задирает, либо посылает. Лиса же, победоносно задрав хвост или косу, возвращается потрошить мелкую лесную живность в рамках подтвержденных полномочий.

Некоторые полагают, что жить при лисе вообще лучше: она действует не во имя идеи (что почти всегда ведет к жертвам среди населения), а во имя личного прагматизма. Если это для нее хорошо – вступает в НАТО, если конъюнктура меняется – перебегает к России, и вообще руководствуется не логикой, а нюхом. При таком подходе, возможно, жертв действительно меньше. Правда, растление населения осуществляется опережающими темпами, потому что постепенно убеждений не остается вообще ни у кого. Именно лисы готовят нацию к приходу тоталитаризма, что и показал российский опыт. Но поскольку и тоталитаризм успел растлиться, он ограничивается тотальным враньем, а осуществляется все теми же коррупционерами, так что жить можно.

Из всех украинских политиков Юлия Тимошенко сегодня – оптимальный партнер для Владимира Путина. И оптимальный лидер для своего народа, если этот народ хочет однажды проснуться примерно в том же положении, в каком Россия находится сейчас. Правда, в Украине гораздо меньше газа, и потому это пробуждение может оказаться не столь комфортным. Но не исключено, что при такой системе газ заведется сам собой. Опыт показывает, что газ занимает все предоставленное ему пространство – стоит убрать оттуда интеллект, свободу и политику.