Помириться с медведем. Применимы ли для Украины уроки войны Финляндии с СССР?

Украине нужно научиться прагматизму у финнов, которые потеряли территории, но сохранили независимость. Нужно тихо развивать свою военную политику и политику безопасности, терпеливо ожидая окна возможностей, чтобы вернуть свои земли. 

В дискуссиях о возможных путях разрешения конфликта Украины с Россией часто приводят в качестве примера для подражания историю замирения Финляндии с СССР после советско-финской войны 1939-1940 годов.

Важнейшей составляющей "финского кейса" стал взятый с подачи маршала Маннергейма курс на беспрецедентно лояльные отношения с СССР, сохранявшийся вплоть до его распада. Фактически Финляндия добровольно ограничила свой суверенитет в пользу СССР, получившего по итогам войны от Финляндии все, чего он требовал: 40 тысяч квадратных километров территории, включая весь район "линии Маннергейма" и стратегически важные острова. 

Финляндия после войны осталась нейтральной страной, не вступив ни в ЕС ни в советский СЭВ, где была лишь наблюдателем. А в области обороны был поставвлен крест на перспективы вступления в НАТО, поскольку Парижским договором 1947 года на Финляндию были наложены серьезные ограничения в части военного строительства. Кроме того, страна была вынуждена принять на вооружение бронетехнику советского образца.

С другой стороны, отказавшись от конфронтации с Москвой, финны получили массу экономических льгот и преференций, позволивших реализовать весьма успешную социальную и экономическую политику.

Готова ли сегодня Украина к такому компромиссу? Применим ли к нашей ситуации финский опыт? Вопрос дискуссионный. О том, что означает для нашей страны перспектива "финляндизации" — колонка украинского юриста Геннадия Друзенко.

Учитывая беспрецедентное напряжение в отношениях Украины и России, которое продолжается последние недели, Украине следует не пытаться шантажировать Запад предоставлением ПДЧ в НАТО или четкой перспективы вступления в ЕС, а попробовать освоить финские уроки 1939-45 годов прошлого столетия. 

Потому отношения сталинского СССР и маленькой Финляндии до боли напоминает отношение путинской России и не такой уж маленькой Украины.

Как тогда Сталин, так пока Путин, считают историческим недоразумением независимость наших стран. Как тогда Финляндия и СССР были членами Лиги наций, устав которой гарантировал территориальную целостность ее членов и ненападение друг на друга, так и сейчас Украина и РФ являются членами (и даже учредителями) ООН, устав которой содержит аналогичные положения. 

Как тогда Договор о ненападении и о мирном урегулировании конфликтов между Финляндией и СССР, так и сейчас Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией оказались недостойными бумаги, на которой они написаны. 

Как тогда, так и сейчас Кремль обосновывает свою агрессию необходимостью обеспечить собственную безопасность. Как тогда, так и сейчас Запад откровенно не готов воевать за территориальную целостность и независимость соседей России.

Однако есть и кардинальное отличие — во главе молодого финского государства в то время стояла настоящая национальная элита. Которая ставила национальные интересы превыше всего и трезво смотрела на окружающий мир. И именно эта патриотическая, но прагматическая элита позволила сначала выстоять независимой Финляндии, а впоследствии избежать судьбы остальных соседей СССР, не превратившись в подконтрольный Москве марионеточный квазинезависимый режим.

Перед решающими для Украины грядущими неделей (или двумя) самый раз вспомнить почему (и как) Финляндии удалось. Прежде всего, официальный Хельсинки прекрасно понимал, что в тотальной войне Финляндия с ее менее четырехмиллионным населением не имеет никакого шанса против 170-миллионного СССР. Но финское правительство и финский народ это не заставило опустить руки и ждать катастрофы. 

Напротив, молниеносный раздел Польши вынудил финнов сделать все, чтобы подготовиться к длительной обороне против возможного агрессора.

Интересно, что во время переговоров Хельсинки и Москвы осенью 1939 года Маннергейм был сторонником уступок СССР, предлагая вместо стратегического полуострова Ханко (который контролирует вход в Финский залив и который требовала в 30-летнюю аренду Москва) отдать "советам" остров Юссари неподалеку. Главный переговорщик от Финляндии Юго Паасикиви — будущий президент Финляндии — до последнего верил, что с Кремлем можно будет договориться. 

Но трезвый взгляд на несоизмеримые силы сторон и искреннее желание достичь компромисса (даже путем уступок Москве) не мешали финским лидерам укреплять армию, укреплять линию Маннергейма и готовиться к войне против советской военной армады. 

В конце концов, несмотря на значительные потери, Сталин добился своего: Финляндия потеряла около десятой части территории своего государства и примерно столько же своих экономических мощностей. На юго-востоке новый рубеж забрал важный промышленный регион долины Вуокса и пересек канал Саймаа, соединявший водные пути страны с Финским заливом. Выборг, второй по величине город страны, и города Сортавала и Какисалми (теперь Приозерск) остались по ту сторону новой границы. Финляндия была вынуждена отдать в аренду полуостров Ханко сроком на 30 лет. 

Важно
Заграница не поможет. Почему настоящую демократию украинцам придется строить самим

Но благодаря своему сопротивлению финны потеряли территории, но сохранили независимость. Вместо созданного в Терийоки марионеточного "народного правительства" во главе с коммунистом Отто Вилле Куусиненом, Финляндией продолжало править легитимное правительство во главе с Ристо Рюти, Карлом Маннергеймом и Вяйньо Таннером.

Даже когда исторические обстоятельства сложились так, что Финляндия — чтобы избежать участи остальных западных соседей СССР — должна была наказать своих героев (премьер-министры Рюти и Таннер получили длительные тюремные сроки за развязывание и ведение агрессивной войны против СССР) и избегать любой критики своего восточного соседа, финские лидеры помнили, что политика — это искусство возможного. 

Что я имею в виду?

 С одной стороны, финны были, наверное, наиболее лояльным к СССР представителем "коллективного Запада", что позволило не стать добровольно-принудительным членом социалистического лагеря. С другой, каждый раз демонстрируя свою лояльность, дружбу и уважение к советской Москве, нейтральные финны ввели обязательную военную службу для всех совершеннолетних мужчин и добровольную — для женщин. 

Несмотря на то, что служба в армии длится всего год, те, кто отслужил, должны проходить переподготовку на собрании резервистов каждые пять лет. Сейчас "резервная армия" Финляндии (или, если угодно, отряды теробороны) составляют 15% финского населения (всего населения!). Притом, что сейчас у финнов прекрасные отношения со всеми их соседями.

Украине нужно научиться финскому прагматизму. Если мы в обозримой перспективе неспособны вернуть оккупированные территории, не стоит кричать о возвращении Крыма и Донбасса при каждом удобном случае и без — лучше тихо развивать свою военную и политику безопасности и терпеливо ждать окна возможностей, чтобы вернуть свои земли. 

Важно
Дорогой ХХ век! Это кино я уже смотрел. Почему украинцам нужно отвыкать от однополярного мира

Не стоит молиться на НАТО, — как это ни прискорбно признавать - этот блок точно не является панацеей от российского нападения (любой специалист подтвердит вам, что Россия, при желании, способна захватить страны Балтии до того, как Североатлантический альянс хотя бы оформит все разрешения на транспортировку своих войск европейскими странами).

Надо осознать, что "география — это судьба" и Россия никуда не денется от наших восточных границ ни сегодня, ни завтра, ни в обозримой перспективе. И что наша государственность гораздо более хрупкая, чем российская. 

Что международная политика строится не на силе права, а на праве сильного. И это касается Вашингтона не меньше, чем Москвы. В конце концов нужно запомнить раз и навсегда, что альянсы — это хорошо, и нужно умножать своих союзников и партнеров, но всегда следует полагаться прежде всего на собственные силы. Потому американские, турецкие, французские или немецкие лидеры прежде всего заботятся о собственных национальных интересах.

С Россией можно и нужно говорить. Но прежде, чем начать серьезный разговор, нужно доказать собственную субъектность. Поскольку Кремль пока видит в официальном Киеве прокси Вашингтона так же, как мы видим в ЛДНР прокси Москвы. 

Именно поэтому украинский кризис разруливают Путин и Байден, а не Путин и Зеленский. И в этом разительное отличие от советско-финского конфликта: и 1939 году, и в 1944-м Сталин лично вел переговоры с финской делегацией во главе с Паасикиви, понимая что решение, как действовать Финляндии, принимают в Хельсинки, а не в Стокгольме, Париже, Берлине, Лондоне или где угодно.

Поскольку в переговорах мы, граждане Украины, не участвуем, пока нам остается только сохранять спокойствие и искать лидеров, которые будут принимать судьбоносные для Украины решения в Киеве (а не где-нибудь еще) и будут способны убедить в этом, как Москву, так и Вашингтон.

Первоисточник.

Публикуется с согласия автора.