Чипка – это Джокер. Как сделать украинскую литературу интересной для всех

Артур Пройдаков, учитель года
Фото: ОО Освитория | Артур Пройдаков: "Урок – это про эмоции, он должен быть интересным, познавательным и веселым"

Артур Пройдаков, лучший учитель 2021 года, рассказал Фокусу, как в литературной классике найти связь с нынешней жизнью и почему использует TikTok-видео на уроках.

В начале октября в Киеве прошла пятая церемония Global Teacher Prize Ukraine — украинской версии международной награды лучших педагогов. В 2021 году лауреатом премии стал Артур Пройдаков, филолог, учитель украинского языка и литературы, который сейчас преподает в Киеве. Его выбрали из 3 тысяч претендентов из всех регионов Украины и десяти педагогов, прошедших в финал.

У Артура Пройдакова разнообразный опыт преподавания. Он родился в Стаханове на Луганщине, там же в 2012 г. окончил филологический факультет Луганского государственного университета и начал работать в школе. В 2014 г. Артур выехал с оккупированной территории в Сумскую область, где преподавал в обычной школе в городе Ромны. Два года назад педагог с семьей перебрался в столицу и в Киеве работает в частной школе Midgard. Артур – представитель нового поколения учителей, сейчас ему 31 год. В учебный процесс Артур Пройдаков включает новейшие цифровые инструменты, пытается сблизить школьную программу и современную жизнь, интересную школьникам.

Украинская литература и связь с жизнью

Вы – представитель нового поколения педагогов. Насколько адекватно было высшее образование вашему запросу?

На филологическом факультете мне не хватало конкретных примеров современной литературной, языковедческой, в целом культурной жизни. Теорию мы на занятиях изучали, но практического воплощения не было. У нас не было возможности встречаться, общаться с современными писателями. Помню, что впервые увидел живого писателя уже на четвертом курсе. Я поехал на встречу в Луганск с поэтом Александром Ирванцом — он представлял свой сборник избранных произведений. Когда переехал в Сумскую область, стало намного легче – изменилась культурно-политическая ситуация, писатели начали ездить в регионы, о них стали больше говорить.

церемония Global Teacher Prize Ukraine, учитель года
В начале октября в Киеве прошла пятая церемония Global Teacher Prize Ukraine, где выбирали лучших учителей Украины

Что касается языка — у нас были конференции, региональные, всеукраинского уровня, но все они также увязали в теоретическом пространстве, а взгляда более конкретного, реального не хватало. Поэтому для меня наиболее интересной сферой научного поиска была лексика украинского языка – ведь это самый живой, развивающийся инструмент, в котором можно наблюдать изменения. Сейчас я стараюсь отходить в школе от чистой теории, потому что и мне, и моим ученикам интересно практическое воплощение знаний по языку и литературе.

Школьная программа украинской литературы заканчивается Линой Костенко, и практически весь массив современных произведений из нее выпадает. Следует ли в школе давать нынешних писателей, ведь они еще не прошли проверку временем?

Лину Костенко в школе изучают в конце 11 класса, за ней быстро проходят шестидесятников и обзорно — современную литературу. Но 11-й класс – это подготовка к сдаче ВНО. И я этим грешу, и мои коллеги, потому что весной мы стараемся не только дать программу, но и делаем многое для повторения всего курса литературы за 9-11 классы для ВНО. Поэтому очень часто даже краткого ознакомления с современной литературой нет, ведь нужно готовиться к тестам. В эти последние месяцы дети довольно скептически относятся к изучению новых произведений и сразу спрашивают, будут ли они на ВНО. Эта история знакома всем учителям.

"Нужно снизить градус ожиданий от детей. В обществе нужен диалог о том, что важен не только результат образовательной деятельности"

Думаю, что произведения современных писателей в школе изучать нужно, и не в конце 11 класса. Я бы немного нарушил хронологическое изложение литературы и давал бы их в 9-10 классах. Что бы я смело советовал – это современную украинскую поэзию. Если проза может быть перегружена ненормативными или некомфортными для восприятия детей сценами, то поэзия у нас шикарная. Например, смело можно читать гражданскую лирику, связанную с актуальной ситуацией, с мотивами войны на Донбассе. У нас есть много хороших стихов: например сборник "Жизнь Марии" Сергея Жадана можно читать весь.

Также я включаю отрывки из современных текстов в уроки украинского языка, когда мы изучаем орфографические или грамматические нюансы. Я специально там могу оставлять ошибки, мы читаем текст, исправляем их. И здесь мы "убиваем двух зайцев" — практикуем языковые навыки и видим, что есть интересные современные тексты и писатели. Я считаю, что это очень важно, ведь у нас большой уклон в сторону классики. Все знают Шевченко, Франко и Лесю Украинку, и часто это травматический опыт, потому что у многих украинская литература ассоциируется со страдальческой судьбой. А вот позитивные примеры современных писателей – отдельная история, и ее нужно показывать.

Литературный шок-сенсация

Наталья Кидалова, лауреат Global Teacher Prize Ukraine в 2019 году, рассказывала, что обращает своих учеников к украинской литературе с помощью флешмобов и хештегов в Facebook, пытается, чтобы дети примерили на себя мотивацию героя, даже если он действует в экзотических реалиях XIX века. Как у вас работают технологические инструменты обучения?

Здесь мы параллельно двигаемся, думаю, что многие филологи используют эти технологии. Единственное, что мы не всех героев примеряем на себя, потому что у них разный бэкграунд, социальные обстоятельства. С Чипкой, главным героем романа "Хiба ревуть воли, як ясла повнi?" Панаса Мирного, мы ведем себя очень осторожно, потому что по факту он преступник. Поэтому мы от него дистанцируемся. Хорошо, что в 2019 г. вышел фильм "Джокер" Тодда Филипса, актуализировавший этот образ в мировой культуре. Мы Чипку отождествляем с Джокером – это, может быть, не самая правдивая, но очень интересная аналогия. Я стараюсь приблизить героев произведений, которые изучают в старшей школе, к современным реалиям и образам. Если смотреть на события конца XIX века, описанные в "Кайдашевой семье" или "Мартыне Боруле", и пытаться толковать их в современных реалиях, проводить параллели с современным кино и сериалами, то ученикам немного легче воспринимать классику.

Артур Пройдаков
Артур Пройдаков
Артур Пройдаков
Артур Пройдаков

Возможно, это неправильно, но я не даю много социально-исторического контекста из прошлого. Мы стараемся искать психологические факторы или ситуации, близкие к современным. Я делаю акцент на гуманистическом аспекте – мы смотрим на отношения людей, на то, как они общаются, рассматриваем проблемы жизненного пути и выбора, и детям это откликается. Таким образом, можно рассматривать почти каждое классическое произведение – например, рассказ "Каменный крест" Василя Стефаника сегодня очень актуален в контексте эмиграции, когда многие уезжают за границу — работать или на постоянное проживание.

В "Тенях забытых предков" очень классно показана этника и фольклорные мотивы, которые можно изучать в контексте туристического потенциала Прикарпатья. Одна из задач – мы читаем "Тени забытых предков" и смотрим ролики о Верховине, Криворивне и составляем план, как можно доехать в эти села, какую гостиницу можно заказать, что делать на уикенд, где поесть. Дети решают эту задачу, ищут, где купить билеты. У них глаза сияют, потому что они провели исследовательскую работу, и для них Криворивня не будет чем-то абстрактным из текста Михаила Коцюбинского — это будет то, что они сами погуглили. И если так к каждому произведению подойти, то можно найти связь с жизнью, и тексты эти становятся более интересными.

Как дать детям понимание текста и его анализ? Какие для этого вы используете инструменты?

Здесь в последнее время сложновато работать, потому что интерес к чтению не всегда на высоком уровне. Иногда ученикам приходится продираться через текстовую "чащу", чтобы понять произведение. Особенно если это писатели, использующие много диалектизмов или заимствованной лексики. От простого мы двигаемся к более сложному. Если детям сразу рассказывать о гиперболах и аллегориях, то я их распугаю и потом опять не соберу. Сразу нужно рассказывать о каких-то сенсациях, чтобы заинтересовать детей – и здесь я использую Тик-Токи, мемы, сообщения из соцсетей. Особенно хорошо работает, когда о том или ином произведении какой-то известный человек написал сообщение, или читает его в соцсетях.

Артур Пройдаков учитель года
Артур Пройдаков

В общем, мы анализируем произведения без фанатизма. Современные дети прекрасны, но они не очень любят детали, углубляться во все нюансы. Бывает, когда мы рассматриваем произведение на нескольких уроках, то в конце они уже спрашивают, почему мы снова о нем говорим. Думаю, это глобальная тенденция, потому что потребление информации сейчас очень быстрое – от скроллинга в соцсетях до Тик-Ток-видео, а читать и говорить о произведении несколько уроков детям может быть скучно.

У вас наверняка собралась библиотека постов, видео, которые вы показываете учащимся? Или вы постоянно ведете поиск?

Сейчас уже не работает схема, когда учитель написал конспекты для 10 класса и учит по ним десять лет. Поиск нужно вести постоянно, потому что каждый год у меня новые классы, плюс, появляются новые источники информации. Например, для изучения "Кайдашевой семьи" я нашел, что есть остатки дома, где жил автор повести Иван Нечуй-Левицкий, есть конкретный адрес в Киеве, где их можно увидеть. Мы можем с детьми туда пройтись, посмотреть. Это интересно и детям, и мне, потому что я об этом не знал, честно говоря.

Нормы и свобода

Дает ли реформа базовой школы реальную возможность учителю быть автономным в выборе, например того или иного литературного произведения?

Я не могу обобщать, но мне удается быть автономным, независимо от формы собственности школы – я преподавал в государственных школах, сейчас работаю в частной. Мне автономия нравится, потому что я могу выбирать то, что мне по душе, учитывать интересы детей. Я не следую указаниям руководящих органов. У меня есть программа, планы, я их реализую, но так, чтобы на уроках было интересно и эффективно. Мне посчастливилось работать в коллективах, где приветствуется атмосфера творчества, свободы. Мне кажется, что учителю это очень важно. Ведь учитель находится в постоянном поиске – сегодня урок был классным, а завтра может и не так пойти, и такое бывает. В этом нет ничего трагического.

Важно
Между Моцартом и Моргенштерном. Как научить детей и подростков любить хорошую музыку

Вы говорили, что было бы хорошо уменьшить зацикленность родителей и учеников старшей школы на оценках. Что для этого нужно сделать, по вашему мнению?

Иногда сосредоточенность родителей на оценках оказывает негативное влияние на детей. Когда дети пишут тестовую работу и получают 9 баллов, а родители их ждут с 11 баллами, это напрягает. Я объясняю, что 9 баллов – это хорошая оценка, завтра может быть 10 и 12. Но ученики могут иногда бурно реагировать на "девятку". Потому что за нее последует наказание, какие-то ограничения от родителей. Мне кажется, это нехорошо. Когда мне ученики рассказывают такие истории, то в следующий раз, когда ответ будет между 9 и 10, я поставлю 10, чтобы у них не было проблем.

Одна из задач: мы читаем "Тени забытых предков" и смотрим ролики о Верховине, Криворовне и составляем план, как можно добраться до этих сел, какой отель заказать, что там делать, где поесть

Я думаю, это не очень хорошо, когда ученик хочет любой ценой получить высокий балл, пренебрегая материалом, знанием. На уроке может быть интересная игра, но учащиеся нервничают, потому что знают, что в конце урока будет самостоятельная работа, и там все решится. Этот фатум самостоятельной может быть страшным. Здесь нужно снизить градус ожиданий от детей. Я еще неопытный отец, моему сыну только месяц, и здесь я пока философствую — посмотрим, как я буду реагировать. Но мне кажется, что в обществе нужен диалог о том, что важен не только результат образовательной деятельности. Мне кажется, что урок – это про эмоции, про общение учителя с учеником, он должен быть интересным, познавательным и веселым. Да, на уроке ставят оценки, но если сводить этот процесс только к оценке и пренебрегать всем остальным – мне такая картинка не нравится.

Как вы относитесь к феномену репетиторской подготовки к ВНО? В Китае в этом году репетиторство запретили, но в Украине есть голоса педагогов против него.

Думаю, до таких радикальных действий, как в Китае, у нас не дойдет. Как школьный учитель я готовил 11-классников к ВНО в течение пяти лет в школе №1 города Ромны. Мне кажется, нагрузки в течение недели достаточно, чтобы выполнять школьную программу и актуализировать какие-то моменты подготовки к сдаче ВНО. В последние годы ВНО по украинскому языку и литературе стало более интересным, потому что в нем появились задания, не требующие зазубривания или запоминания правил, но направленные на логику и критическое мышление.

Артур Пройдаков, учитель украинского языка и литературы
Артур Пройдаков

В ВНО этого года уже есть не один текст для чтения, а три текста на одну и ту же тематику, но о разных аспектах, и к ним идут вопросы о связи между текстами А, Б и В. Это побуждает ученика искать ответы, и – внимание! – к этому репетитор не подготовит. В тестах по литературе предполагается анализ поэтического текста, которого нет в программе ВНО. Это, мне кажется, классный подход.

Важно
100 лучших школ Украины. Как выглядит образование накануне больших реформ
100 лучших школ Украины. Как выглядит образование накануне больших реформ

Конечно, факты мы должны изучить, но такие задачи создают интересную, разнообразную картинку. Отличник, изучивший все правила, но которому не хватает способностей мышления, может потерять баллы на таких задачах, а ученик, что-то не изучивший, но умеющий анализировать и вчитываться, здесь может дать правильные ответы. Репетитор может готовить к ВНО, но многое зависит от готовности самого ребенка.