Мало не покажется. Почему никто на Земле не скроется от американо-китайской войны

флаги США и КНР
Фото: GettyImages.com | У США и Китая достаточно причин не доверять друг другу

Китай и Америка останутся потенциальными противниками в ближайшие десятилетия. О стратегии сторон, раскладе сил и о том, когда страны будут готовы перейти к "горячей" фазе противостояния, рассказывает Фокус.

Китайское правительство осознает, что его вооруженные силы по большей части отражают устаревшие представления середины двадцатого века, когда особое внимание уделялось массовым и низкоквалифицированным сухопутным армиям. В 2015 году лидер Китая Си Цзиньпин, который, похоже, намерен оставаться у власти неограниченное время, объявил о проведении масштабной реформы, направленной на радикальное сокращение сухопутных войск НОАК с целью повышения их качества.

Фокус перевел новый текст Себастьена Роблина — магистра конфликтологии Джорджтаунского университета, который рассказывает о предстоящем противостоянии США и Китая.

США и Китай: две сверхдержавы с беспокойством смотрят друг на друга через Тихий океан

Одна из них после десятилетий холодной войны превратилась в силу, с которой следует считаться, другая же только формируется и стремится вернуть себе региональную гегемонию. К счастью, несмотря на глубокие различия в политических системах, Китай и США по своей сути не враждебны друг другу, как в свое время Запад и Советский Союз, – взаимозависимость их экономик для этого слишком высока.

Важно
Провал США в Афганистане может подтолкнуть Китай к захвату Тайваня, — The Financial Times

Тем не менее, как показывает история, риск войны повышается, когда восходящая держава бросает вызов господствующей. Пекин и Вашингтон имеют глубокие – хотя, к счастью, не всеобъемлющие – разногласия по вопросам глобального управления. У них также достаточно причин не доверять друг другу. К счастью, есть исторические примеры относительно мирного сосуществования сверхдержав в течение длительного времени. Так, в течение столетия между поражением Наполеона и Первой мировой войной не было ни одной общеевропейской войны.

Однако баланс военных сил все же будет играть определенную роль наряду с дипломатией: например, флот, который никогда не будет воевать, сможет предотвратить войну, сдерживая возможных противников.

Сегодня Китай располагает самыми крупными вооруженными силами на планете, насчитывающими два миллиона военнослужащих Народно-освободительной армии (НОАК).

При этом Китай тратит лишь чуть больше трети от общего объема военных расходов США: в 2017 году на эту страну приходилось 13% годовых мировых военных расходов, в то время как на США, по данным SIPRI, — 35%.

Китайское правительство осознает, что его вооруженные силы по большей части отражают устаревшие представления середины двадцатого века, когда особое внимание уделялось массовым и низкоквалифицированным сухопутным армиям. В 2015 году лидер Китая Си Цзиньпин, который, похоже, намерен оставаться у власти неограниченное время, объявил о проведении масштабной реформы, направленной на радикальное сокращение сухопутных войск НОАК с целью повышения их качества.

Вооружение сухопутных и воздушных сил НОАК по-прежнему очень неоднородно, включая в себя как системы времен холодной войны, так и самые современные модели. Например, на вооружении НОАК стоят 8 000 танков, но 3 тысячи из них – это танки Тype 59 и Тype 63 образца 1950-х годов. В то же время НОАК также имеет на вооружении 500 танков Тype 99, которые по своим характеристикам схожи с очень мощными американскими M1 Abrams. Аналогичная проблема существует и в ВВС НОАК. К примеру, из 1700 самолетов примерно треть составляют устаревшие истребители J-7, а четвертую часть – современные истребители четвертого поколения J-10 и J-11, сравнимые с американскими F-15 и F-16, и даже несколько стелс-истребителей пятого поколения.

китайский танк
Танк Тype 59D
Фото: Tyg728

В отличие от китайских, американские вооруженные силы эксплуатируют более 2000 боевых самолетов четвертого поколения, к которым все чаще присоединяются стелс-модели пятого поколения. Эти новые американские самолеты теоретически имеют огромное преимущество в дальнем воздушном бою и проникновении в воздушное пространство противника.

Масштабные военные расходы Америки отражают ее технологически ориентированный подход к ведению войны, когда живые мужчины и женщины по возможности заменяются беспилотниками или управляемыми ракетами, — тем более что каждый павший американский солдат может привести к политическому кризису. Поэтому Пентагон развивает комплексные возможности разведки и связи, чтобы направлять несколько систем оружия с высокой степенью точности. Это полная противоположность использованию массового и дешевого оружия, что было типичным в прошлом, например, во время Второй мировой войны. В этой парадигме успешно развивается концепция "сетевой войны", в которой различные системы оружия обмениваются данными своих датчиков. Например, корабль может обнаружить атакующий самолет и передать данные целеуказания находящемуся поблизости истребителю, который затем использует телеметрию для запуска ракеты, не включая свой собственный радар.

Важно
Мир без мира. Вашингтон и Пекин на пороге холодной войны

Китай также с энтузиазмом принял эту доктрину, добившись больших успехов в разработке вооруженных беспилотников и развитии сетевых возможностей, чем Россия или различные европейские страны. С одной стороны, китайская промышленность все еще значительно отстает в отношении таких технологий, как реактивные двигатели, и испытывает проблемы с контролем качества. Однако, с другой стороны, она относительно сильна в области электроники и с удовольствием копирует как западные, так и российские технологии. Более того, китайские хакеры доказали свою способность искусно взламывать иностранные компьютерные системы и заниматься промышленным шпионажем, но до сих пор Пекин воздерживался от тактики манипулирования выборами, столь любимой его соседкой – Россией.

Китайский истребитель стоит на земле
Китайский истребитель J-10S
Фото: mil.ru

Исходные данные для интервенций за рубежом и обороны

В оперативном плане у НОАК и американских вооруженных сил совершенно разные потребности. США географически изолированы от своих врагов, и для борьбы с противниками или их сдерживания они используют огромную сеть зарубежных баз на шести континентах. Для этого необходимы материально-технические возможности, охватывающие весь мир, в том числе сотни транспортных самолетов, воздушные танкеры для дозаправки истребителей и транспортных самолетов в воздухе, а также амфибии и универсальные десантные корабли для переброски подразделений морской пехоты. Для поддержания этих зарубежных баз и обеспечения их топливом, персоналом и боеприпасами крайне важны прочные дипломатические союзы.

Например, возможности США в Азии в значительной степени зависят от альянсов с Южной Кореей, Японией, Сингапуром, Филиппинами, а в последнее время и с Индией.

Некоторые из этих азиатских стран, а также Западная и Центральная Европа, полагаются на вооруженные силы США для обеспечения собственной безопасности.

Китай только начинает создавать подобную инфраструктуру, при этом находясь в опасно тесном соседстве с потенциальными военными противниками – Индией, Россией и Японией. (Автор не считает, что современная Япония в ближайшее время станет агрессивной военной державой, но в китайцах еще живы воспоминания о японском вторжении). Кроме того, Пекин имеет лишь несколько военных союзов – с Пакистаном, Северной Кореей и некоторыми странами Юго-Восточной Азии. В надежде на укрепление связей Китай постепенно развивает международные институты, такие как Шанхайская организация сотрудничества и проект "Шелковый путь".

Важно
Война за Шелковый путь. Во что выльется обострение между Ираном и Азербайджаном

После захвата территорий в Гималаях в ходе короткой войны 1962 года у Китая по-прежнему напряженные отношения с Индией – страной с огромным населением, но лишь четвертью ВВП Китая. Пекин наращивает свои силы и дорожную сеть на границе с Индией, а также построил ряд баз в соседних странах, чтобы "взять Индию в окружение".

Китай также расширяет свои возможности для экспедиционных операций на дальних расстояниях, что подобает его статусу сверхдержавы. Китайские компании давно и прочно укоренились в Африке и не останаваливаются на достигнутом. Невмешательство Пекина в вопросы прав человека и коррупции снискало ему расположение многих правительств на африканском континенте.

Китайские войска отправились в качестве миротворцев в Мали, где приняли участие в боевых действиях, а недавно Китай открыл военно-морскую базу в Джибути – всего в семи милях от давно существующей там американской базы. НОАК и ВМС Народно-освободительной армии готовят силы специального назначения и морской пехоты для экспедиционных операций.

Несмотря на все это, вооруженные силы Соединенных Штатов по-прежнему имеют гораздо больший боевой опыт, особенно если речь идет о совместных, скоординированных действиях нескольких служб. Последним крупным вооруженным конфликтом НОАК было не очень успешное карательное вторжение во Вьетнам в 1979 году. Сегодня НОАК только начинает внедрять доктрину совместных операций, одновременно пытаясь преодолеть традиционализм и ограниченность военных чинов, занимающих престижное место в обществе.

Ядерная доктрина: кто решится нанести первый удар, США или Китай?

Соединенные Штаты располагают более чем в двадцать раз большим количеством ядерных боеголовок, чем Китай (согласно данным Ассоциации по контролю за вооружением, 1 350 развернутых боеголовок у США против 45 у Китая и 4 тысячи против 270 штук с учетом запасов). Это отражает более агрессивную позицию Вашингтона, который считает, что США имеют право нанести первый ядерный удар в конфликте, даже если в нападении было применено обычное оружие. (Москва занимает аналогичную позицию, утверждая, что может использовать тактическое ядерное оружие для "деэскалации" обычной войны). Китай, напротив, придерживается оборонительной ядерной доктрины, утверждая, что применит ядерное оружие только в случае ядерного удара в свой адрес.

Кто-то может не придавать особого значения этим различиям – в конце концов, доктрина не мешает стране нанести первый удар, если она этого захочет, — но в реальности наступательная и оборонительная ядерная война подразумевают разные структуры сил.

Соединенные Штаты обладают огромным арсеналом ядерной "триады".

Она состоит:

  • из подводных лодок с баллистическими ракетами (за которыми в принципе так трудно охотиться, что их невозможно остановить);
  • ядерных бомбардировщиков (полезных, чтобы намекнуть противнику на возможность ядерной атаки или поразить мобильные цели);
  • и ракетных шахт наземного базирования (будучи наименее гибкими в применении, они позволяют поразить больше мишеней и заставляют противника выделять ресурсы, чтобы атаковать их).

Такой арсенал поможет развернуть широкое наступление, лишив противника возможности ответить военными способами, а значит, больше подходит для нанесения первого удара.

В свою очередь Китай придерживается доктрины неприменения ядерного оружия, поскольку имеет на вооружении только ядерные баллистические ракеты и несколько подводных лодок с баллистическими ракетами, хотя в один прекрасный день в строй может вернуться ядерный бомбардировщик. Небольшой арсенал Китая недостаточен для нанесения первого нокаутирующего удара – вместо этого он ориентирован на сдерживание через "асимметричный ответ", угрожая ядерным уничтожением крупнейших городов противника в случае нападения на Китай. В последние годы Пекин обеспокоен расширением возможностей американской ПРО, что в конечном итоге может подтолкнуть его к увеличению арсенала.

Вашингтон и Пекин. Игра в гляделки над Тихим океаном

Соперничество США и Китая наиболее открыто проявляется в море. Американские военные корабли регулярно действуют в прибрежных водах Китая, но не наоборот. Поскольку в XIX и начале XX века морские вторжения нанесли Китаю тяжелые и унизительные удары, Пекин стремится оттеснить американский флота от пояса баз, который он называет "первой островной цепью", как можно дальше – ко второй или третьей цепям (куда входят Гавайи).

Международные воды обычно определяются как двенадцать морских миль от береговой линии страны. Однако Пекин претендует на огромные пространства Южно-Китайского моря как на свою исключительную собственность, даже если эти воды удалены от материкового Китая на сотни миль и непосредственно прилегают к другим азиатским странам. В последние годы Пекин начал создавать искусственные острова и размещать на них военные базы, чтобы подкрепить свои претензии, а также преследовать суда и самолеты, проходящие через Южно-Китайское море. Он использует обширную военно-морскую милицию, включающую сотни номинально гражданских лодок и судов, для продвижения китайской внешней политики и контроля.

Со своей стороны, ВМС США отправляют эсминцы и крейсеры на патрулирование в рамках программы "Свобода навигации", чтобы поддерживать присутствие в этих международных водах. Что еще важнее, у США есть сеть баз в Японии, Южной Корее, на Филиппинах и в Сингапуре, а также на таких островах, как Гуам и Гавайи, с которых Америку будет трудно вытеснить – если только союзы с этими странами не разрушатся.

Впрочем, Китай создал достаточный арсенал баллистических ракет наземного базирования, боевых самолетов и военно-морских судов, что позволило ему завоевать военное превосходство в прибрежных водах за последние десятилетися. Кроме того, обычные ракеты могут представлять значительную угрозу для важнейших американских авиабаз и даже для авианосцев, находящихся на расстоянии сотен миль в море.

С другой стороны, Китай только начинает догонять уникальный флот Соединенных Штатов, состоящий из одиннадцати атомных суперкораблей, каждый из которых несет десятки истребителей Super Hornet и Growler, а в перспективе – стелс-реактивные самолеты F-35B. Кроме того, каждый авианосец защищен оперативной группой боевых кораблей сопровождения, оснащенных сетевыми радарами, сонарами для обнаружения подводных лодок и противоракетной обороной.

Важно
Через год у КНР будет 4 авианосца: к чему готовится китайская армада?

В настоящее время на вооружении Китая находятся два авианосца меньшей грузоподъемности трамплинного типа, несущие небольшие истребители J-15. Но Китай планирует построить два более крупных авианосца с улучшенной системой катапультирования, а в перспективе – два крупных атомных авианосца с новыми электромагнитными катапультами. Он также наращивает флот малых и больших надводных боевых кораблей, вооруженных противокорабельными ракетами очень большой дальности, хотя и доктрина, и сенсоры для осуществления таких дальних атак, скорее всего, еще только разрабатываются.

Морской спецназ Китая
Морской спецназ Китая берет штурмом судно на учениях

Подводные флоты ВМС США и Китая также заметно отличаются. Американскому флоту приходится действовать на огромных расстояниях. В его распоряжении – от 40 до 50 ударных подводных лодок и 18 подводных лодок класса Ohio с баллистическими и крылатыми ракетами, которые могут оставаться под водой практически неограниченное время благодаря ядерной силовой установке. Китай имеет на вооружении лишь немногим более дюжины атомных подводных лодок, зато семьдесят гораздо более дешевых дизельных и тихих воздухонезависимых подводных лодок, которые подходят для операций на коротких дистанциях у побережья Китая. Многочисленные китайские дизельные и воздухонезависимые подводные лодки более шумные, чем американские или российские собратья, они все же достаточно эффективны против кораблей.

В последующие десятилетия Китай и Соединенные Штаты, вероятно, останутся потенциальными военными противниками, но при разумном регулировании отношений им не придется вести друг против друга реальную войну. Тем не менее, потенциал двух стран будет играть определенную роль в их международном восприятии и глобальном влиянии.

Об авторе

Себастьен Роблин – магистр конфликтологии Джорджтаунского университета. Был университетским преподавателем Корпуса мира в Китае. Также работал в сферах образования, редактуры и помощи беженцам во Франции и США. В настоящее время пишет о безопасности и военной истории для журнала War Is Boring.