Взаперти. Поможет ли локдаун справиться с пандемией в Украине

Фото: УНИАН

Приверженцы тотального локдауна обещают, что он разгрузит систему здравоохранения и спасет тысячи жизней. Эффективна ли жесткая мера в борьбе с пандемией, разбирался Фокус

Смысл общенационального карантина в том, чтобы слишком большое количество людей не заболели одновременно, а система здравоохранения не захлебнулась от потока пациентов, нуждающихся в госпитализации. В идеале благодаря локдауну медики и учёные выигрывают время для разработки алгоритмов лечения и эффективных средств профилактики заболеваемости, а менеджмент лечебных учреждений и структур Минздрава — для развития инфраструктуры массового тестирования и безопасных зон содержания заражённых.

Украина со своими показателями выбивается из общего ряда. Хотелось бы верить, что наша страна является счастливым исключением, но, к сожалению, более вероятным представляется то, что у нас что-то не так со статистикой

аналитик
Иосиф Зисельс

Реальность оказалась далека от планов. Тестирование для большинства граждан страны остаётся проблемным моментом. Добровольное проводится на коммерческих началах и стоит дорого для среднего украинца, а бесплатного, обещанного тем, у кого есть подозрения на заражение, нужно добиваться, посещая муниципальные поликлиники или другие неспециализированные лечебные учреждения, подвергая опасности тех, кто пришёл туда с другими жалобами. Условия содержания пациентов с подтверждённым диагнозом COVID-19 и практика лечения тоже вызывает много вопросов, а эффективной профилактики нет, по крайней мере в Украине.

Койко-места в обмен на карантин

Аналитики Киевской школы экономики ещё летом публиковали прогнозы, согласно которым в ноябре в Украине должны были ввести жёсткий локдаун. «Мы ожидали, что в первой декаде ноября количество зарегистрированных случаев заражения составит 10 тыс. По нашим расчётам, это количество создавало бы критическую нагрузку на систему здравоохранения. Прогноз предполагал, что в больницах будут заняты более 90% коек, отведённых для больных COVID-19, а значит, потребуются радикальные карантинные меры, чтобы вирус распространялся медленнее и пациенты поступали в меньшем количестве, — говорит Юрий Ганиченко, руководитель ключевых проектов Киевской школы экономики. — С количеством заразившихся мы не ошиблись, но процент занятых мест оказался ниже, чем предполагалось».

карантин, локдаун
Фото: УНИАН

Ганиченко обозначил три решения, благодаря которым Минздрав снизил показатель наполненности больниц. Во-первых, увеличили коечный фонд, отведённый для больных коронавирусом. Во-вторых, изменили условия госпитализации так, чтобы больше пациентов лечились амбулаторно: больных с теми симптомами, с которыми раньше везли в больницу, теперь оставляют дома. В-третьих, условия выписки изменили так, чтобы сократить сроки содержания пациентов в лечебном учреждении, — выписывать стали раньше. Таким нехитрым способом удалось заменить тотальный общенациональный карантин промежуточной ограничительной мерой, карантином выходного дня. Решение спорное. Чем обернётся изменение условий госпитализации, ещё неизвестно. Амбулаторное лечение малоизученной болезни — это серьёзный риск, да и контролировать контакты заражённого в таких условиях почти невозможно. Ранняя выписка может привести к самым печальным последствиям, если возникнут опасные осложнения, что совсем не редкость для переболевших коронавирусом. 

Опасность полумер

Аналитики, определяющие будущее количество инфицированных и умерших от COVID-19 с помощью математического моделирования развития пандемии, пока не публикуют внятных ответов на вопрос, каких именно результатов следует ожидать от карантина выходного дня. Все, к кому с этим вопросом обращался Фокус, сослались на то, что оценка весомости новых факторов, влияющих на интенсивность социального контакта, требует времени, некоторые даже пообещали выдать обновлённый прогноз недели через две, когда станет понятна общая динамика изменения показателей. Зато расчёты вероятных последствий общенационального карантина, если бы его ввели в ноябре, у некоторых есть. К примеру, специалисты Киевской школы экономики утверждают, что количество смертей от коронавируса к концу года составило бы 20 тыс., подтверждённых диагнозов — 600–700 тыс., а суммарное количество заболевших, учитывая бессимптомные случаи, — около 2 млн [последний показатель рассчитан исходя из того, что в среднем в мире система тестирования выявляет до 30% случаев заражения COVID-19].

Если бы первый локдаун продлили на месяц и держали государственную границу закрытой, распространение COVID-19 в Украине могло бы вовсе остановиться

«Некоторые выводы об эффективности повторного введения карантина можно сделать, изучая опыт других европейских стран, — говорит Юрий Ганиченко. — В середине октября некоторые из них показали взрывной рост заболеваемости, в частности Бельгия, Чехия. За две недели количество заражённых увеличивалось в два-три раза. В первых двух уже в начале ноября заново ввели локдаун, и вот уже две недели обе страны демонстрируют стабильное снижение показателей. Ещё есть печальный пример Румынии, которая «играет» с частичными ограничениями. До недавнего времени темпы распространения вируса там были примерно такие же, как в Украине, а в начале ноября пошёл всплеск, и за последние две недели цифры удвоились. У нас картина пока выглядит более благополучно — рост всего на 25% в неделю».

Тактические ошибки

Независимый аналитик Иосиф Зисельс уже девять месяцев в свободное время рассчитывает и сравнивает динамику распространения пандемии в 57 странах. Он заметил, что цифры, которые показывает Украина, значительно ниже тех, что зафиксированы у западных соседей со схожей демографией. «Мы выбиваемся из общего ряда, хотелось бы верить, что наша страна является счастливым исключением, но, к сожалению, более вероятным представляется то, что у нас что-то не так со статистикой. Если так, то Украина — не уникальный случай, есть ещё несколько стран, чья статистика вызывает серьёзные сомнения, к примеру, ряд восточных стран с авторитарным стилем управления», — подчёркивает Зисельс.

карантин, локдаун
Пострадавшие. Только-только ресторанный бизнес начал оправляться после весеннего шока, как по нему ударил новый карантин
Фото: УНИАН

Оценивая эффективность карантина как меры борьбы с пандемией, аналитик сравнивает Австрию и Швецию. Географическая близость, схожие климатические условия, небольшая разница в демографических показателях, а также сопоставимые уровни развития экономики позволяют считать такое сравнение показательным. В Швецию коронавирус пришёл позже, чем в Австрию, так что у менеджеров системы здравоохранения был запас времени на подготовку инфраструктуры к наплыву пациентов во время эпидемии. Швеция — одно из немногих государств, не закрывшихся этой весной на карантин. Сейчас она — одна из четырёх стран Европы, которые до сих пор не прошли пик первой волны, то есть с начала пандемии до сегодня продолжается неуклонный рост, спада не было даже временного. По состоянию на 11 ноября там было 162 240 заражённых, 155 654 больных — в активной фазе, то есть до сих пор очень мало выздоровевших, 6057 случаев летального исхода. В Австрии количество инфицированных почти такое же — 164 866, зато летальных случаев в несколько раз меньше — 1499, а больных в активной фазе по состоянию на 11 ноября — 64 704, то есть выздоровевших гораздо больше. «При этом темпы падения экономики во время пандемии в Швеции и Австрии отличаются всего на 1%, то есть с экономической точки зрения шведы мало что выиграли, отказавшись от карантина, зато понесли существенные потери в человеческих жизнях, — говорит Зисельс. — Вероятно, они недооценили взаи­мозависимость разных национальных экономик и слишком положились на специфику менталитета. Сами шведы действительно очень законопослушны, неукоснительно следуют предписанным ограничениям даже без локдауна и без всяких эпидемий склонны поддерживать социальную дистанцию. Но в стране живут представители других культур, мигранты составляют 25% населения. Они обитают преимущественно на густонаселённых окраинах больших городов и выполняют работу, предполагающую взаимодействие с другими людьми, в торговле, сфере обслуживания и т. д.».

В таблицах Зисельса есть страны, которые обошлись без локдауна, но относительно благополучно прошли первые волны пандемии. Это, к примеру, Япония. «В островных странах вроде Японии, Новой Зеландии и Австралии ситуация лучше: там, где нет сухопутных границ, проще контролировать пассажиропоток из других государств», — подчёркивает аналитик. В Европе сложно повлиять на путешественников, проблематично проконтролировать обязательность тестирования при пересечении автомобильных границ. Это одна из серьёзных проблем, препятствующих локализации эпидемии. В любом случае лучше всего там себя чувствуют Австрия, Германия и Швейцария, которые вовремя ввели гибкий общенациональный карантин.

Сослагательное наклонение

«Если бы первый локдаун, который наша страна переживала этой весной, продлили ещё на две недели, после 25 мая количество заболевших снизилось бы почти до нуля, но снова начало бы расти вскоре после отмены ограничений, а если бы продлили на месяц и держали государственную границу закрытой, распространение COVID-19 в Украине могло вовсе остановиться», — полагает Владимир Паниотто, генеральный директор Киевского международного института социологии. В марте и апреле он регулярно публиковал в «Фейсбуке» собственные прогнозы распространения коронавируса, основанные на официальной статистике предыдущих периодов. Они всегда были близкими к реальным показателям.

Амбулаторное лечение малоизученной болезни — это серьёзный риск, да и контролировать контакты заражённого в таких условиях почти невозможно

Социолог использовал простую математическую модель, более примитивную, чем ту, что построила аналитическая группа, работавшая при Минздраве, но на поверку его расчёты оказались более точными. «Распространение любого вируса, как и многие другие процессы, развивающиеся во времени, можно отразить с помощь s-образной кривой на двухмерном графике, где одна ось — время, а другая — количество зафиксированных случаев. Продлевая кривую, можно узнать, сколько новых заражённых появится в будущем, если условия, в которых живут и взаимодействуют люди, останутся без перемен, — объясняет Паниотто. — Изменения карантинного режима или других факторов, влияющих на распространение вируса, меняет кривизну графика. Конечно, после ослабления ограничительных мер 25 мая это была уже совсем другая кривая, но если бы условия остались прежними, в начале лета в Украине могло уже и не быть коронавируса. К слову, результаты исследований нашего института говорят о том, что 80% населения страны готовы были провести в карантине ещё месяц».