Свергнуть "Бацьку". Кто может составить конкуренцию Лукашенко на выборах

  • Юрий Божич
Свергнуть "Бацьку". Кто может составить конкуренцию Лукашенко на выборах

Фото: Getty Images

Протесты в Беларуси демонстрируют небывалый всплеск политической активности граждан страны. Но они не гарантируют, что президентские выборы 9 августа приведут к концу эпохи Александра Лукашенко. Фокус рассказывает, какие реальные шансы на победу у нынешнего президента и как он борется со своими конкурентами

Cтарт президентских выборов в Беларуси совпал с экономическим кризисом, вызванным не только ссорой с Москвой и удорожанием углеводородов, но и разгулом коронавируса. Странная стратегия борьбы с ним, продемонстрированная Александром Лукашенко, почти цинизм, с которым он отзывался о первых жертвах COVID-19, добавили белорусскому обществу негодования. Акции сбора подписей за кандидатов в президенты вылились в демонстрацию протеста, получившую название антилукашенковской "революции тапок".

"Саша 3%". Насколько правдив мем 

У представительниц прекрасного пола в Беларуси новая маникюрная мода. В разгар политических страстей на ногти теперь наносят надпись: "Я/мы 97%". Красный и белый цвета присутствуют, отсылая к флагу Белорусской Народной Республики, который современная Беларусь примеряла в 1991–1995 годах. Но всё-таки главное тут — проценты. Те, кто выступает против надоевшего Александра Лукашенко, правящего 9-миллионной страной 26 лет и готового пойти на свой шестой президентский срок, утверждают, что рейтинг его поддержки в обществе — всего 3%. Остальные 97%  против.

В разных вариациях эта пропорция обыгрывается в медийном поле республики. «Хартия’97», новостной интернет-портал, одно­имённый с правозащитной общественной инициативой, возникшей в конце 1990-х, теперь называется "Хартия’97%". Куда бы Лукашенко ни приезжал, активисты к этому событию наносят на здания, заборы, киоски и автобусные остановки пресловутые 3%. На досках объявлений можно увидеть "креатив" — изображение перечёркнутой батарейки, заряда в которой осталось то же ничтожное в процентном измерении количество. А ниже "резюме": "Саша сядет". Начали даже выпускать майки с надписью "Психоз 3%". Житель столицы Тарас Тельковский выиграл Кубок Минска по бегу на 1500 м под номером "97 percent". Победу посвятил всем политическим заключенным, выразив надежду на то, что "под 97% в этом году будет новый рекорд для всей страны".

Опыт подавления у Лукашенко есть. Сейчас многое будет зависеть от того, насколько массовыми будут протесты в день выборов или чуть ранее

Манипуляции с магическими цифрами смахивают на сеанс коллективного самогипноза, когда общество пытается себя убедить в монолитном единстве, а заодно — в политической зрелости и готовности сбросить авторитарный режим. То самое общество, представители которого, по словам белорусского блогера Игоря Драко, до недавнего времени оставались "идиотами" — в том значении, в каком это слово употреблялось в Древней Греции, маркируя людей, живущих частной жизнью и не интересующихся общественной.

Если к этому добавить многолюдные акции, в которых цепочки людей растягиваются на километры (как это было в Минске), а проезжающие по улицам автомобили приветственно им сигналят, то и впрямь может сложиться впечатление, что Лукашенко — чуть ли не единственный, кто поддерживает нынешнего президента Беларуси. Жёсткий лозунг "Стоп, таракан, Но пасаран!" продолжает логику этой неравной борьбы.

Но так ли едины белорусы в своем стремлении?

Компания Tazeros Global Systems, работающая с большими данными, на днях рассчитала рейтинг кандидатов в президенты РБ, включая Лукашенко. Аналитики основывались на данных 6,93 млн белорусских уникальных пользователей — реальных людей, так или иначе представленных в социальных сетях. Это ни много ни мало более 2/3 населения страны, если принять во внимание, что в январе текущего года Национальный статистический комитет обнародовал общую цифру граждан республики: 9,4 млн человек. Эксперты, прошерстив информационное пространство за последние три месяца, были щепетильны и исключили из выборки юзеров без аватарок и осмысленных публикаций. Итог таков. Переизбрание Александра Лукашенко поддерживают 3,8% изученной аудитории — 263 тыс. человек. 62,6%, или 4,3 млн человек, за то, чтобы Лукашенко ушёл. 72% пользователей, почти 5 млн человек, согласны проголосовать за любого кандидата, кроме действующего главы государства. 14,1%, без малого 1 млн человек, готовы участвовать в акциях протеста.

При таких раскладах кажется, что Лукашенко следует собирать чемоданы и подыскивать себе страну для эмиграции. Однако те, кто знаком с белорусской ситуацией изнутри, предостерегают от игр с цифрами и чрезмерного энтузиазма.

Обозреватель белорусской службы Радио Свобода Юрий Дракохруст, кандидат физико-математических наук, предпочитающий экзальтации точность,  в середине июня сделал некоторые выводы об общественной поддержке Лукашенко, опираясь на данные опросов, опубликованных изданием "Наша Ніва". Как могло появиться на свет исследование, которое якобы провёл Институт социологии НАН в марте — апреле нынешнего года, сказать трудно, поскольку сегодня в Беларуси запрещены опросы общественного мнения, включая онлайн. Сам Институт приведённую информацию не подтвердил, но и не опроверг. Тем не менее цифра там "плавает" такая: 24% минчан доверяют действующему президенту. Если учесть, что в столице не любят Лукашенко сильнее, чем в провинции, то, опираясь на социологические корреляции прежних лет, можно выйти на примерную цифру поддержки нынешнего правителя — 30%.

"Лично мне эти вычисленные 30% представляются более реальными, чем пиарные 3% предвыборной пропаганды, — пишет Дракохруст. — Сила действующей власти не только в подлых (личное мнение) уголовном деле против Сергея Тихановского и погроме Белгазпромбанка, но и в этих добрых 30% реальной народной поддержки. Из кого они складываются? В Беларуси более 20% крестьян. А им Лукашенко ближе культурно, ментально". 

Вдобавок есть пенсионеры (почти четверть страны). Есть корпус чиновников, опасающихся потерять рабочие места с приходом новой власти. В целом набирается приличная критическая масса. Так что, считает Дракохруст, "мемы с мизерным рейтингом — грамотный пиар. Но, по существу, это неправда". 

Если Дракохруст прав (а скорее всего, так и есть), тогда «лёгкой прогулки» 9 августа, в день выборов, ждать не приходится. 

Кто против "Бацьки"? 

Изначально 55 кандидатов подали заявки на соискание президентского кресла — вдвое больше рекордного показателя 2001 года. Однако недели, которую белорусский ЦИК после объявления 8 мая даты выборов отвёл на регистрацию инициативных групп, многим не хватило. Справиться с задачей смогли лишь 15 человек. А на днях Центризбирком объявил о том, что собрать 100 тыс. подписей в свою поддержку удалось семи кандидатам. Остальные сошли с дистанции. 

Разбудивший страну. Блогер Сергей Тихановский на митинге по сбору подписей в поддержку оппозиционных кандидатов 

Из этой семерки только троих называли потенциально опасными для Александра Лукашенко. Вернее, даже двоих. Потому что третьего, гомельского видеоблогера Сергея Тихановского, арестовали на одной из акций по сбору подписей, устроив неуклюжую провокацию с женщиной, которой он якобы не ответил на какой-то вопрос, и картинно упавшим полицейским. Так что теперь всю ношу ответственности от участия в предвыборной гонке пришлось взвалить на себя его супруге Светлане.

Аналогов Тихановскому в Украине найти трудно. По влиянию на аудиторию его сравнивают с российским Навальным. Называют даже польским Валенсой, но это, по-видимому, тот кредит, который ему будет сложно вернуть с учётом нынешних реалий. Популярность ему принес YouTube-канал "Страна для жизни". Там Тихановский интервьюировал простых людей, а они откровенно рассказывали о проблемах: плохие дороги, разваленные колхозы, низкие зарплаты и пенсии. География его поездок по стране удивительным образом создала географию протеста, далеко выходящего за пределы Минска и крупных городов. Как пишет читатель Telegram-канала "Баста!": он "вдруг прилетел в наше болото со своим каналом "Страна для жизни", со своими живыми стримами и дал джазу своей энергией. И потекло вниз всё чёрное отовсюду, и на мгновение все вдохнули чистый воздух правды. Он умница, он Геракл".  

Если учесть поле потенциальной электоральной поддержки для Лукашенко, о которой говорил Юрий Дракохруст, то, по-видимому, именно Тихановский мог стать главным "убийцей" голосов "Бацьки". Именно он первым и пострадал. В борьбу пришлось вступить его жене. Харизмы и напора мужа у неё нет, сама она называет себя домашней и стеснительной. Как поведёт себя дальше — не уверена. "Думаю, что продолжу. Но пока не знаю. Думаю, что да", — сказала она русской службе Би-би-си.

Понятно, что оппозиционеры объявили Тихановского политическим заключённым, и это стало первым случаем, когда на демонстрации с требованием освободить видеоблогера вышли люди в разных уголках страны. В Брюсселе также призвали Минск освободить его, назвав обвинения против задержанного необоснованными.

В соседней Польше есть некоторые сомнения в отношении фигуры Тихановского. Тамошнее издание Onet пишет: "Он занимался в России бизнесом и несколько лет жил в Москве. Она бывает целью эмиграции, но прозападные белорусские оппозиционеры уезжают отнюдь не туда". Ежи Марек Новаковский, бывший советник премьер-министра Польши по политическим вопросам, в связи с этим выразился так: "Варшаве не следует поддерживать пророссийскую оппозицию только потому, что Лукашенко не демократ".

Те, кто выступает против надоевшего Александра Лукашенко, утверждают, что рейтинг его поддержки в обществе — всего 3%. Остальные 97% против

В число тех, кого ещё, по мнению поляков, желательно не поддерживать, вошел Виктор Бабарико — кандидат, которому удалось собрать рекордные для оппозиционера 435 тыс. подписей, а также инициативную группу 9 тыс. человек. Это лишь на 2 тыс. меньше, чем у Лукашенко. Административный ресурс Александр Григорьевич использовал, конечно, на всю катушку, но ставку сделал не на количество членов в группе, а на число подписей — 2 млн. Правда, в обоих случаях речь идёт не о цифрах, озвученных ЦИК, — информация исходит из команд кандидатов. 

Бабарико 20 лет руководил Балгазпромбанком — белорусским филиалом Газпромбанка, принадлежащего российскому Газпрому. В Польше это вызывает тревогу. Зато в самой Беларуси говорят, что экс-банкир мог бы стать фигурой, которая устроит и Россию, и Запад. 

Новый опыт. Владимир Бабарико после 20-летнего руководства  Балгазпромбанком решил побороться за кресло президента

Тревогу, как несложно понять, банкир вызывал и у Лукашенко. Чтобы избавить президента от сомнений, в столичный офис Балгазпромбанка нагрянули силовики в масках. Произвели обыск. Позже КГБ Беларуси подтвердил факт предъявления обвинений Бабарико и его сыну Эдуарду, отказавшись, правда, назвать статью УК. Лукашенко после этого призвал не поддаваться на уловки "шарлатанов" и в очередной раз объявил себя спасителем Отечества: "Если бы мы этим ворюгам за годы своей независимости крылья не подрезали, мы бы сегодня построили олигархическое государство и стояли бы на коленях".

Работа, конечно, топорная. Вряд ли кто-то, кроме завзятых сторонников сегодняшнего главы государства, во всё это поверит. Но такие подходы — в традициях нынешней власти. Зловещие образы "врагов народа", расхитителей собственности и прочих подрывных элементов — это то, что всякий раз вбрасывается в общественное сознание силовиками через официальные СМИ. Абсурд разоблачений в некоторых случаях достигал уровня параноидального бреда. Один только террорист, который якобы собирался в 2017-м при помощи дохлой крысы, вымоченной в ведре воды, отравить городской водопровод, чего стоил. Власть просто демонстрирует сегодня, что не собирается отказываться от этих заплесневелых приёмов.

Сам Бабарико еще до ареста подчеркивал, что идет в президенты, чтобы быть менеджером: "Есть лидер великого народа, которому временно предоставлена возможность представлять интересы этой нации. И есть пастух, у которого есть сторожевые собаки и у которого есть овцы и бараны. Это две совершенно разные модели поведения». Варианты политических трансформаций в стране Бабарико видит так: "Либо мы как европейские люди, как самая мирная нация сделаем нашу революцию надежды мирной, как это сделали в Чехии, во многих других странах, или — я очень не хочу этого — [вариант] "Чаушеску". 

Сможет ли Бабарико принять участие в выборах? Сказать трудно. Сейчас у всех семерых кандидатов ЦИК проверяет подписи. Если на этом этапе экс-банкира не снимут, тогда он участник выборов, сидящий в СИЗО. Как он будет вести оттуда свою кампанию — непонятно. 

Третий кандидат, пока еще остающийся на плаву, — Валерий Цепкало, дипломат, создатель "Парка высоких технологий" (белорусской Кремниевой долины) и бывший помощник нынешнего президента. Лукашенко, по его ироничному замечанию, хорошо разбирается в том, сколько поросят рожает одна свиноматка, однако стране следует оставить этого президента на его хуторе и двигаться дальше. Отставному правителю, по мнению Цепкало, следует предоставить право "вести жизнь нормального гражданина". За государственный счет. И даже с охраной.

Конкурент №3. Валерий Цепкало считает, что после отставки Лукашенко имеет право "вести жизнь нормального гражданина".

Мемы с мизерным рейтингом Лукашенко, являющиеся грамотным пиаром, могут быть далеки от правды. И реальная поддержка нынешнего правителя может достигать 30%

И к Бабарико, и к Цепкало настороженное отношение у традиционной белорусской оппозиции. Дмитрий Бондаренко, координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь», говорит, что для него эти люди — "инопланетяне": "Цепкало при всей своей риторике вдруг заявил, что первые десять лет диктатора Лукашенко были прекрасными. Он доволен тем, что происходило, хотя именно в это время были убиты его коллеги по команде Лукашенко на выборах 1994 го­да — генерал Юрий Захаренко, Виктор Гончар и другие. Это очень странное заявление. Именно в те десять лет была заложена основа и построена тоталитарная система колхозной диктатуры. Что касается Виктора Дмитриевича Бабарико, то этот человек прекрасно себя чувствовал во время правления Лукашенко. В 2010 году, когда вся страна и весь мир обсуждали, что происходит в Беларуси, голоса Бабарико мы не слышали".

Тем не менее тому, кто хочет "свержения" Лукашенко, ставку придется делать именно на эти фигуры. Они куда весомее, чем остальные. Обоих — и Бабарико, который в СИЗО, и Цепкало, который пока на воле, — могут оставить за периметром президентской гонки. Однако тут есть некоторая опасность. Артем Шрайбман, белорусский политический обозреватель, полагает, что если того же Бабарико не зарегистрируют кандидатом (например, из-за проблем с декларацией о доходах), то это спровоцирует всплеск протестной активности. "Базовая ошибка власти в том, что она недооценивает размах недовольства и политизации в обществе, — пишет он. — Силовикам и их начальству кажется, что если дать по рукам сотням самых активных, то тысячи потенциально активных замолчат. Но речь сегодня идёт о совершенно других размерах протестных настроений". 

Ситуация весьма тревожная. Как подчеркивает Шрайбман: "Сегодняшняя динамика конфронтации слишком легко может привести туда, где страна ещё не была, — к реальной крови и, возможно, с обеих сторон".

Власть уже продемонстрировала склонность к насилию против собственных граждан, ведущих себя вполне мирно и славящихся, по словам белорусского журналиста Александра Класковского, тем, что «даже во время акций протеста пересекают колонной улицу сугубо на зелёный свет". Примеры, на которые как на ориентир не так давно указал Лукашенко, не оставляют сомнения в том, какие рычаги он намерен задействовать для удержания власти: "Никто не знает, как мой друг Рахмон с пулеметом наперевес ходил в столицу Таджикистана Душанбе, чтобы навести порядок, сколько погибло там людей, как с бородачами боролись. Забыли, как бывший президент Каримов в Андижане подавил путч, расстреляв тысячи человек. Все осуждали его, а когда умер — на коленях стояли, рыдали-плакали. Мы этого не пережили, поэтому мы этого понимать не хотим — некоторые. Ну так мы напомним". 

Опыт подавления у Лукашенко есть. В декабре 2010 года, когда вечером после президентских выборов к зданию правительства вышли примерно 40 тыс. человек, он отдал приказ применить силу. Сейчас многое будет зависеть от того, насколько массовыми будут протесты в день выборов или чуть ранее. Тогда, собственно, и выяснится, отвечает ли действительности пропорция 97:3. И то, насколько белорусы готовы брать власть в свои руки ценой больших жертв. Возможно, куда более кровавых, чем это бывало во всей новейшей истории Республики Беларусь.