Поверните направо. Почему партии националистического толка теряют электоральный вес и каковы их перспективы на выборах

2019-05-22 16:00:00

1240 213
Поверните направо. Почему партии националистического толка теряют электоральный вес и каковы их перспективы на выборах

Фото: Getty Images

Проблема националистов прежде всего в том, что в последнее время правый спектр разросся до значительных размеров и входящие в него политические силы топчутся на одном и том же электоральном поле

То, что во втором туре президентских выборов 73% избирателей отдали голоса стерильному с идеологической точки зрения Владимиру Зеленскому, еще не означает категорического отказа от украинских "мови, віри, армії", полагают опрошенные Фокусом эксперты. Это больше свидетельствует о неприятии прежнего президента, чем о равнодушии украинцев к национальной идентичности. Хотя и не отменяет наличия в условном "правом секторе" проблем, которые входящие в него политсилы должны решить, если не хотят вновь остаться за стенами парламента.

"Красное и черное": новое прочтение

Единый кандидат в президенты от националистических партий и движений Руслан Кошулинский набрал на прошедших выборах 1,7% голосов. Это ненамного больше результата, полученного лидером партии "Свобода" Олегом Тягнибоком на выборах 2014 года, — 1,16%.

От выборов до выборов кандидат в президенты от националистов получает свои 200–300 тыс. голосов. Взять больше не удается. "Возможно, общество не готово увидеть во главе государства националиста, а возможно, дело в том, что у националистов нет тех ресурсов, которыми владеет олигархат", — говорит Фокусу Василий Лабайчук, заместитель главы партии "Правый сектор". Кроме того, по его мнению, электоральное поле националистов составляют очень прагматичные и политически подкованные граждане, которые, зная, что шансов у Кошулинского немного, поддерживали других кандидатов, в первую очередь — Порошенко. "Он провозглашал лозунги, близкие националистам, да и вся его кампания была построена таким образом, чтобы опираться на нашего избирателя", — говорит Лабайчук. В принципе, отмечает он, "одалживать" своего избирателя другим политикам нацио­налистам не жалко: "Нам важно, чтобы наши идеи реализовывались, и неважно, чьими руками".

Однако проблема националистов прежде всего в том, что в последнее время правый спектр разросся до значительных размеров и входящие в него политические силы топчутся на одном и том же электоральном поле.

15 лет тому назад, в начале президентства Виктора Ющенко, секторальное деление партий было более идеологичным. Отмечались левый фланг с социалистами и коммунистами, "центр", представленный, помимо прочего, национал-демократами из числа "Нашей Украины", и правый фланг, состоящий из немногочисленных ультраправых образований. Партия "Свобода" властвовала тогда на правом фланге практически безраздельно. Ведь УНА-УНСО стали уже забывать, а "Правый сектор" и "Национальный корпус" созданы еще не были.

Прежняя монополия "Свободы" на правую идеологию разрушена. Лозунги и риторику националистов стали перенимать другие. То, за что раньше боролись правые, присутствует даже в государственной политике

Но со временем монополия "Свободы" на националистическую идеологию разрушилась. Лозунги и риторику, которые когда-то были наработкой националистов, стали перенимать другие. "Ныне эту риторику взяли на вооружение политики, которых принято называть "проукраинскими" и "проевропейскими". То, за что раньше боролись правые, присутствует даже в государственной политике. Правым силам необходимо искать новые смыслы, производить ребрендинг, отличающий их от всех прочих — и партий, и политиков, паразитирующих на том, что было отличительной чертой правых еще пять лет назад", — убежден Виталий Бала, директор Агентства моделирования ситуаций. При этом эксперт подчеркивает: говорить, что правая идея теряет электоральную привлекательность, преждевременно.

Более того, именно то, что национализм пришелся по вкусу многим, свидетельствует в пользу его живучести. "Правая идея не утратила актуальности — она растеклась по партиям, — комментирует Богдан Петренко, заместитель директора Украинского института исследования экстремизма. — Патриотизм и национализм, которые когда-то приходилось отстаивать как крайность, сместились к центру и стали чуть ли не сутью государственной политики. То есть маргинес стал мейнстримом. Чтобы проявить себя, правым остаются лишь экстремистские действия — необязательно насильственные, но достаточно яркие. На действия все еще сохраняется спрос. Лозунги типа "Украина для украинцев" сегодня уже не подкупают — людям нужен экшен".

Не словом, а делом

То, чем когда-то "Свобода" повергала обывателя в шок и трепет (факельные шествия в день рождения Бандеры), сегодня не производит должного впечатления. "Правый сектор", рожденный Майданом, оказался радикальнее "Свободы", а ультраправая С14, взявшаяся вершить уличное правосудие, — радикальнее "Правого сектора".

Еще более убедительно проявил себя в качестве движущей силы акций прямого действия "Национальный корпус" со своим боевым молодежным крылом "Национальные дружины". Представители этих структур утверждают, что их не связывает ничего, кроме общего боевого прошлого, — костяк "Нацкорпуса" и "Нацдружин" составляют выходцы из подразделения спецназначения Национальной гвардии "Азов". Однако большие различия между ними найти трудно. Идейный вдохновитель обеих организаций — Андрей Билецкий, у них один и тот же логотип и они вместе участвуют в уличных акциях.

Требования, которыми сопровождаются эти акции, казалось, должны находить поддержку у значительной части общества. Речь идет о наказании коррупционеров, снятии депутатской неприкосновенности, расследовании нападений на активистов. Но на электоральной поддержке это почему-то не отражается. "Парадокс этой политической силы в том, что, будучи сильными с точки зрения организации акций протеста и возможности мобилизовать на них активных участников, в электоральном смысле она аутсайдер", — отмечает Владимир Фесенко, руководитель Центра прикладных политических исследований "Пента".

Предпочитает уличные действия конкуренции в избирательных бюллетенях и другая праворадикальная организация — С14. Возникшая в 2010 году, эта организация участвовала в антизастроечных акциях, происходивших в Киеве, сотрудничала с футбольными ультрас, была причастна к нападению на таборы ромов, а накануне президентских выборов-2019 отличилась участием в стычках с полицией. После чего министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что С14 сотрудничает со Службой безопасности Украины.

Стоит отметить, что в адрес самого Авакова не раз звучали обвинения в контролировании "Национального корпуса". Но глава МВД их категорически опровергает. Отрицает связь своей организации с министром внутренних дел и Андрей Билецкий. Что не мешает многим наблюдателям утверждать: представители властной элиты нередко используют националистические формирования в своей подковерной борьбе.

Останется только один

Эксперты уверены: результат на президентских выборах замглавы "Свободы" Руслана Кошулинского — "потолок" кандидата от "классической" националистической партии. То же касается и выборов парламентских: есть планка, выше которой правые силы не прыгнут, утверждает Алексей Гарань, научный директор фонда "Демократические инициативы".

Единственное исключение, уточняет он, было в 2012 году, когда на выборах в Верховную Раду "Свобода" набрала 10,44% голосов. К прошедшим тогда по ее партийному списку 25 депутатам присоединились 12 членов партии, победивших в мажоритарных округах, и "Свобода" сформировала фракцию из 37 человек.

Секрет тогдашнего успеха "Свободы" состоял в том, что общество хотело видеть альтернативу президенту Януковичу и его соратникам во власти, считает Алексей Гарань. "На тот момент логика многих избирателей была такой: да, мы не электорат "Свободы", но мы хотим, чтобы эта партия прошла в парламент и дала всем перца, а прежде всего — регионалам", — говорит политолог. И действительно, в 2012 году за партию "Свобода" голосовали далеко не только приверженцы националистических взглядов. Более того, по данным социологов, среди 10% избирателей, отдавших за нее голоса, 3% были русскоговорящими.

Победят ли правые силы на грядущих парламентских выборах, будет зависеть от того, захочет ли социум очередного "наведения порядка". Но есть еще одно обстоятельство, которое может этому поспособствовать. По мнению социологов, если бы на парламентских выборах 2014 года "Свобода" и "Правый сектор" объединились, то преодолели бы проходной барьер. Судя по всему, залог успеха правых сил на выборах в Верховную Раду, которые должны состояться осенью этого года, — именно в объединении.

Нациеобразующий герой. 110-летие со дня рождения идеолога украинских националистов Степана Бандеры в Украине отметили на государственном уровне

Препятствием к их союзу может стать отсутствие партийных блоков в действующем избирательном законодательстве. Если закон о выборах в этой части не изменят, то единственным способом попасть правым силам в парламент остается создание единой партии. Объединение националистов в единую силу под флагами "Свободы" допускал раньше один из ее руководителей Игорь Кривецкий.

Рано или поздно, считают эксперты, начнется процесс укрупнения националистических сил, и победа в "тендере" на правую идеологию достанется кому-то одному. В этом убежден политолог Андрей Золотарев. "Электорат правых "подъел" Петр Порошенко. И если он и далее будет активно играть в политике, то на парламентских выборах правых ждет фиаско — хотя бы потому, что их ниша не превышает 10%. Для "Свободы" и "Нацкорпуса" просто не останется места. Поэтому выиграет кто-то один — либо Порошенко после апгрейда его политсилы, либо "Свобода", — прогнозирует Золотарев.

Впрочем, электоральные перспективы последней он оценивает скептически. И признается: "Я бы поставил на "Нацкорпус" — в эту политическую силу были действительно закачаны немалые ресурсы. Все остальное — "ДІЯ" Яроша, "Правый сектор" — не идет ни в какое сравнение".

Пока слияние "Нацкорпуса", "Правого сектора" и других правых партий со "Свободой" видится маловероятным. По крайней мере, в разговоре с Фокусом представители националистического движения такую возможность отрицали. Памятуя о том, как в свое время ряд партий растворился в "Нашей Украине", сегодня ни одна из политических сил правого лагеря не спешит жертвовать своим партийным брендом.

В поисках новой идентичности

Кроме высокой конкуренции и раздробленности у правых сил есть еще одна проблема. Она состоит в слишком однобоком понимании патриотизма. "Большинство кандидатов в этой кампании делали ставку на идеологическую составляющую, а выиграл тот, у кого идеологии не было как таковой. Месседжи Порошенко были похожи на те, которые сработали в 2004-м и 2014 году, но за это время политическая нация прошла этап трансформации", — говорит Игорь Рейтерович, руководитель политико-правовых программ ОО "Украинский Центр общественного развития".

Почему же "идеологические" кандидаты вдруг уступили место "неидеологическому"? И можно ли винить в этом "плохой", то есть несознательный и безразличный к своей стране электорат? Публицист Евгений Якунов оценивает поражение Порошенко и правых патриотов не как крах украинской национальной идентичности, а как отражение потребности общества в справедливости. Справедливости в применении закона (доброчестные судьи, борьба с коррупцией, отмена депутатской неприкосновенности) и справедливости в распределении национального продукта (обоснованные коммунальные тарифы, ликвидация монополии в бизнесе, преодоление разрыва в доходах между народом и элитой). По сути, "справедливое государство", опирающееся не только на духовные, но и на материальные ценности, может стать той новой идентичностью, которая объединит современную украинскую нацию.

Но по другую сторону баррикад такую точку зрения отвергают как обывательскую. "Национализм предлагает путь борьбы и лишений в интересах потомков, в то время как большинство народа — обыватели, которые хотят хорошей жизни здесь и сейчас", — комментирует Фокусу Елена Белозерская, офицер ВСУ, бывший член руководства партии "Правый сектор". Кандидат, который будет говорить им правду о том, что, даже если начнет делать все правильно на следующий день после его избрания, наша страна будет нищей еще как минимум 20 лет, не наберет и полпроцента голосов, убеждена Белозерская. "Люди в основной своей массе голосуют за приятную для них виртуальную реальность", — отмечает она.

В правом лагере рассчитывают на то, что маятник электоральных предпочтений, качнувшись на последних президентских выборах в сторону "виртуальной реальности", к осени окажется в противоположной точке. И в обществе возникнет потребность не столько в новых лицах, сколько в сильных и решительных политиках, способных обеспечить отпор внешней агрессии и навести порядок внутри страны. Националистическим партиям останется лишь убедить избирателей в том, что в их рядах есть такие политики, попутно решив проблемы, накопившиеся на правом фланге.

Loading...