Вторая Карабахская война. Как Азербайджан и Армения "обнулили" плохой мир

  • Антон Печенкин

В Нагорном Карабахе впервые с 1994 года идут полномасштабные военные действия. Как разгорался давно "замороженный" конфликт, рассказывает Фокус.

Тлеющий конфликт в Нагорном Карабахе, начавшийся еще в конце 80-х, переходит в фазу открытой армяно-азербайджанской войны. Стороны объявили мобилизацию, ввели военное положение и активно отчитываются о потерях и подбитой военной технике противника.

После 1994 года, когда было достигнуто соглашение о перемирии и фронт превратился в постоянную линию разграничения, периодически случались эскалации (последние — в апреле 2016 и июле 2020 года). Но сейчас стороны возвращаются к состоянию открытой полномасштабной войны. 

Фокус разбирался, почему на Закавказье разгорелся старый “замороженный” конфликт — вопреки многолетним попыткам урегулировать ситуацию.

Войска не накапливали, первыми не начинали

Началу открытых военных действий в воскресенье предшествовало нарастание напряженности.

Между странами нет дипломатических отношений, а взаимные угрозы и обвинения — уже давно в порядке вещей. Однако 25 сентября президент Азербайджана Ильхам Алиев во время встречи с представителем ЕС по Южному Кавказу Тойво Клааром заявил, что обладает данными о накоплении вооруженных сил Армении вдоль границы и линии разграничения в Карабахе.

В Ереване отреагировали: это заявление Алиева направлено на дестабилизацию ситуации, а Азербайджан "сам скапливает силы вдоль границы". "За этим армянская армия следит всеми средствами. Ни одно передвижение противника не остается незамеченным", - заявили в Минобороны Армении. 

Что происходит не рядовой "обмен любезностями", дали понять в Госдепартаменте США. В тот же день 25 сентября посольство США в Азербайджане порекомендовало согражданам не покидать пределов Апшеронского полуострова (окрестности Баку и Сумгаита). Американское же посольство в Армении посоветовало не заезжать восточнее города Дилижана (43 км от азербайджанской границы) и в район грузинской границы — равно как и не посещать Нагорный Карабах.

Открытое огневое противостояние началось в 6 утра воскресенья по местному времени. Причем стороны обвинили в нарушении перемирия друг друга. Армения заявила, что азербайджанские силы обстреляли позиции "защитников Карабаха" практически вдоль всей линии разграничения, в том числе с применением авиации, и нанесли удар из РСЗО "Град" по столице непризнанной республики Степанакерту. В Баку же заявили, что отвечают своим контрударом на "армянские провокации".

Фронт виртуальный и фронт реальный

Обмен воинственными заявлениями и контрмерами продолжался весь день по нарастающей. Помимо пинг-понга ответственностью за начало агрессии, Ереван и Баку отметились дезинформацией о потерях противника.

Армянская сторона еще утром сообщала о 2 сбитых азербайджанских вертолетах, 3 БПЛА и 3 подбитых танках. И показали видео, как сгорает один из этих танков. 

В Баку подтвердили, что был сбит только один вертолет, его экипаж выжил. Зато в ходе "контрнаступления" азербайджанским силам удалось уничтожить 12 ЗРК "Оса" армянских ПВО. 

Естественно, пострадало и мирное население. Первой об этом заговорила Армения: вследствие ракетного удара по Степанакерту "есть жертвы среди гражданских", их число пока не уточняется. Позже азербайджанский лидер Ильхам Алиев в обращении к нации заявил об обстреле армянами азербайджанских сел, приведшем к "жертвам и ранениям".

Уже к обеду премьер-министр Армении Никол Пашинян объявил о начале всеобщей мобилизации. Как сообщают очевидцы, на улицах Армении чувствуется патриотическое воодушевление, на центральной площади Еревана и у военкоматов собираются группы желающих отправиться на фронт. Пресс-секретарь армянского оборонного ведомства Шушан Степанян заявил о “десяти тысячах добровольцев”.

Первыми о конкретных территориальных успехах заговорили в Баку. Там сообщили об "освобождении" шести сел, которые с 1994 года находились под контролем непризнанного Нагорного Карабаха. В Ереване это сообщение опровергли и намекнули, что сами готовятся отбивать территории у противника.

Во второй половине дня подготовку к введению военного положения начал и Азербайджан. Согласно решению президента Алиева, он введен с нуля часов понедельника 28 сентября и, помимо прочего, предусматривает комендантский час в Баку и других крупных городах.

На протяжении дня военные ведомства двух стран еще несколько раз публиковали видео ударов по противнику. Армянская сторона показала, как подбивает азербайджанский танк, хотя в Баку потери бронетехники отрицали.

В ответ азербайджанцы показали, как уничтожили как минимум три укрепленные точки противника.

По состоянию на сейчас, в Ереване заявляют, что с их стороны потери составили 16 солдат, а с азербайджанской "около 200 военнослужащих, уничтожено 30 единиц бронетехники, 20 беспилотников", — заявил спикер Минобороны Армении Степанян. 

Из Баку врагу парировали лаконично: армяне несут "большие потери". "Победа за нами!" — цитируют пресс-секретаря Минобороны Азербайджана Анара Эйвазова местные СМИ.

Утром в понедельник противостояние сводок о потерях продолжилось. Азербайджан заявил о 550 убитых солдатах противника, уничтожении 22 бронемашин, 12 ЗРК "Оса", 18 беспилотников и 8 артиллерийских установок. По утверждению Минобороны Азербайджана, уничтожено три вражеских склада боеприпасов, в госпиталях уже ощущается нехватка коек и заканчиваются запасы крови для переливания. О собственных потерях в Баку информации не предоставили. 

В Баку говорят ни много ни мало о "решении исторической задачи", т.е. о полном возвращение контроля над всей международно признанной территорией Азербайджана (около четверти ее контролируется непризнанной НКР, недавно переименованной в "Республику Арцах"). В Ереване тоже готовы повысить ставки: премьер Пашинян высказал готовность официально признать независимость Карабаха (ранее даже сама Армения этого не сделала).

В свое время война в Персидском заливе 1990-1991 годов стала первым военным конфликтом "в прямом эфире". Практически в режиме реального времени ход операции сил США против Саддама Хусейна отображался в эфирах CNN и других каналов. Это дало основания французскому мыслителю Жану Бодрийяру написать статью, а потом и целую книгу "Войны в заливе не было". Смысл которой — в том, что реальность войны отходит на второй план, если она активно подменяется виртуальной медиа-картинкой.

В каком-то смысле это было свойственно всем войнам в истории. Но одно из ключевых противостояний армяно-азербайджанской войны сейчас — за информационную гегемонию и формирование как можно более широкого круга союзников.

Минск не спасет

В формировании альянсов преимущество — на стороне Азербайджана. Традиционный союзник этой постсоветской республики — Турция, у которой свои счеты с Арменией (в том числе и на почве исторической политики — непризнания геноцида армян 1915 года). 

В Анкаре уже высказали полную поддержку Баку. Турция снабжала Азербайджан военной техникой и будет продолжать это делать, хотя до прямого удара по Армении с запада вряд ли дойдет. А учитывая, что она входит в НАТО, надежды Баку добиться хотя бы благожелательного нейтралитета Запада только возрастают.

Армении же найти однозначную внешнюю поддержку не удалось (за исключением, разумеется, армянской диаспоры, традиционно сильного лоббиста). 

Эскалация произошла в разгар совместных учений с Россией “Кавказ-2020”. Однако Москва всячески пытается демонстрировать нейтралитет, призывая стороны к миру. Обязательства по ОДКБ (Организации договора о коллективной безопасности), в которую входит и Армения, не распространяются на непризнанный Нагорный Карабах и вступят в силу только в случае, если в военную игру вступит Турция. 

Хотя Пашинян, по его словам, пребывает на постоянной связи с Кремлем, РФ от открытой поддержки союзника воздерживается. Пока замечены лишь точечные телодвижения российских военных — например, полеты транспортных самолетов из-под Ростова в Армению. Для этого российским самолетам приходится делать крюк аж через территорию Ирана.

Крайне осторожное заявление выпустил украинский МИД, высказав "глубокую обеспокоенность" и призвав стороны вернуться к переговорам. Хотя Киев традиционно склоняется к поддержке Баку, а между ситуацией в Карабахе с одной стороны, и в Крыму и на Донбассе с другой проводят параллели, никаких сигналов поддержки ни одной из сторон в ведомстве Кулебы не показали. 

О нейтралитете заявляют и в Вашингтоне. Госдепартамент США своим заявлением призвал "внешние стороны" воздержаться от вмешательства как "глубоко вредного", чтобы конфликт не вышел из рамок регионального. Америка призвала вернуться к переговорам в формате Минской группы ОБСЕ. 

Позднее заместитель госсекретаря США Стивен Биген провел телефонные разговоры с министрами иностранных дел Азербайджана Джейхуном Байрамовым и Армении Зограбом Мнацаканяном, призвав обе стороны немедленно прекратить боевые действия и наладить "прямую коммуникацию".

Как и в случае Донбасса, главной переговорной площадкой является именно столица Беларуси. Минская группа ОБСЕ в составе представителей России, Франции, США (сопредседатели), Беларуси, Германии, Италии, Швеции, Финляндии, Турции и самих Армении и Азербайджана была создана еще в 1992 году. Именно в этом формате с тех пор продолжались вялотекущие попытки разрешения карабахского конфликта. 

В Ереване о Минской группе вспомнили первыми и без напоминаний. Еще в воскресенье утром официальные спикеры армянских властей призвали посредников вмешаться и заставить стороны сесть за стол переговоров.

В Баку же от "Минска" отмахнулись. По мнению азербайджанской стороны, Армения сама ранее дезавуировала все предыдущие наработки, включая так называемые "Мадридские принципы", поэтому старые переговорные площадки и весь мирный процесс можно считать обнуленным.

На карабахском фронте без перемен

"Мадридские принципы", о которых идет речь — это своеобразный аналог наших Минских договоренностей. Это уже четвертый пакет мирных инициатив, рожденный в Минской группе ОБСЕ с 1992 года, обсуждаться он начал с 2005 года и был сформулирован двумя годами позже. 

Смысл этих принципов в следующем. Существовавшая в советское время Нагорно-Карабахская автономная область (с преимущественным армянским населением) была полностью окружена территорией Азербайджанской ССР, в которую входила. В ходе конфликта армянские силы захватили территории по периметру (так называемая "зона безопасности"), изгнав оттуда неармянское население. С тех пор проблема беженцев в Азербайджане так и не была толком решена.

Мадридские принципы предусматривали поэтапное возвращение под контроль Азербайджана этих районов по периметру "старой" НКАО вместе с возвращением азербайджанских беженцев. Часть азербайджанской территории, лежащая между Арменией и границами НКАО ("Лачинский коридор") должна остаться под контролем армянских сил. И уже после возвращения беженцев должен был состояться референдум, который бы и решил будущее Нагорного Карабаха. План предусматривал введение в регион миротворцев.

Несмотря на то, что в перспективе план мог привести к утрате претензий на Нагорный Карабах, в Баку, не без оговорок, согласились ему следовать. Впрочем, план так и остался на бумаге — международным посредникам не удалось переломить глубокое недоверие руководства двух стран. Тем более, что практически ежегодно на линии разграничения вспыхивали стычки и кровопролитие.

Надежда на подвижки в решении карабахского конфликта пришла вместе со сменой власти в Армении в 2018 году, когда в результате протестов против фальсификации парламентских выборов к власти пришел Никол Пашинян. Надежда эта была связана с тем, что все поколение предыдущих правителей Армении (включая всех президентов) относили к "карабахскому клану" — они были ветеранами армяно-азербайджанской войны, и перед занятием постов в Ереване "отрабатывали свое" в структурах непризнанной НКР. Пашинян же оказался первым лидером страны, никак не связанным с Карабахом.

Однако новое руководство страны быстро начало переходить на рельсы привычной патриотической риторики. В феврале 2020 года Пашинян заявил об отказе от Мадридских принципов как "противоречащих безопасности Карабаха".

Окончательной чертой стали столкновения в июле 2020 года непосредственно на армяно-азербайджанской границе (даже не на территории Карабаха). Взаимные обстрелы в районе азербайджанского приграничного села Агдам в Товузском районе продолжались с 12 по 31 июля этого года.

Как обращают внимание в Баку, "Товузские события" Пашинян использовал в политической пропаганде против предшественников из "карабахского клана", по отношению к которым, кстати, новая власть открывает уголовные дела, начиная с экс-президента Сержа Саргсяна. По словам премьера Пашиняна, если при Саргсяне в 2016 году азербайджанские силы нанесли армянам поражение в Карабахе (были потеряны позиции площадью 800 гектаров), то в июле 2020 силы Армении продемонстрировали достойный отпор.

Реваншистские настроения сильны и в Азербайджане. Один из ключевых экспортеров нефти в регионе, Баку систематически вкладывался в армию и закупал новейшие вооружения за границей. В том числе и в России, формальной союзнице Армении. Действующий президент Ильхам Алиев — сын Гейдара Алиева, главы Азербайджанской ССР в 1969-1982 и независимого Азербайджана в 1993-2003. Если Пашинян просто перешел на воинственные позиции предшественников, то для Алиева воинственная инерция — куда более значительна.

Государственная пропаганда Азербайджана во многом строится именно на отпоре армянской экспансии и будущем восстановлении справедливости — возвращения контроля над всей международно признанной территорией государства. 

В частности, большое внимание уделяется "Ходжалинской резне" — событиям февраля 1992 года, когда армянские силы захватили карабахский город Ходжалы, после чего там исчезли несколько сот местных жителей. Азербайджанская сторона заявляет о 613 мирных жертвах армянского штурма и последующих расправ, и называет эти действия геноцидом.

Таким образом, вызрели основания для настоящего конфликта — на старые травмы легли неосторожные шаги нового армянского руководства по отказу от миротворческих наработок предшественников, что и было подхвачено Баку. Похоже, там делают ставку на "пробу сил" и возможное смещение баланса в регионе.

Эксперты отмечают, что, хотя азербайджанская армия и вооружалась более активно, явного перевеса в ее пользу нет. Армянские силы в Карабахе занимают господствующие высоты, сами неплохо оснащены, а патриотический запал обеспечил мобилизацию нескольких тысяч резервистов. Так что кровопролитие может продолжиться.