Студенты оттуда. Что дало Украине льготное поступление в вузы для молодежи из ОРДЛО и Крыма

КПВВ ДНР, фото, студент
Фото: Getty Images

В 2020 году изменили правила поступления для выпускников — выходцев с временно оккупированных территорий: они могут поступать без аттестата и ВНО во все украинские вузы. Фокус разбирался, насколько эффективным стало это решение и добавит ли оно доверия молодежи из Крыма и Донбасса к украинскому образованию.

"Переманить студентов из ОРДЛО — это должно стать основной целью Украины на ближайшее время. Там и так некому работать, а если забрать молодежь, то долго оккупированные территории не продержатся", — уверен Антон Бензарь, студент Донецкого национального технического университета, с 2014 года работающего в подконтрольном Украине Покровске. В вуз Антон поступил в 2016 году. Тогда он учился в техникуме в родном Донецке, а параллельно — на экстернате в украинской школе, поскольку хотел продолжить образование на неоккупированной территории. Антон прошел Внешнее независимое оценивание и поступил в университет по широкому конкурсу, без каких-либо привилегий. 

2026 выходцев с временно оккупированных территорий стали студентами украинских вузов в этом году — на 161 студента больше, чем годом ранее

Как раз в тот год открылась система льготного поступления для выпускников с оккупированных территорий, начали работать образовательные центры "Донбасс-Украина" и "Крым-Украина". Антон о них тогда не знал, ему пришлось много раз пересекать контрольные пункты въезда и выезда (КПВВ), ­чтобы сдать тесты, — остановиться в чужом городе было не у кого. Сейчас парень учится в магистратуре, возглавляет студенческое самоуправление вуза, входит в молодежный совет при Покровском горсовете, активно участвует в местном экологическом и вело­движениях.

Часть абитуриентов с оккупированных территорий и сейчас поступают так, как Антон, — получают украинский аттестат и сдают ВНО. Другая часть пользуется упрощенной процедурой поступления и проходит по квоте, которая в этом году значительно расширена.

Трудный год

Вступительная кампания-2020 прошла необычно не только из-за эпидемии коронавируса. В разгар сезона поменялись правила: 3 июля парламент изменил Закон "О высшем образовании", в частности то, что абитуриенты с временно оккупированных территорий могут поступать по упрощенной процедуре во все украинские вузы. По прежним правилам такие абитуриенты могли подавать документы по этой процедуре лишь в определенные учебные заведения, к 2020 году их насчитывалось около сотни.

Расширением списка вузов больше воспользовались крымчане, абитуриенты Донбасса выбирали преимущественно ближайшие учебные заведения

В этом году многие абитуриенты не смогли сдать ВНО из-за закрытых КПВВ. Как сообщал Павел Кириленко, глава Донецкой обладминистрации, в конце июня на ВНО не добрались 459 человек (89% тех, кто хотел участвовать в тестировании). Это стало одной из причин экстренного изменения законодательства о льготном поступлении. "В связи с пандемией коронавируса и закрытыми КПВВ в сочетании с желанием оккупационных властей духовно и физически изолировать молодежь от Украины значительная часть выпускников этого года не может поступить в украинские вузы. Но мы можем дать им такую возможность — поступать без ВНО в любой вуз Украины", — объяснял Сергей Бабак, глава Комитета Верховной Рады по вопросам образования, науки и инноваций.

Изменения резко раскритиковали народные депутаты фракции "Европейская солидарность". В частности, Николай Княжицкий возмущался, что Украина теперь признает "филькины грамоты" — аттестаты "ЛНР" и "ДНР", а Ирина Геращенко заявила, что абитуриентам с оккупированных территорий дают слишком много льгот, в то время как у детей ветеранов АТО и ООС таких преференций нет.

Разные квоты

Кроме новых правил поступления украинское правительство выделило беспрецедентно большое количество мест в вузах для таких абитуриентов. Если в 2018–2019 годах квота не превышала 2,6 тыс. мест, то в этом году — 12,7 тыс. Кроме того, срок подачи документов продлили до 23 октября. Однако чуда не случилось: студентами украинских вузов стали чуть больше 2 тыс. человек: 397 — из Крыма и 1629 — с Донбасса, это на 161 студента больше, чем годом ранее.

В их число входят только те, кто поступал по упрощенной процедуре, не имея украинского паспорта и аттестата о среднем образовании. Абитуриенты должны были приехать в центры "Донбасс-Украина" и "Крым-Украина", заполнить образовательную декларацию и затем на базе школы сдать экзамены по украинскому языку и истории Украины. Результаты экзаменов вносили в особую справку — временный аналог аттестата: вопреки заявлениям некоторых депутатов, Украина все же не признала документов "республик", абитуриентам нужно было доказать, что их знания отвечают украинскому стандарту образования. После школьных тестов абитуриент сдавал вступительный экзамен в вуз, в случае поступления он в течение трех месяцев должен обменять справку на аттестат государственного образца и получить статус внутренне перемещенного лица, который дает право на социальную стипендию. Для поступающих из ОРДЛО действовало ограничение: они должны окончить школу не ранее 2014 года.

абитуриенты, поступление, квоты, донбасс, крым, фото
Секретно. В списках поступивших фамилии абитуриентов шифруются, чтобы эта информация не попала на ту сторону
Фото: УНИАН

Летом часто говорилось о том, что выходцы с оккупированных территорий заберут места у детей ветеранов или тех, кто целый год готовился к ВНО и претендовал на бюджетные места. Однако сейчас система поступления устроена таким образом, что разные категории абитуриентов конкурируют только между собой, внутри своих групп. Есть широкий конкурс — на него идут те, кто сдал ВНО и претендует на место в вузе по количеству баллов. Здесь количество мест плавающее, оно зависит от того, сколько людей подалось на ту или иную специальность в вуз. Есть четыре льготные квоты с фиксированным количеством мест. По квоте 1 поступают участники боевых действий, пострадавшие участники Революции достоинства, дети-сироты. Квота 2 зарезервирована для абитуриентов из Крыма и Донбасса. Квота 3 — региональная, ее финансируют местные власти. Квота 4 предназначена только для поступающих в педагогические и медицинские учебные заведения, которые подписали договор о трехлетней отработке в сельской местности. Отдельно есть квота для иностранцев, госфинансирование на нее ограничено — в этом году его получили 195 человек. 

Важно
Замкнутый круг. Как украинский язык вновь стал ненужным на оккупированной части Луганской области

Как рассказывает Светлана Кретович, начальник Главного управления высшего образования Министерства образования и науки, все категории абитуриентов имеют свои льготы и ограничения. К примеру, поступающие по широкому конкурсу могут подать заявки в пять разных вузов, в то время как абитуриенты с оккупированных территорий — только в один, через образовательный центр, поскольку подаваться без документов сразу в несколько проблематично. Зато в границах одного учебного заведения такие абитуриенты могут подаваться на пять специальностей. Дети ветеранов и погибших в АТО поступают по широкому конкурсу, сдав ВНО. Однако этим студентам первым предлагают перевестись на бюджет, если в вузе есть вакантные места.

Хотели как лучше

Хоть Украина в этом году и расширила возможности для абитуриентов с оккупированных территорий, они ими практически не воспользовались. Большинство поступило на право, экономику, менеджмент, медицину и компьютерные науки. И хотя государство увеличивает квоты на инженерию, естественно-научные и точные дисциплины, где есть недостаток специалистов, абитуриенты, как и прежде, сосредоточены на наиболее востребованных, где бюджетных мест мало. "Получается, что многие сдают документы на право, им не хватает бюджетных мест, и они возвращаются на оккупированную территорию", — говорит Ирина Жданова, директор фонда "Открытая политика", одного из организаторов вступительной кампании для выпускников из Крыма и Донбасса.

Расширением списка вузов больше воспользовались крымчане, в то время как абитуриенты Донбасса выбирали преимущественно ближайшие учебные заведения, которые и до того участвовали в программе. Среди крымчан наиболее популярными из нового списка стали Киевский национальный экономический университет имени Вадима Гетьмана, Львовская политехника, Национальный медицинский университет имени Богомольца и Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко. Абитуриенты Донбасса поступали лишь в два вуза из расширенного списка — Харьковский политехнический институт и Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко. Цифры зачисленных студентов в "старые" и "новые" вузы отличаются в разы. Если в Восточноукраинский национальный университет имени Владимира Даля, который переехал в Северодонецк из Луганска, поступило 180 человек, то в КНУ имени Тараса Шевченко — 29.

Сейчас система поступления устроена таким образом, что разные категории абитуриентов конкурируют только между собой, внутри своих групп

Ирина Жданова отмечает, что жители Донбасса выбирают ближние вузы по нескольким причинам. Это, к примеру, тревога, усиленная войной. В таких условиях родители предпочитают, чтобы их ребенок находился неподалеку и мог чаще их навещать. Немаловажную роль играет и финансовый фактор. "Для многих приехать даже в Краматорск, Бахмут или Мариуполь — довольно большая нагрузка на семейный бюджет. А во время учебы нужно давать студенту деньги, особенно на первых курсах. Родители понимают, что могут "потянуть" учебу в небольших городах, но в Киеве или Харькове — вряд ли. Вдобавок переезды в дальние города вроде Львова стоят дорого", — рассказывает Жданова.

Светлана Кретович считает, что, несмотря на эпидемию и изменение правил в разгар сезона, вступительная кампания этого года была успешной, а министерство прилагает усилия, чтобы уравнять шансы на образование детей, которые живут в условиях войны, с детьми из других регионов страны. Но, по мнению Ждановой, расширение списка вузов — неоднозначное решение. В учебных заведениях, которые уже работают с поступающими с временно оккупированных территорий, налажена работа образовательных центров, действуют адаптационные курсы в начале учебного года: студенты могут, к примеру, подтянуть знания по украинскому языку. В вузах, только присоединившихся к квотной программе, таких курсов нет. И если студент, поступивший, к примеру, в КНУ имени Шевченко, не сдаст первую сессию и его отчислят, то он вернется домой с негативным опытом, а это не повысит доверие жителей оккупированных территорий к Украине.

Шанс на реинтеграцию

В украинские вузы поступает лишь небольшая часть выпускников с оккупированных территорий. К примеру, в этом году в Крыму выпустились около 10 тыс. человек, на Донбассе — около 20 тыс. По словам Владимира Власова, директора Донецкого регионального центра оценивания качества образования, 1,6 тыс. абитуриентов из восточных регионов поступили в украинские вузы по квоте, еще тысяча ежегодно регистрируется на ВНО. Выходит, что украинские учебные заведения предпочли не более 13% от всех выпускников.

Важно
Язык за зубами. За что садят и каются в "ЛНР"
Язык за зубами. За что садят и каются в "ЛНР"

Чиновники из МОН говорят, что точное количество студентов с оккупированных территорий в украинских вузах посчитать проблематично, поскольку те, кто проходит по широкому конкурсу, часто не указывают место регистрации из соображений безопасности. В квотных списках фамилии абитуриентов шифруются, чтобы эта информация не попала на ту сторону. В Украине это стало поводом для еще одного скандала: многие в соцсетях заявляли, что места украинских детей в вузах занимают "дети моторол и гиви". Народный депутат Ирина Фриз выступила против шифрования фамилий, ведь оно защищает "детей преступников и коллаборантов из ОРДЛО, которые находятся на учете в СБУ". Фокус отправил запрос в Службу безопасности с вопросами о том, проверяет ли она абитуриентов и что делает, если тот или иной человек проверку не проходит. Однако за две недели СБУ подготовила ответ лишь о том, что "действует в соответствии с возложенными на нее задачами, в границах полномочий и способами, определенными законом Украины".

Как бы там ни было, Ирина Жданова уверена, что получение образования в украинских вузах — единственный шанс на реальную реинтеграцию оккупированных территорий, а ожесточенные дискуссии о возможных сепаратистах не повышают уровень доверия жителей оккупированных районов к Украине.